WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД ПОРТРЕТОМ А.Р. ЛУРИЯ М. КОУЛ Автор делится своими воспоминаниями о встречах с А.Р. Лурия и его коллегами и учениками. Ключевые слова: А.Р. Лурия, ...»

-- [ Страница 5 ] --

Непонятно, как к этим дебатам относились Александр Романович с коллегами. Вначале они, видимо, восприняли это как продолжение спора о будущем советской науки, который не прекращался с самого начала их деятельности. Они не собирались отказываться от своих взглядов, хотя имеются свидетельства, что они не оставались равнодушными к тому, что воспринималось ими как серьезная критика. В этой ситуации Л.С. Выготский продолжал изучать аномалии развития и методы их компенсации. Его основной подход к опосредствованному поведению, особенно его понимание связи между знаком и значением, претерпел в то время серьезные изменения. Александр Романович, в свою очередь, продолжал выполнять функции собирателя информации и начал два проекта, направленных (почти впервые) на проверку положений культурно-исторической теории.

Это были экспедиции в Среднюю Азию и масштабное исследование значения культуры и наследственности в психическом развитии близнецов.

Возможно, самой выразительной коллективной реакцией на оказываемое давление была попытка основать собственное отделение психологии в 1930 г. В Москве они не смогли найти ни одной организации, готовой взять к себе всю группу и позволить им разработать учебную и исследовательскую программы, и поэтому приняли приглашение психоневрологического института Харьковского университета сформировать новое отделение психологии под его эгидой. А.Р. Лурия, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.В.

Запорожец и Л.И. Божович переехали в Харьков, но они недолго оставались вместе.

Вскоре Александр Романович вернулся в Москву, где осуществил целый ряд возрастных исследований. Л.С. Выготский регулярно путешествовал между Харьковом, Москвой и Ленинградом вплоть до самой своей смерти от туберкулеза в 1934 г. В Харькове остались только А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец и Л.И. Божович, которые сформировали собственную психологическую школу. Со временем к ним присоединились другие выдающиеся фигуры, такие как П.И. Зинченко и П.Я. Гальперин. Но мечта о едином отделе так и не была реализована.

Весной 1931 г. Александр Романович и несколько штатных сотрудников московского Института психологии отправились в Самарканд, где они провели двухмесячный семинар для работников Узбекского научно-исследовательского института, чтобы подготовить экспедицию в отдаленные районы Узбекистана. Целью экспедиции, как было объяснено в статье в американском журнале "Наука" по завершении первого путешествия летом г., было "исследовать различия в мышлении и других психологических процессах у людей, живущих в очень примитивных экономических и социальных условиях, и зафиксировать изменения, появляющиеся в результате приобщения к более высоким и сложным формам экономической жизни и подъема общего культурного уровня". Было исследовано огромное количество параметров, включая различные формы познавательной деятельности, восприятие печатного материала, формирование личности и самоанализ.

Новая экспедиция была запланирована на следующее лето, "чтобы продолжить работу.

Она будет международной, так как планируется пригласить иностранных психологов" (Luria A.R. Psychological expedition to Central Asia // Science. 1931. N 1920. P. 383-384). Во второй экспедиции принял участие гештальтпсихолог К. Коффка. Несмотря на то, что К.

Коффка серьезно заболел вскоре после прибытия в Среднюю Азию и вынужден был вернуться домой, Александр Романович с коллегами провели еще одно лето в исследованиях. Эта работа, начатая с большими надеждами и с высокими идеалами, привела к таким сложным и опасным последствиям, которые невозможно было себе представить.

Исследовательский энтузиазм Александра Романовича не знал границ. Они с Л.С.

Выготским стремились доказать, что принципы гештальта - результат не постоянных свойств мозга, а способов восприятия, которые тесно связаны с культурно обусловленным значением предметов. Один из их первых экспериментов продемонстрировал практическое отсутствие у местных жителей зрительных иллюзий. Александр Романович послал взволнованную телеграмму своему другу и учителю Л.С. Выготскому: "У узбеков нет иллюзий!" Легко представить, с каким нетерпением он дожидался возможности сообщить об этом открытии своему немецкому коллеге.

К сожалению, работа Александра Романовича оказалась политически не совсем правильной. Центральным вопросом дискуссии 1932-1933 гг., как и предсказала реакция А. Френкеля на книгу "Этюды по истории поведения", было его понимание культуры и связи между культурой и индивидуальным развитием. В описании своих экспедиций и во всех других работах А.Р. Лурия использовал термин "культура" в значении, принятом в традициях европейской, особенно немецкой науки в XIX столетии. Это было романтическое понимание культуры как последовательного накопления лучших достижений в науке, искусстве и технике - всего, в чем выражалось господство человека над природой и его освобождение от власти рефлекса, инстинкта и слепого следования обычаям. Такое до сих пор существующее понимание культуры расставляет все человеческие сообщества в определенном порядке на шкале эволюции. Общества, обладающие письмом и передовыми технологиями, считаются более культурными и более передовыми, чем общества, не обладающие подобными инструментами. Поскольку культурно-историческая парадигма постулировала, что развитие высших психических функций происходит с помощью культурно организованных средств интеллектуальной деятельности, основным среди которых является письмо, из этого следовало, что должны наблюдаться качественные различия между высшими психическими функциями "культурных" и "некультурных" взрослых.

В зависимости от того, как понималось культурное развитие и пути превращения культурных механизмов в механизмы индивидуального мышления, из этой теории можно было сделать целый ряд выводов относительно психического и культурного статуса крестьян Средней Азии того времени. Александр Романович делал два вывода из своей работы. Иногда он указывал, что разные культурные традиции порождают качественные отличия в высших психических функциях. Но в основном в своих работах он подчеркивал "улучшение" положения людей с приходом грамотности и современной технологии.

По целому ряду причин, включая негативный подтекст, который можно было увидеть в его работах, и огульные обвинения в сходстве между его работой и бездумным измерением коэффицента умственного развития, доклад А.Р. Лурия о результатах работы получил сильное, если не сказать едкое, неодобрение. Каковы бы ни были научные причины критики культурно-исторической теории, смесь научной и политической критики 1934 г. имела далеко идущие последствия. Например, я не смог найти ни одного отчета об экспедициях в Среднюю Азию до конца 1960-х гг., за исключением аннотации в "Journal of Genetic Psychology".

Не разбираясь в исторической подоплеке, но зная о существовании данных, полученных Александром Романовичем в Средней Азии, я попытался поговорить с ним об этом летом 1966 г. К тому времени я провел несколько кросскультурных когнитивных экспериментов в Либерии и хотел посмотреть, совпадают ли наши результаты. По часу в день в течение двух месяцев мы изучали его подробные записи. Увидев, сколько данных он собрал, и понимая, что они исчезнут навсегда, если он не упорядочит и не опишет их, я настаивал, чтобы он опубликовал монографию об этом давнем исследовании. Он неохотно обсуждал этот вопрос, чувствуя, что время еще не подошло. Но в 1968 г. он опубликовал короткую статью об исследовании в книге по истории психологии. Воодушевленный положительной реакцией, он достал свои папки и написал небольшую монографию, которая, по его мнению, соответствовала современным требованиям к научным исследованиям. В изменившихся условиях начала 1970-х гг. эта работа была оценена как положительный вклад в развитие советской науки.

В 1930-х гг., почти одновременно с дебатами о его среднеазиатских исследованиях, А.Р.

Лурия принял участие в еще одном масштабном предприятии, которое привело к появлению еще одного пятна на его репутации. В 1925 г. в Москве был основан Медикобиологический институт, в чьи задачи входило применение достижений современной биологии, особенно генетики, в медицине. Институтом руководил С.Г. Левит, академик с мировым именем, давний сторонник большевиков. В научный план института входило исследование развития моно- и гетерозиготных близнецов. Неприязнь к генетике, которая позднее захлестнула советскую биологию, еще не оформилась, но не нужно было быть Лысенко, чтобы понять политический подтекст исследований института, призванных продемонстрировать механизмы создания советских людей будущего. С.Г. Левита публично осудили, и вскоре он стал одной из многих жертв сталинского террора.

Подход, который Александр Романович применил в этой работе, был сформирован культурно-исторической теорией. Он не ожидал простого доминирования либо генетических, либо социальных факторов в развитии близнецов. Скорее он рассчитывал увидеть сложное взаимодействие природного и культурного, в результате которого возобладает культурное в виде культурно обусловленных высших психических функций.

Сведений об этой работе почти не сохранилось. Александр Романович написал в соавторстве несколько статей для институтского вестника в 1935-1936 гг. и опубликовал неполный доклад в несуществующем более американском журнале, издававшемся психометриком Ч. Спирменом. Но, если не считать первого короткого доклада в грузинском журнале и такого же короткого доклада в "Вопросах психологии" в 1962 г., огромный массив сравнительных исследований оказался утерянным, а с ним и все, что было обнаружено относительно влияния раннего обучения на последующее психическое развитие. Только в небольшой монографии, написанной в соавторстве с Ф.А. Юдович и опубликованной в 1956 г., содержится некоторое указание на обширные психологопедагогические задачи и результаты этой работы. Ясно, что в 1935 и 1936 гг. данные по близнецам вызывали слишком много вопросов, которые невозможно было разрешить, потому что институт закрыли в 1936 г.

К середине того же года советская психология превратилась в минное поле из опасных вопросов и осколков научных теорий. Каждое течение в этой области было подвергнуто внимательному изучению и осуждено, включая теорию Л.С. Выготского. Конечно, в советской психологии, как в любой науке, было достаточно посредственностей. Кроме того, от советских людей требовались огромные жертвы, и наука должна была помочь.

После революции люди верили в способность психологии трансформировать школы и больницы таким образом, чтобы соответствовать ожиданиям советских лидеров.

Подобно тому, как к 1936 г. были придирчиво изучены все течения в советской психологии, изучалась работа и каждого отдельного психолога, включая штатных сотрудников института. В этой напряженной атмосфере только один голос высказался против огульного осуждения советской психологии: "Нужно отметить, что профессор Лурия, как один из представителей культурно-исторической теории, не счел необходимым признать ошибочность своих теоретических взглядов на этом собрании" (Г.Ф. О состоянии и задачах психологической науки в СССР // Под знаменем марксизма. 1936. № 9. С. 87-99). Однако нужно признать, что обсуждать взгляды Александра Романовича по большому счету было некому. Те исследования, за которые его явно можно было критиковать, уже закрылись, и возвращаться к ним не было смысла.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 


Похожие работы:

«ОбзОры и рецензии Рецензия на книгу: Н.К. Фролов. Краткий очерк истории письменных культур народов мира. Тюмень: ТюмГУ, 2011. 224 с. Представленная книга вызывает особый интерес по нескольким мотивам. Вопервых, значимостью самой проблемы возникновения письма как одного из крупнейших открытий человечества, знаменовавших переход от доцивилизационного развития к цивилизации. Во-вторых, острым дефицитом в отечественной литературе современных изданий такого типа. Достаточно сказать, что последним...»

«МНОГОАСПЕКТНЫЙ ПОДХОД В ПРЕПОДАВАНИИ ИСТОРИИ: ПОСОБИЕ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ Др Роберт Страдлинг Multiperspectivity in History Teaching: a Guide for Teachers, by Dr Robert Stradling Russian version Multiperspectivity in History Teaching: a Guide for Teachers, by Dr Robert Stradling Russian version -3ВВЕДЕНИЕ И ИСТОРИЯ ВОПРОСА До 1990-х годов термин мультиперспективность редко использовался в контексте преподавания истории в школе, хотя профессор Бодо фон Борриес отмечал, что это понятие обсуждалось и...»

«Мемориальные музеи представителей российской истории, науки и культуры, находящиеся на территории СНГ ПЕРСОНАЛИИ........... 4 АРМЕНИЯ.............. 5 БЕЛОРУССИЯ........... 6 КАЗАХСТАН............. 8 КИРГИЗИЯ............. 10 МОЛДАВИЯ............ 12 УЗБЕКИСТАН........... 13 УКРАИНА.............. 15 РОССОТРУДНИЧЕСТВО В СНГ................. 27 ИКОМ В СНГ............ 28...»

«К 15-летию Конституции Российской Федерации Из истории создания Подготовке данного издания содействовали: Конституции Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина Андрей Александрович Клишас Российской Федерации Александр Леонидович Мамут А также: Конституционная комиссия: Анатолий Борисович Чубайс и РАО ЕЭС России стенограммы, материалы, Сергей Николаевич Попельнюхов документы (1990–1993 гг.) Александр Евгеньевич Лебедев Юридическая компания Пепеляев, Гольцблат и партнеры Том 4: 1993 год Андрей...»

«Н. С. ГОРДИЕНКО Крещение Руси: факты против легенд и мифов ПОЛЕМИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ЛЕНИЗДАТ 1986 Книга доктора философских наук профессора Н. С. Гордиенко продолжает серию его публикаций, посвященных критике идеологии русской православной церкви: Современное православие, Чему учат с амвона, Особенности модернизации современного русского православия, Православные святые: кто они?, Мистика на службе русского православия. Автор противопоставял в ней научные данные об обстоятельствах христианизации...»

«Горбацевич Н.П. Учебно-методический комплекс по дисциплине МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ ИСТОРИИ Направление: История 030400.62 Согласовано: Рекомендовано кафедрой: Учебно-методическое управление Протокол № _2012 г. __2012 г. Зав. кафедрой _ Пермь 2012 Автор-составитель: Горбацевич Н.П., старший преподаватель кафедры новейшей истории России Учебно-методический комплекс Методика преподавания истории составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарт а высшего...»

«С.Г. АРШБА НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА АБХАЗОВ Москва 2007 1 За осуществление издания данной книги издатель благодарит Аршба Александра Ионовича. Научный редактор: Ю.Д. Анчабадзе – кандидат исторических наук Рецензенты: Аршба С.Г. Народная медицина абхазов. М., 2007. – с. В книге рассмотрен широкий круг вопросов, позволивший раскрыть характерные особенности медицинской культуры абхазов. Работа написана на основе полевых материалов автора, а также архивных, литератрурных и фольклорных данных. Книга...»

«1 2 Введение Программа кандидатского минимума по отечественной истории охватывает период от начала формирования первобытного общества до наших дней, что дает представление об истории как комплексном процессе с его внутренними закономерностями. В ней отражены ведущие тенденции политического, социальноэкономического, религиозно-конфессионального и культурного развития Российского государства на различных этапах его эволюции. В основу программы положен проблемно-хронологический принцип,...»

«Протоиерей А. В. Васин Подобно росе? Образ росы в масоретском тексте Пс. 109(110):3 и его мессианская значимость на основе библейского текста и богослужебной литературы Православной Церкви Росодательную убо пещь содела Ангел, преподобным отроком, халдеи же опаляющее веление Божие, мучителя увеща вопити: благословен еси, Боже отец наших. Ирмос 7-ой песни канона 6-го гласа. Из пламене преподобным росу источил еси, и праведнаго жертву водою попалил еси, вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети. Тя...»

«К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС СОЧИНЕНИЯ Издание второе ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва • 1955 К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ТОМ 4 V ПРЕДИСЛОВИЕ Четвертый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит произведения, написанные с мая 1846 по март 1848 года. В этот период в основном завершается процесс формирования марксизма, который отныне выступает как сложившееся, непрерывно развивающееся научное мировоззрение рабочего класса, как могучее идейное оружие в его борьбе за революционное...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.