WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД ПОРТРЕТОМ А.Р. ЛУРИЯ М. КОУЛ Автор делится своими воспоминаниями о встречах с А.Р. Лурия и его коллегами и учениками. Ключевые слова: А.Р. Лурия, ...»

-- [ Страница 2 ] --

В последующие годы я не терял контакта с А.Р. Лурия и несколько раз навещал его. Он пытался организовать публикацию на английском языке двухтомного сборника, посвященного психологическим исследованиям в СССР, и я согласился помочь. К тому времени, как мы с моим коллегой издателем И. Мальцманом закончили эту работу, я стал издателем журнала "Советская психология", печатавшего переводы статей. Благодаря этому у меня была возможность периодически читать статьи Александра Романовича и тех советских психологов, которые достигли профессиональной зрелости до или сразу после второй мировой войны. В соответствии с основным направлением моей научной работы, я продолжал интересоваться исследованиями, использовавшими павловский метод условных рефлексов. Во время первого визита в Москву я узнал о применении этого метода в исследованиях порогов чувствительности, внутренних органов (что открывало перспективу нового понимания психосоматических проявлений) и ранних адаптивных реакций у новорожденных.

Чрезвычайно интересными были и другие направления исследований. Я узнал об опытах с шимпанзе, которые в новом свете представляли классические исследования инсайта В.

Келера, об интересных попытках связать методы программированного обучения с теориями умственного развития и необычных проявлениях возможностей человека, в частности обучении новым сенсорным способностям, таким, например, как абсолютный слух. Мне даже удалось использовать кое-что из этой информации в собственной работе.

Например, когда судьба забросила меня в западную Африку, я вспомнил, чем занимался А.Р. Лурия в Средней Азии, и повторил некоторые из его экспериментов.

Больше всего меня теперь поражает, насколько мало я разбирался в основных идеях и проблемах людей, чей труд я изучал. Заинтересовавшись некоторыми отдельными экспериментами, я выхватывал здесь идею, там методику. Но я не видел нитей, которые связывали вместе эти изолированные элементы. На меня очень часто наводила скуку та работа, которой был поглощен Александр Романович. Например, он рекомендовал мне работу А.В. Запорожца о развитии произвольных движений у детей или Л.И. Божович о мотивации у детей. Я не понимал таких глобальных, "нечетких" проблем. Александр Романович видел, каким образом эта проблематика вписывалась в контекст его клинических исследований, а также исследований языка и мышления у детей с помощью павловского метода условных рефлексов. Я же не видел ничего.

Таким же образом мне было чрезвычайно трудно согласовать различные этапы деятельности А.Р. Лурия. Что общего было между его кросскультурными исследованиями и работой в Институте нейрохирургии? Почему он перестал заниматься условными рефлексами? Почему в книге о С.В. Шерешевском, человеке с необычной памятью, он уделил такое внимание анализу его личности, когда объектом изучения была его память?

Я задавал эти вопросы Александру Романовичу, но ответы меня не удовлетворяли. Он отвечал загадками. Работа, сделанная в прошлом, казалась ему юношеским увлечением, почти ошибкой молодости. Рассказы о работе в Средней Азии быстро переходили в анекдоты о еде, дорожных проблемах или ошибках гештальтпсихологов. Его ранние исследования с помощью сопряженной моторной методики рассматривались всего лишь как "некоторые эксперименты, которые позволили создать первый детектор лжи".

Разговоры о С.В. Шерешевском и его памяти порождали новую волну анекдотов.

В то же время Александр Романович неуклонно заставлял меня читать Л.С. Выготского и его учеников. Когда мне удавалось раскопать какую-нибудь забытую информацию, Александр Романович бывал очень доволен, но мои открытия вряд ли были новостью для него, человека, который сам был историей.

Затем случились два события, благодаря которым я начал постепенно понимать связи между разными направлениями деятельности А.Р. Лурия и его коллег. Первым событием была публикация в 1978 г. избранных трудов Л.С. Выготского, которые ранее на английский язык не переводились. Александр Романович призывал меня взяться за эту публикацию буквально с первых дней нашего знакомства. Но поскольку я плохо понимал Л.С. Выготского, я не видел в этом смысла. Затем, в процессе работы над изданием старых и новых монографий советских психологов, я согласился в начале 1970-х гг. организовать публикацию на английском языке двух длинных очерков Л.С. Выготского. Эта публикация оказалась чрезвычайно трудным делом, которое в течение нескольких лет требовало больших сил и внимания от меня и трех моих коллег, и не увенчалась успехом.

В конце концов мы собрали вместе несколько очень неравноценных работ Л.С.

Выготского, но благодаря этому мне, наконец, удалось понять широту взглядов А.Р.

Лурия на психологию и общество. Пытаясь в достаточной степени понять Л.С.

Выготского, чтобы примирить разные интерпретации его идей членами нашей издательской группы, я постепенно начать ощущать невероятный масштаб его мышления.

Он хотел, ни много ни мало, полностью перестроить психологическую теорию и практику. Для меня, как, думаю, и для многих других психологов моего поколения, подобные мысли показались бы замыслами сумасшедшего. Но Л.С. Выготский не был сумасшедшим, и постепенно его замысел начал казаться мне чрезвычайно интересным.

Вторым событием была автобиография Александра Романовича. Сначала это был набросок сценария для документального фильма о его работе. Но во время болезни он решил превратить сценарий в полномасштабную интеллектуальную автобиографию.

Фильм снимали американцы, поэтому он писал по-английски. В результате появился первый черновой вариант. Мы с Шилой начали редактировать этот черновик одновременно с моей работой над рукописью Л.С. Выготского. Это совпадение очень помогло мне понять деятельность А.Р. Лурия.

Александр Романович часто называл свою работу продолжением идей Л.С. Выготского.

Хотя их научные подходы в целом совпадали, из автобиографии стало ясно, что научные интересы Александра Романовича в начале его карьеры несколько отличались от того, чем он начал заниматься после встречи с Л.С. Выготским. Чтобы понять, как развивались научные взгляды Александра Романовича, мне пришлось вернуться к тем книгам, которые волновали его, когда он учился в университете в Казани. Многие из авторов были мне незнакомы: В. Виндельбандт, Г. Риккерт, В. Дильтей. О других я слышал или даже читал, но в ином контексте: это были психологи У. Джемс, Ф. Брентано и К. Левин, писатели и философы А.И. Герцен, Н.Г.

Чернышевский и Л.Н. Толстой. Я читал или перечитывал труды этих людей, пытаясь представить, что чувствовал Александр Романович, обдумывая социальные и политические проблемы своего времени.

Затем я обратился к собственным трудам А.Р. Лурия, начав с небольшой монографии по психоанализу, которую он опубликовал в 1922 г. перед отъездом из Казани. Я перерыл американские библиотеки в поисках забытых статей 1920-х и 1930-х гг. Александр Романович хранил все свои труды. После того, как я достаточно изучил материал, чтобы задать вопрос относительно конкретной статьи, копия этой статьи или копия копии появлялась у него в кабинете. Эти ранние работы, опубликованные в основном небольшим тиражом, будь то отдельные книги или журнальные статьи, сейчас очень трудно достать даже в России.

Я также читал все его работы, опубликованные на английском языке, начиная с небольшого отрывка, описывающего его работу во время IX Международного съезда психологов в Нью-Хейвене в 1929 г. Когда я соотнес форму и содержание его работ с общей социально-политической обстановкой того времени, бессвязное, зигзагообразное развитие его научной карьеры стало обретать смысл. Его интерес к психоанализу перестал казаться аномалией. Его увлеченность Л.С. Выготским, его кросскультурные исследования в Средней Азии, "павловская" манера его трудов в 1940-х и начале 1950-х гг., его переход в нейропсихологию, частая смена научных интересов - все это выглядело как сложное музыкальное произведение с несколькими центральными темами и большим количеством обертонов.

Неизвестно, когда семья Лурия переехала в Казань, но Лурия - очень старое имя, уже в XVI-XVII вв. связанное с еврейской ученостью. В конце XIX столетия жизнь евреев в России настолько жестко регулировалась государством, насколько царскому правительству это удавалось. Ограничивались переезды, образование и выбор профессии.

Строгость ограничений зависела от того, где человек жил и сколько денег он мог потратить на то, чтобы смягчить эту строгость. Во времена юности отца Александра Романовича - Романа Альбертовича - разрешалось принимать в университет только 5 % евреев. Те, кто не попадал в этот небольшой процент, но были достаточно состоятельны, отправлялись учиться в Германию. Вся семья гордилась тем, что Роман Альбертович поступил в Казани на медицинский факультет и закончил его.

Но блестящее образование не гарантировало работы по окончании университета. Романа Альбертовича приглашали на работу на медицинские факультеты в Казань и СанктПетербург, но в результате не взяли, потому что он был евреем. Некоторое время он занимался частной практикой в деревне недалеко от Казани. Затем вернулся в Казань и открыл частную практику там. Дела шли не очень хорошо, потому что ему не разрешалось консультировать в больницах и госпиталях.

Внутри страны передвижение было ограничено, но заграница была открыта, и Роман Альбертович несколько раз ездил в Германию, где продолжал изучать медицину. Будучи уже взрослым, Александр Романович ездил с отцом в Германию. Немецкий был вторым языком, на котором разговаривали в семье, и Александр Романович выучил его в детстве.

По его собственному мнению, научные и политические идеи Германии XIX в. определили его предреволюционные взгляды.

Также большую роль в его интеллектуальном развитии сыграли русские авторы, которые писали о насущных проблемах царской России и предлагали более или менее радикальные пути их разрешения. В юности Александр Романович считал себя последователем Л.Н. Толстого, чьи работы о социальной несправедливости в России воспламеняли многих россиян на рубеже веков.

Во многих своих работах, особенно в романе "Война и мир", Л.Н. Толстой пытался примирить два противоположных подхода к истории и способности личности производить изменения в общественном устройстве. Один подход, характерный для философов типа А.И. Герцена и Н.Г. Чернышевского (а также К. Маркса), состоял в том, что историю можно изучать как науку, формулируя общие законы на основе изучения потока мелких событий и случайностей, которые составляют ежедневную жизнь человечества. При всей привлекательности этой идеи Л.Н. Толстой отстаивал противоположную мысль: исторические события могут быть поняты только в контексте сложных взаимоотношений индивидуально принимаемых решений и человеческих усилий. Согласно этой точке зрения, такие абстрактные понятия, как "власть" или "историческая необходимость", маскируют ту действительность, которую они призваны объяснить. Попытки Л.Н. Толстого примирить эти два подхода были опровергнуты революцией, которая зачеркнула все его призывы к реформам. Но основные противоречия сохранились, потому что они не были порождением воображения. В ином обличье эти проблемы Александр Романович нашел в споре между В. Дильтеем и В. Вундтом, между "номотетическим" и "идиографическим" подходами к психологии. Эти парадоксы, которыми не занималась ни одна научная дисциплина, волновали всех.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 


Похожие работы:

«Москва, 1990 год 1 Общественный Музей Слово о полку Игореве Боян Сборник исследований, статей, рецензий, произведений членов музея, посвященных Слову, древнеславянской и русской истории и культуре Редакционная коллегия: Г.С. Белякова, Г.Н. Брутова, Д.И. Перфильевская, Ю.С, Русаков Заставка 1 Из комментариев к Первому изданию Слова о полку Игореве Игорь Святославич родился 15 апреля 1151 года. Во святом крещении наречен Георгием; Женился в 1184 году на княжне Ефросинии, дочери князя Ярослава...»

«В двух книгах Книга первая ООО Арт Хаус медиа Москва 2007 Цыпцын Сергей. Понимая MAYA Издательство ООО Арт Хаус медиа, 2007 В двух книгах/ М. Издательство ООО Арт Хаус медиа, 2007 1428 с. ISBN 978-5-902976-03-5 Эта книга не о т о м, к а к с д е л а т ь к р а с и в о и не от т о м, как о с в о и т ь п р о г р а м м у за 21 д е н ь. Эта книга о п о н и м а н и и п р и н ц и п о в, по к о т о р ы м р а б о т а е т MAYA. Автор, выпускник мехмата МГУ, соединил академический научный подход и...»

«КНИГА ВЕРЫ И безНАДЕЖНОСТИ Где ума твово не хватает, спроси разума, Разума доброва, тихова, мудрова, От Божьей беседы всегда молчаливова, Вещева, крепкова, ко зову сердешному чуткова, Твово охранителя, перед Богом заступника Пророческая былина Жене Инне, без помощи и поддержки которой не состоялась бы эта книга и верному другу и помощнику Анатолию Рубашову посвящается ИЕРУСАЛИМ-МОСКВА 2012 ББК 63.3 (0) Д 10 Савелий Дудаков КНИГА ВЕРЫ И безНАДЕЖНОСТИ. 2012. – 408 с. Savely Dudakov THE BOOK OF...»

«Аннотация В мировой истории много интересных судеб. Литература часто обращается к описанию жизни королей, великих полководцев и других сильных мира сего. Но не менее интересны и судьбы людей, окружавших их. В центре внимания видного польского писателя Мариана Брандыса художественная и вместе с тем строго документированная реконструкция внутреннего мира героя – племянника последнего польского короля Станислава Понятовского. Книга рассчитана на широкий круг читателей. Содержание Первая встреча 5...»

«Бесплатное руководство по ремонту электроплит Ищете руководство по ремонту духовки, плиты, электроплиты? Ваша печь вышла из строя? Дом полон голодных людей? Духовка не нагревается? Ваша плита просто тикает без перерыва? Нет необходимости вызывать дорогого специалиста, а затем ждать несколько часов (или дней) чтобы показать ему технику! Диагностируйте вашу проблему прямо сейчас, дешево и легко, с помощью нашего бесплатного онлайн руководства по ремонту духовок и варочных панелей! Ваша духовка...»

«ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОЙ И СОЦИА ЛЬНОЙ ИСТОРИИ Утверждено редакционно-издательским советом университета в качестве сборника научных статей Самара Издательство Самарский университет 2011 1 УДК 947 ББК 63.3(2) П78 Научный редактор д-р пед. наук, профессор И. А. Носков Редколлегия: д-р ист. наук, проф. Э. Л. Дубман; д-р ист. наук, проф. Н. Н. Кабытова; д-р ист. наук, проф. В. В. Кондрашин; д-р ист. наук, проф. М. И. Роднов; д-р ист. наук, проф. Ю. Н. Смирнов Проблемы российской и социальной истории :...»

«Юлия Борисовна Гиппенрейтер Продолжаем общаться с ребенком. Так? Продолжаем общаться с ребенком. Так? : АСТ, Астрель; М.:; 2008 ISBN 978-5-17-050807-5, 978-5-271-19818-2 1 Юлия Гиппенрейтер: Продолжаем общаться с ребенком. Так? Аннотация Настоящая книга расширяет и углубляет темы предыдущей книги автора Общаться с ребенком. Как?, которая стала лидером продаж благодаря редкому сочетанию научной глубины и ясности изложения. В новой книге обсуждаются многочисленные вопросы, которые волнуют...»

«ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Выпуск 10 Москва 2004 УДК 100 ББК 15.1 Ф 56 Ответственный редактор доктор филос. наук М.А. Розов Рецензенты доктор филос. наук Н.В. Агафонова доктор филос. наук Е.А. Мамчур Ф 56 Философия науки. Вып. 10. — М., 2004. — 249 с. Десятый выпуск ежегодника Философия науки содержит три раздела. Первый посвящен анализу вклада Томаса Куна в историю и философию науки; второй — вечной проблеме философии — проблеме рациональности. Единое смысловое пространство этих разделов задано тем, что...»

«О.И.Лейко ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Учебно-методический комплекс Часть 1. Древность. Средние века. Раннее Новое время Минск Изд-во МИУ 2011 УДК ББК Л Рецензенты : Т.В.Телятицкая, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой экономического права Минского института управления; И.Г.Яцкевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Института управления и предпринимательства Рекомендовано к изданию кафедрой теории и истории государства...»

«Александар Васић СРПСКА МУЗИЧКА КРИТИКА И ЕСЕЈИСТИКА XIX И ПРВЕ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА КАО ПРЕДМЕТ МУЗИКОЛОШКИХ ИСТРАЖИВАЊА* Апстракт: Почетком 2006. године навршиле су се две деценије од смрти Стане Ђурић-Клајн, првог историчара српске литературе о музици. Спољашњи повод, удружен с чињеницом да је у новије време објавен значајан број научних радова посвећених овој области српске музичке историје, стоји иза одлуке да се изнесу преглед, стање и резултати досадашњих музиколошких истраживања српске...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.