WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 60 |

«Айтберов Т. М., Хапизов Ш. М. Елису и Горный магал в ХII–ХIХ вв. (очерки истории и ономастики) Махачкала 2011 1 ББК 63.3Т3 ISBN 978-5-905784-42-2 Рекомендовано к изданию ...»

-- [ Страница 40 ] --

в соображение, что когда атакован был Гуниб, то я, защитник его, уже 10 дней как находился в ставке Главнокомандующего Русскою Кавказскою Армией. За всем тем, по фантазии корреспондента газеты «Юг», я защищал Гуниб, чтобы дать Шамилю время прилететь ко мне на помощь: а когда Шамиль прилетел, то все входы в Гуниб, известные только ему одному, были уже заперты, конечно не кем либо другим, а мною, мнимым защитником Гуниба и Шамиля, по словам того же корреспондента, после тщетных усилий, был окружен русскими и взят как герой, а я за столь ловкую измену получил пенсию в 20 тыс. руб. сер. и огромное владение в Тифлисе (sic!!!). Не могу остаться неблагодарным пред тифлисским корреспондентом газеты «Юг» (LagazetteduMidi) за ассигновку мне столь значительного пенсиона и других какихто огромных владений: но не могу также умолчать и о том, что корреспондент очень правдиво выставил меня перед лицом всей Европы двойным изменником – России и Шамилю.

Тени моих предков, бывших владетелей Елису, и собственная честь моя требуют, чтобы я также пред лицом всей Европы, в особенности лиц образованных и благомыслящих, оправдался в этой низкой клевете и доказал бы, что хотя я и азиатец, но азиатец благородный, ценящий честь выше всего, и что гнусная мысль измены ни России, ни Шамилю никогда не западала в мою душу, а несчастные обстоятельства поставили меня в такое положение, в котором действительно не только русское правительство, но впоследствии и сам Шамиль могли считать меня изменником. В этих видах я решился изложить здесь мою задушевную исповедь, которую и повергаю на суд благомыслящих людей всего света.

Может быть, читая эти строки, многие подумают, что я пишу их не по внушению моего сердца, а под влиянием особых каких-либо политических видов; но да позволено мне будет уверить всех и каждого, что кроме собственного моего убеждения и искреннего желания защитить честь свою противу возведенной на меня клеветы, нет да и быть не может других причин к настоящему моему объяснению.

В исходе 1840 года последовало решительное преобразование в управлении Закавказским краем, как по административной, так и судебной частям. В это время я, как потомок елисуйских владетелей, управлял этим владением по местному обычаю, имея право на жизнь и смерть управляемого мною народа. Но приводивший в исполнение проект преобразования закавказских провинций сенатор нашел нужным распространить право этого преобразования и на мои владения. Из этого в 1844 году произошли между мною и военными властями, поставленными в главе Джаробелоканского округа и елисуйского владения, столкновения, описывать которые в подробности я не считаю здесь нужным; – скажу, однако же, что столкновения эти разыгрывались более и более при содействии к тому неблагонамеренных лиц, окружавших меня в то время, и из самых ничтожных получили огромные размеры. Самолюбие мое задето было в высшей степени и я, будучи молод, горд, как знатный азиатец, чересчур пылок от природы, забылся и сделал шаг вперед, а назад его уже не было возможности сделать!.. От искры бывает пожар, от ничтожного столкновения моего с местною властью образовалась моя гибель! Где же тут действие императора Николая?...

Вспыльчивость заставила меня сделать проступок, чрез который я лишился звания, сана и 40 000 руб. сер. годового дохода; но и здесь я оставался всегда преданным России и ее Государю.

Прибыв к Шамилю, я был принят им очень радушно. Ему было известно, почему я оставил свои владения и явился к нему; как человек очень умный, Шамиль хорошо знал, что я в душе не изменил России; если бы Шамиль был убежден, что я действительно изменил России, то он пренебрег бы мною. В характере Шамиля, как вообще в характере всех великих людей, – презирать предательство.

Он, по прибытии моем к нему, позволил мне избрать место для своего жительства, по собственному моему усмотрению – и я поселился между народами, живущими в границах русских владений, начиная от Казикумухского ханства до Кахетии.

Резиденциею своею я избрал Ириб, который на собственный свой счет устроил и укрепил до того, что он считался почти неприступным. Независимо [от] этого укрепления, я между названными выше народами устроил и другие крепости, снабдив их арсеналами, пороховыми погребами и вооружал по возможности; словом, поселившись в Ирибе, я управлял всеми этими горскими народами, которые до появления моего между ними почти совершенно не подчинялись власти Шамиля. С своей стороны Шамиль не считал меня лицом, зависящим вполне от его власти, напротив он считал меня своим товарищем.

Здесь я должен сделать маленькое отступление от нити моего рассказа и разъяснить по возможности причины, по которым Шамиль принял меня так ласково и старался сойтись со мною как можно ближе. Шамиль хорошо знал древность и знатность моего рода, знал, что я внук бывшего елисуйского владетеля, знаменитого Сурхай-Хана, равно и знатного аварского бывшего Омма-Хана, и управлял своим народом, как владетельный султан, наследственно и что фамилия наша пользовалась особым почетом, – смело даже могу сказать, глубоким уважением среди самих горцев. Он также хорошо понимал, что власть его в горах не имеет твердых оснований, потому что она основана на одном религиозном увлечении, которое он успел поселить в народе свободном, воинственном и религиозном до фанатизма, но не без мысли. Наконец, Шамиль хорошо понимал и то, что приобретенная им власть, хотя и неограниченная, но сосредоточенная, так сказать, в нем одном, и не поддерживаемая ни одним из политических условий, упрочивающих власть над народами наследственно, слишком шатка и что не только он не может передать ее своим наследникам, но каждую минуту должен опасаться лишиться ее и сам. На всегдашнюю верность Шамилю и его наследником из горцев никто и никогда не рассчитывал. Управляемый им народ, увлеченный его религиозным красноречием и умом, в котором у Шамиля действительно недостатка не было, подчинился его личному влиянию беспрекословно. Появление мое в горах он принял за особую милость к нему судьбы. Он рассчитывал, как впоследствии я убедился, что сошедшись со мною и сродняясь, успеть впоследствии упрочить свою власть и распространить ее даже на смежные с Дагестаном русские владения. Не так думал я. Бросившись опрометчиво в горы, как в страну свободную, я не рассчитывал ни на что. Сошедшись с Шамилем, а видеть в нем только лицо, умеющее пользоваться обстоятельствами и приобревшее временную власть; здесь скажу, что я не был с ним связан не только присягой, но даже какой-либо клятвой.

В первые годы пребывания моего в горах, я не имел никакой особой мысли, цели или намерения. В душе моей таилось одно смутное воспоминание всего случившегося со мною и истинное раскаяние в своем поступке. Более и более сошелся я с Шамилем, который в видах дружбы начал заговаривать со мною о положении Дагестана, участи его народов, преобразованиях, какие он намерен был делать, и о прочем, выражая при этом неоднократно желание заключить выгодный для него мир; при том он делал мне разные поручения, строго однако же наблюдая за точным их исполнением, и я исполнял их по крайнему моему разумению, со всею точностью; но за всем тем Шамиль не включал меня в число ревностных защитников Дагестана, в которые так великодушно посвятил меня любезный корреспондент газеты «Юг». С своей стороны я не хотел даже думать об измене Шамилю, находившемуся со мною в дружеских отношениях.

Между тем в управление Закавказским краем, на особых правах наместника царского, вступил известный Европе политик, князь Михаил Семенович Воронцов. Он первый взял под свое покровительство аристократию мусульман, и это имело весьма полезное влияние на весь немирный Дагестан. Шамиль в то время, сколько я мог предполагать, почти соглашался отдаться с своими владениями под покровительство России, с тем однако же, чтобы как для него, так и для его наследников была упрочена власть на управление Дагестаном. Признаюсь, что эта мысль была сообщена Шамилю одним только мною и мысль эта скоро распространилась в Дагестане. Все знали однако же, что это ныне было предложено мною Шамилю в видах истинной пользы горцев и в видах прекращения почти 25-летней войны, вести которую и на будущее неопределенное время сам Шамиль уже затруднялся.

Время шло, – Шамиль видимо более и более свыкался с мыслью о необходимости подчинить себя и управляемый им народ покровительству России. Он почти убедился, что прекращение войны с этим государством спасет несколько десятков тысяч горцев от неизбежной смерти; он видел, что Россия безостановочно и с большею энергией будет вести войну против управляемого им народа, знал, что средства его к продолжению этой упорной борьбы более и более скудеют. Мысль эту разделял и народ; все знали, что Дагестан будет покорен, но большинство ласкало себя надеждою, что до этого еще слишком далеко – не менее одного столетия, весьма немногие были вполне убеждены, что время это очень и очень близко.

Желая от всей души добра добрым горцам и самому правителю Шамилю и рассчитывая, что последний знал мысли мои в отношении участи Дагестана, прежде чем управляемый им народ, я позволил себе при случаях свободно высказывать свое мнение о необходимости покориться России и странно, что не только не находил противоречия в дагестанском народе, а напротив видел явное одобрение идей этих. Наконец я почти был убежден, что Шамиль сдаст Дагестан Российскому Престолу на известных выгодных для него условиях, как вдруг Шамилю пришла фантазия быть коронованным в горах. Конечно, мысль эта не родилась в голове Шамиля, а кем либо была сообщена ему, как бы то ни было, но Шамиль до того предался этой мысли, что предвидел уже себя коронованным и признанным правителем горных народов, не только турецким султаном, но впоследствии и европейскими державами, и рассчитывал, что Россия не вправе уже будет воевать с ним, как с лицом царственным безусловно;

все это Шамиль поселял и в управляемом им народе, который по простоте своей верил ему на слово. С большею энергией Шамиль начал тогда заниматься устройством своих войск; между тем кто-то сообщил ему, что в Европе считают его казну одною из самых богатейших, а военные силы не менее 50 000 человек с соответственным числом артиллерии, постоянно готовых к бою! Эти сведения и переворот в мыслях и намерениях Шамиля произошли именно в то время, когда носились уже темные слухи о предстоящем разрыве России с Турцией, по возникшему вопросу о Св. Местах.

Шамиль видимо изменился, и дела дагестанские начали запутываться. Народ, увлеченный внушениями имама и его приверженцев, готов был всеми силами содействовать намерениям своего правителя, как между тем разнесся слух, что четыре европейские державы, в том числе и Турция, объявили России войну за притязания ее к последней. Это приостановило на время толки о короновании Шамиля, которого тогда начали уверять, что Россия будет уничтожена, и убеждали поддерживать возникшую уже войну всеми его силами, обещая за это большие для него выгоды. Положение Шамиля в это время было довольно затруднительное: 50-ти тысяч войска он не имел, а казны его не хватало на формирование и третьей части этой силы; выказать же себя перед всей Европой столь слабым ему не хотелось. Между тем он узнает, что Россия одна ведет войну противу четырех держав, не ищет и не принимает союзников и за Кавказом российские войска постоянно во всех битвах с турецкими одерживают победу.

Все это имело сильное влияние на Шамиля, который остановился почти во все время войны в выжидательном положении.



Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 60 |
 


Похожие работы:

«К 95-летию со дня рождения писателя Георгий Мокеевич Марков Биобиблиографический указатель Томск 2006 ББК 91.9:83 + 83.3(2Р)6-8я1 М 26 биобиблиогр. указ. сост. Георгий Мокеевич Марков: / Л.С. Траксель; ТОУНБ им. А.С. Пушкина, Историко-краеведческий отдел. – Томск: Б.и., 2006. – 190 с. – (Жизнь замечательных томичей; Вып. 4). Биобиблиографический указатель посвящен жизни и творчеству русского советского писателя, уроженца Томской области (с. Новокусково Асиновского района) Георгия Мокеевича...»

«Аннотация Вернуть доброе имя исконной русской деревне, очистить представления о ней от всего наносного, ложного, хулительного, искажающего ее родное лицо — задача для многих людей. Автор книги — историк и этнограф — вкладывает свою лепту в общее дело: на основе документальных свидетельств XVIII, XIX, а отчасти и XX веков рассказывает о богатстве знаний и интересов крестьян, их духовном и социальном опыте, высокой культуре. В улучшенном иллюстрированном издании содержится много примеров живой...»

«Содержание 9 По маршруту провинции 12 По провинции на коне 15 Много истории. Много культуры 19 Деликатесный Кадис 26 Кадис на праздниках 29 Кадис, провинция в форме 32 Кадис, чтобы остаться Издательство: Patronato Provincial de Turismo. Diputacin de Cdiz Фотографии: Simon Brown, Carlos de la Calle, Mayca Gmez, Jos M. Caballero, Esperanza Serra, Fernando Ruso, Jos Antonio Sanguinetti, Real Escuela de Arte Ecuestre, Jos M Maiquez, A campo abierto, Javier Reina, Juan Garca Martnez, Eugenio...»

«АНАЛИТИЧЕСКИЙ НАУЧНЫЙ ОБЗОР Тема: Научно-аналитический обзор источников по теме Культурная география Руководитель: д-р филос. наук, профессор М. С. Уваров Номер проекта: 23.23.1420.2011 1. Введение Актуальность проблемы. Культурная география исторически возникла в качестве особого направления в рамках социально-экономической географии. Предметом ее исследования стали пространственные и культурные различия между регионами Земли, основанные на идентификации географических пространств с точки...»

«ЭХО ПОБЕДЫ в наших сердцах - 2 Белгород 2009 2 Настоящая книга продолжает публикацию серии статей, начатую в монографии Эхо Победы в наших сердцах. В ней, в основном, помещены материалы, освещающие малоизвестные страницы из боевой истории Авиации дальнего действия (АДД). Читатель познакомится с мнением е командующего А. Е. Голованова о И. В. Сталине; с подробностями беспрецедентного перелта в мае-июне 1942 года через Атлантический океан советского бомбардировщика Пе-8 с группой дипломатических...»

«Ю. Е. Березкин АФРИКА, МИГРАЦИИ, МИФОЛОГИЯ Ареалы распространения фольклорных мотивов в исторической перспективе Санкт-Петербург Наука 2013 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_04/978-5-02-038332-6/ © МАЭ РАН УДК 39(6) ББК 63.5 Б48 Рецензенты: д-р филол. наук В.Ф. Выдрин д-р филол. наук Я.В. Васильков Березкин Ю.Е. Африка, миграции, мифология. Ареалы распространения фольклорных мотивов в...»

«Михаэль Бейзер, Исраэль Барталь Дело Мозеса Шорра, раввина, ученого, общественного деятеля Введение В довоенной Польше трудились четыре крупных еврейских историка: Мозес Шорр1 (1874–1941), Мэир Балабан (1877–1942), Игнаций Шиппер (1884–1943) и Иммануэль Рингельблюм (1900– 1944). Все они были выходцами из Галиции, и все четверо погибли в годы Второй мировой войны. Балабан, Шиппер и Рингельблюм пали от рук нацистов, а Шорр умер в ссылке в Узбекистане после почти двухлетнего заключения в советских...»

«Методические материалы к изучению курса Для студентов экономических специальностей дневной и заочной формы обучения Донецк – 2003 ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра экономической теории Дмитриченко Л.И., д.э.н., профессор ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ Методические материалы к изучению курса Для студентов экономических специальностей дневной и заочной формы обучения Донецк – 2003 СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение.. 2. Тематический план курса.. 3. Планы семинарских занятий, литература, индивидуальные...»

«Воробьев М. Н. РУССКАЯ ИСТОРИЯ Часть 2 Москва, 1999 Лекция 1 _1. — Базовая_литература._2. — Оценка_личности_и_деятельности_Петра I._3. — Из_биографии._4. — Мемуарные_источники._5. — Отрывки_из_воспоминаний._6. — Петр I_в_оценках_историков._7. — Об_органичности_петровских_преобразований._8. — План_курса._ Наш курс будет строиться следующим образом: первую часть мы посвятим событиям XVIII века, а вторую, более обширную, — тому, что имело место в XIX столетии, и, наконец, доберемся до начала XX...»

«Место интервью: Москва Place: Moscow Date: April 28, May 22, June 27, 2009 Дата интервью: 28 апреля, 22 мая, 27 июня 2009 Вёл интервью: Головачёв В. Ц. (ВГ) Hosted by: Valentin C. Golovachev ИВ РАН IOS RAS Продолжительность: 2 часа Duration: 2 hours Comments: Yury V. Chudodeev, Valentin Комментарии: Чудодеев Ю.В., Головачёв В.Ц., Андреева С.Г. Golovachev, Svetlana Andreeva (IOS RAS) Объем: 64 569 знаков, 36 страниц по Volume: 36 pages 1800 знаков с пробелами, 1,6 а.л. Краткая справка: Родился 1...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.