WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 33 |

«Учебник для VII класса средних учебных заведений Рекомендовано Главным управлением развития общего среднего образован и я Министерства образования Российской Ф едерации ...»

-- [ Страница 4 ] --

Характерно, что сын Игоря и внук Рюрика носил уже слаП раллемле Согласно летописному рассказу, еще на Любечем и передал власть в этих городах своим сподвиж­ никам. Захватив Киев, Олег «нача городы ставити». По всей вероятности, это были городки-крепости, предназна­ чим защиты от кочевников-степняков и упрочения сото князя над подчиненными землями и плеПеребравшнсь на юг, Олег не утратил власти над жителями Северо-Западной Руси. Словене, кривичи, меря были обложены данью. Особую дань размером в 300 гривен* в год новгородцы должны были платить варягам «мира для».

Установив дань, которую должны были платить киевскому князю племена, призывавшие варягов, Олег приступил к по­ корению остальных восточных славян. Так, он принудил к уплате дани древлян, северян и радимичей. Прежде северяне и радимичи платили дань хазарам — полукочевому народу тюркского происхождения, создавшему сильное государство — Хазарский каганат — в Северном Причерноморье. Но Олег потребовал: «Не дайте хазарам, но мне дайте». Новая дань оказалась равной прежней. Попытки Олега подчинить славян, живших к юго-западу от Киева, по-видимому, не увенчались успехом. Летопись сообщает: «И бе обладал Олег поляны, и деревляны, и северяны, и радимичи, а с уличи и тиверцы имяше рать». («Властвовал Олег над полянами, древлянами, северянами и радимичами, а с уличами и тиверцами воевал».) Таким образом, конец IX в. ознаменовался важными из­ менениями в жизни восточного славянства. Если до сих пор существовали отдельные племенные образования, то с объе­ динением Киева и Новгорода, подчинением важнейших групп славян складывается Древнерусское государство со столицей в Киеве.

§ 4. Киевская Русь в X в/ П олюдье Несмотря на укоренившееся имущест­ дарство конца IX—X вв. во многом сохраняло черты «союза союзов племен». Киевский князь господствовал над славя­ нами, прежде всего, как глава сильнейшего племени — по­ лян. Важнейшим источником доходов князя и дружины яв­ лялась теперь дань (полюдье), выплачиваемая покоренными племенами. Взималась дань двумя способами: либо данники сами привозили ее в Киев, либо князь с дружиной собирали ее, объезжая подвластные земли. О том, как собиралась дань, повествует трактат византийского императора Кон­ стантина Багрянородного «О народах», написанный в се­ редине Х в.

* Гривна — слиток серебра весом около 200 г.

С наступлением ноября князь с дружиной выезжал из Киева и отправлялся в земли древлян, дреговичей, кривичей и других славян, плативших ему дань. Поездка на полюдье продолжалась до весны. В апреле, когда реки освобождались из-подо льда, князь возвращался в Киев. Там временем сла­ вяне-данники рубили лес, делали из цельных стволов долб­ леные лодки-однодеревки и сплавляли их притоками Днепра к Киеву, щ е и продавали вернувшейся с полюдья дружине.

В июне лодки, нагруженные медом, воском, мехами, отпра­ влялись вниз по Днепру, а затем — морем к Царьграду. К княжескому каравану присоединялись купцы из различных русских городов, опасавшиеся в одиночку пускаться в мно­ готрудное плавание. Киев, судя по этому описанию, был своеобразными воротами, открывавшими путь из Русской зем­ ли в Византию. Возможно, именно такое географическое поло­ жение и превратило его в «матерь городов русских», средоточие хозяйственных связей Руси.

За «воротами» караван ожидало полное опасностей и приключений путешествие. Там, где ныне плещутся волны Днепровского водохранилища, прежде сжимали реку отвесные утесы, русло перегораживали скалистые островки и гряды острых камней. Такие гряды, пересекающие реку от берега до берега, называются порогами. Течение в порогах достигает огромной скорости, ширина их — от 310 до 740 метров. Кон­ стантин Багрянородный насчитал семь больших порогов. Там, где это было возможно, лодки осторожно проводили через пороги вдоль берегов. В более опасных сл у ч аи тащили волоком по берегу, выставив сторожевой отряд для охраны каравана от степняков. От устья Днепра плавание шло вдоль морского берега. Безопасным оно становилось лишь после устья Дуная, а до этого приходилось постоянно опасаться кочевниковпеченегов, следовавших за ладьями по суше,— только и ждавших, чтобы какую-нибудь из них прибило к берегу.

В Константинополе русские меняли свои товары на дорогие ткани-паволоки*, золото, фрукты и тому подобное, после чего отправлялись в обратный путь.

Сбор и сбыт полюдья был главной задачей киевских князей, наиболее ранней и откровенной формой отношений господства и подчинения.

* Паволока — шелковая ткань.

Покорение славянских племен киевскими князьями было еще непрочным. Так, «Повесть временны*: лет» сообщает о том, что в 885 г. Олег обложил данью радимичей. Однако Константин Багрянородный не упоминает их среди племен, платящих полюдье. Да и в летописи говорится о покорении радимичей киевским воеводой Волчьим Хвостом в 984 г., т. е.

век спустя после их первоначального подчинения. Очевидно, радимичам удалось на длительное время освободиться от власти Киева.

Восстание После смерти Олега в 913 г. от уплаты д ревлян дани отказались древляне. Преемнику вать с ними: «Иде Игорь на древляны и победив их и возложи на них дань болши Олговош. В 945 г. Игорь в очередной раз отправился на полюдье в землю древлян, рассчитывая получить большую, чем обычно, дань. К этому его побуждали дружинники, с завистью говорившие: «Отроки Свенелда изоделися оружием и одеждой, а мы наги... По­ йдем, князь, с нами за данью, да и ты добудешь, и мы».

Дружина воеводы Свенельда обогатилась, по-видимому, во время тяжелой войны с уличами, которую вел Свенельд, завершая дело, начатое еще Олегом. Дань с покоренных уличей Игорь отдал воеводе. Интересно, что всего за год до описываемых событий князь вернулся из похода на Ви­ зантию, получив богатую добычу, а дружинники его жа­ луются на свою наготу. Игоревой дружине все казалось мало. Придя в древлянскую столицу Искоростень, Игорь собрал дань больше прежней, причем не обошлось без на­ силия.



На обратном пути князь отпустил дружину домой, а сам с немногими дружинниками еще раз вернулся к древлянам, чтобы вновь собрать дань и разделить ее в узком кругу. За такое корыстолюбие Игорь был жестоко наказан. Потерявшие терпение древляне во главе со своим князем Малом решили:

«Аще (если) повадится волк по овцы, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот, аще не убьем его, то вся ны (нас) погубит». Малочисленная дружина не смогла защитить киевского князя, и он был убит.

После гибели Игоря Мал посватался к его вдове Ольге.

Если бы сватовство увенчалось успехом, он распространил бы свою власть над полянами, а древляне стали бы господству­ ющим среди восточных славян племенем. Но этим планам не суждено было сбыться. Летопись рисует впечатляющую картину мести киевской княгини за убитого мужа. Притворно согласившись на предложение древлянских послов, она посо­ ветовала им потребовать от киевских жителей, чтобы те в знак великой чести внесли их на княжеский двор в ладье, в которой они прибыли из Искоростеня.

Киевляне выполнили требования послов, но у княжеского крыльца сбросили их вместе с ладьей в заранее вырытую яму и засыпали ее, похоронив древлян живыми. Следующих по­ слов, которых по просьбе Ольги прислал ничего не по­ дозревавший Мал, княгиня заперла в бане и сожгла заживо.

После этого она отправилась с дружиной в древлянскую землю, где ее с почетом встретило древлянское войско. Ольга велела устроить тризну (поминальный пир) по убитому Игорю на месте его гибели, напоила древлян, а когда они заснули, лр^казала дружине их перебить.

На следующий год княгиня собрала большое войско, взяла с собой малолетнего сына Святослава и двинулась в поход на древлян. Древляне были разбиты, киевская рать осадила Искоростень. Однако в течение целого года осады взять город не удавалось. Тоща Ольга пошла на хитрость. Она пообещала отказаться от дальнейшей мести и отступить от Искоростеня, если древляне согласятся на легкую дань: по три голубя и по три воробья от каждого двора. Те с облегчением согласились.

Ольга же приказала выпустить птиц на волю, привязав к ним зажженные кусочки серы. Голуби полетели в свои голубятни, воробьи — под кровли, и город внезапно заполыхал. «И не было двора, идеже не горяша». Искоростень был сожжен, часть его жителей обращена в рабство, остальные обложены тяжелой данью, треть которой шла в Вышгород, принад­ лежавший Ольге, а две трети — в Киев.

Конечно, рассказ об Ольгиной мести явно легендарен. Едва ли он отражает в подробностях действительные события, хотя осада Искоростеня, несомненно, реальна. Автор сказания явно сочувствует проявленным Ольгой жестокости и коварству, даже восхищается ею. Возможно, он хотел подчеркнуть мо­ гущество Киева, устрашить всех, кто дерзнет выступить против его господства. Но, по-видимому, воспевание беспощадной расправы объясняется не только этим. Летописный рассказ позволяет понять, каковы были присущие славянам того вре­ мени представления о справедливости. Обычай рассматривал месть за убитого родича как священную обязанность, как подвиг. Кровная месть заменяла еще собою правосудие. Так думали и в XII в., когда создавалась летопись.

Завершив отмщение, Ольга приступила к устроению Рус­ ской земли. Четко зафиксированных норм при сборе полюдья не существовало, размеры его закреплял лишь обычай, что и позволило князю увеличивать поборы до тех пор, пока данники не возмутились. Сохранять такое положение и впредь было опасно. Ввиду этого Ольга установила определенные размеры дани — «уроки», поставила по всей земле свои становища и погосты. Становищем, по-видимому, называлось место, где останавливались князья при поездках на полюдье. Под пого­ стами следует понимать скорее укрепленные дворы княжеских приказчиков-тиунов, куда свозило дань окрестное население.

Постепенно они превращались в опорные пункты княжеской власти в удаленных местностях.

Так год от года крепла и обретала упорядоченные формы власть киевских князей над восточнославянским населением.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какое значение имел днепровский торговый путь «из Варяг в Греки» для складывания и укрепления Древ­ нерусского государства?

2. Расскажите об уровне развития славянского общества (на основании летописного рассказа о восстании древлян § 5. Отношения Киевской Руси с соседями в X в.

Отношения Становление Древнерусского государстс Визант ией ва проходило во взаимодействии с ок­ восточных славян была Византийская империя — главный торговый партнер Руси. Постоянные торговые связи не ис­ ключали, однако, военных столкновений. Несметные богат­ ства империи издавна влекли жаждавших добычи славян­ ских и варяжских князей. Труды византийских хронистов* полны сообщений о набегах, совершенных на берега импе­ рии антами, склавенами, русами. Однако остается неясным, какое отношение имели эти племена к восточным славянам.

В 907 г. поход на Царьград предпринял Олег. Летопись утверждает, что его войско включало варягов и воинов всех восточнославянских племен. Среди них упоминаются не только уличи и тиверцы, с которыми, как известно, Олег воевал, но даже вятичи, подчинение которых власти киевских князей оставалось в то время делом весьма далекого будущего. Число боевых кораблей у Олега летописец определяет в две тысячи.

Очевидно, сведения о размахе похода преувеличены. Летопи­ сец XII в., стремясь подчеркнуть общерусский характер кня­ жеской рати, перенес современные ему представления на со­ бытия двухвековой давности. И все же по летописному описанию видно, что это был не обычный грабительский набег, а крупный поход, объединивший значительные силы Киевской Руси.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 33 |