WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |

«Учебник для VII класса средних учебных заведений Рекомендовано Главным управлением развития общего среднего образован и я Министерства образования Российской Ф едерации ...»

-- [ Страница 3 ] --

По ней везли не только меха и мед, но и добычу, захваченную во время военных походов. Кто же, однако, организовывал эти походы? «Повесть временных лет», перечисляя славянские племенные союзы, сообщает, что у каждого из них было свое «княжение». Правда, сведения летописца о первых князьях крайне скудны. Он называет лишь первого Полянского князя, основателя Киева: «И быша 3 братья: единому имя Кий, а другому Щек, а третьему Хорив, и сестра их Лыбедь. Седяше Кий на горе, где же ныне увоз Боричев, а Щек седяше на горе, где же ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, от него же прозвася Хоревица. И створиша град во имя брата своего старейшего, и нарекоша имя ему Киев... Другие, не сведуще, рекоша, яко Кий перевозник был... Аще бо бы перевозник Кий, то бы не ходил Царюгороду; но се Кий княжаще в роде своем,' приходивши) ему ко царю, яко же сказають, яко велику честь приял от. царя...».»

Попробуем поразмышлять: насколько достоверен летопис­ ный рассказ, какие выводы он позволяет сделать? О пре­ емниках Кия летописец сообщает лишь, что после смерти трех братьев «держати почаща род их княженье в полях». Не исключено, что рассказ этот является легендой, призванной объяснить местные названия. Но даже отбросив такое допу­ щение, мы не можем быть уверены в том, что Кий не только реально существовал, но и княжил. Ведь из самого летописного текста ясно, что существовала и иная версия, согласно ко­ торой Кий был перевозчиком на Днепре. Правда, летописец утверждает, что так думают лишь «не сведуще», но летопись создавалась в XII в., а описываемые ею события относятся к VI — VII вв. Дистанция, отделяющая летописца от того, о чем он повествует,— веков пять-шесть. Половина этого срока при­ ходится на время, когда письменности славяне не знали. Как тут вынести окончательное суждение: прав летописец или его неведомый оппонент?

Отнюдь не все историки соглашаются считать Кия леген­ дарной фигурой. Многие уверенно рассматривают его как реально существовавшее лицо, не сомневаются в том, что именно он основал Полянскую княжескую династию. Наиболее вероятным представляется все же давнее суждение В. О. Клю­ чевского: «Предание рассказывает, что на горном берегу Днепра, на трех соседних холмах поселились три брата, за­ нимавшиеся звероловством в окрестных лесах. Они построили здесь городок, который назвали по имени Кия, старшего брата, Киевом... Как старший брат Кий был князем в первоначальном смысле родового старейшины; местное предание или пред­ положение ученого редактора летописи превратило его в знат­ ного родоначальника владетельного рода в племени полян, в князя, как понимали это слово в XI в.».

Подобные летописному Кию, первые князья — племенные вожди и возглавляли многократно упоминаемые византий­ скими авторами набеги славян на берега империи. Участники набегов захватывали рабов и предметы роскоши — изделия из драгоценных камней и благородных металлов, шелковые и парчовые ткани. Часть добычи князья распределяли среди своих соплеменников, становясь в их глазах щедрыми благоде­ телями. Регулярные походы сплачивали вокруг князя дружину — группу его боевых друзей и соратников. Дружинники станоКнязь с дружиной. Древнерусская миниатюра вились профессиональными воинами и одновременно советни­ ками князя. Конечно, в походах участвовало время от времени и ополчение, составленное из рядовых общинников, но все же главной княжеской опорой все более становилась дружина.

Превратившись в княжеского вассала, дружинник стал про­ фессиональным воином. Его благополучие теперь всецело за­ висело от размеров полученной добычи. Дружинник отрывался от общины, переставал жить ее интересами. Постоянные дру­ жины давали князьям силу, не зависящую от воли народного собрания. Вероятно, не позднее VIII в. князья стали собирать особую плату (дань) с общин. Во всяком случае, рассказывая о событиях IX в., летопись говорит о дани как о чем-то традиционном. Возможно, что первоначально она была воз­ мещением за военные услуги — охрану от вражеских набегов.

Втрое* Как изменился с появлением дружины характер кня­ Выделение знатной верхушки еще не означало широкого распространения имущественного неравенства в славянском обществе. Судить об этом можно в первую очередь на осно­ вании археологических данных. Раскопки древних городищ VII—IX вв. не позволяют говорить о бедных и богатых жи­ лищах. Быт всех общинников был приблизительно одинаков.

Скот находился в общем владении — это подтверждается отсутствием индивидуальных хлевов или загонов. Расслоению препятствовали на первых порах общинные традиции и обычаи.

Поэтому даже переход к пашенному земледелию далеко не сразу приводил к обогащению одних и обнищанию других семей.

§ 3. Образование государства у восточных славян Начальный период становления государства у восточных сла­ вян описан в источниках чрезвычайно скупо.

Вопрос. В чем причина недостатка информации?

«Повесть временных лет» сообщает, что северные славяне — ильменские словене и кривичи вместе с соседями — угро-фин­ скими племенами чудью и мерей платили дань варягам. Ковда была установлена эта дань, как варяги заставили славян платить ее — обо всем этом летописцу ничего не известно.

Затем, упоминает автор «Повести...», варягов изгнали за море, но вскоре между освободившимися данниками вспыхнули раздоры: «...и воевати почаща сами на ся». Тоща, порешив найти князя, который судил бы и правил справедливо, словене, кривичи, меря и чудь отправили послов к варягам со словами:

«Земля наша велика и обилна, а наряда (порядка) в ней нет. Да пойдете княжить и володеть нами». На приглашение откликнулись три брата — Рюрик, Трувор и Синеус «с роды своими». Рюрик стал княжить в Новгороде, Синеус на Белоозере, а Трувор — в Изборске.



Через два года Синеус и Трувор умерли, и вся власть перешла к Рюрику. Двое из «мужей» Рюрика — Аскольд и Дир — отправились на юг, «на греки». По пути они зашли в Киев и остались княжить там. В 879 г. Рюрик умер, а через три года его родственник Олег с дружиной и малолетним Игорем, сыном Рюрика, двинулся вниз по Днепру и подошел к Киеву. Решив овладеть им, он пошел на хитрость. При­ кинувшись купцом, направляющимся в Царьград от Олега и * Здесь и далее в скобках приводится перевод на современный русский язык отдельных древнерусских слов и выражений.

Игоря, он пригласил Аскольда и Дира повидаться. Когда те пришли, воины Олега, прятавшиеся до поры в ладьях, вы­ скочили и убили киевских князей. Олег заявил при этом: «Вы не есть от рода княжа, но аз есмь рода княжа». Расправившись с Аскольдом и Диром, Олег захватил власть в Киеве. Таким образом, в 882 г. под властью одного князя объединились Киев и Новгород.

Таково летописное предание о начале русской государ­ ственности. Издавна вокруг него ведутся бесконечные споры.

Рассказанная летописцем легенда послужила основанием для возникновения в XVIII в. «норманнской теории», приписы­ вающей создание государства у славян в заслугу норманнам — скандинавским викингам, которых называли на Руси варягами.

Эта теория служила историкам-монархистам для того, чтобы противопоставлять историю России и Запада. Если в Западной Европе, рассуждали они, государство создавалось завоеванием, то у нас — мирным призванием. А раз так, то в России нет оснований для борьбы между народом и монархией, которая сотрясала западные страны. В то же время зарубежные историки-норманнисты порой использовали летописное предание для утверждений о неполноценности славян, которые якобы были неспособны сами создавать государство и нуждались в помощи скандинавов-варягов, принадлежавших к германской языковой группе. Такие утверждения, в свою очередь, побуж­ дали часть отечественных ученых к попыткам вообще отрицать и само присутствие варягов на Руси, и какое бы то ни было их участие в создании Древнерусского государства, и ва­ ряжское происхождение первых князей.

Попробуем вникнуть в суть проблемы. Историки уже давно едины в мнении о вымышленности двоих братьев-варягов — Трувора и Синеуса. «Рюрик сине хус трувор» означает в переводе с древнешведского «Рюрик с домом и дружиной».

Сказители, донесшие до летописца предание о призвании варягов, приняли непонятно звучавшие слова за личные имена, благодаря чему Рюрик «обзавелся» двумя братьями. Но вот историчность самого Рюрика большинством историков не отрицается, тем более что варяжский конунг (военный вождь) с таким именем известен в IX в. по скандинавским источникам.

Спорят историки о происхождении Аскольда и Дира, поименовакных в летописи «мужами» Рюрика. Основываясь на поз­ дних летописных текстах, часть нсслсювагтелея считает их потомками Кия, представителями местной княжеской дина­ стии. Присутствие варягов на Руси доказывается, однако, скандинавским звучанием княжеских имен: Олег, Ольга (Х о ь га), Игорь (Ингвар). Дружинников Игоря звали Сшслвдом и Асмудом. Да и имена Аскольд и Дир встречаются в скан­ динавских сагах.

Нет единства среди ученых и по вопросу о происхождении названия «Русь», однако уже доказано — в любом случае этот термин не славянского происхождения. А какого? Споры еще продолжаются. Не подтверждается и точка зрения на проис­ хождение названия «Русь» от реки Рось.

Споры о происхождении первых князей не должны, однако, заслонять от нашего внимания другое: является ли призвание варягов началом существования государства? Поразмыслим:

варягов приглашают на княжение, следовательно,, при­ глашающим эта форма власти уже известна. Если так, то, значит, не варяги принесли на Русь деление общества на дружинников и простых общинников и горожан. Варяжские князья, судя по летописи, начинали править в уже сущест­ вующих городах.

В самом приглашении иноземных князей нет ничего противоестественного. Наоборот, легко представить, что они могли сыграть роль «третьей силы» — чужой и беспри­ страстной — по отношению ко всем борющимся за власть группировкам местной племенной знати (помните: «воеватн почаша сами на ся»). Не исключено, правда, что под пером летописца насильственный захват превратился в добровольное призвание. О том, что вокняженне варягов в Новгородской земле произошло не совсем мирно, можно заключить лишь на основании не вполне ясного сообщения летописи, согласно которой через два года после начала припиши Рюрика против него якобы был составлен заговор, но князь убил предводителя заговорщиков Вадима и перебил многих новгородцев. Как бы то ни было, летопись ничего не говорит о зарождении госу­ дарства, в ней речь идет только об основании в Новгороде княжеской династии: летописец ведь мыслил категориями сво­ его времени!

Можно ли «научить» государственной жизни, принести государственные поряди извне?

Государство возникает там, где в обществе появляются противоположные, враждебные друг другу интересы. Люди враждуют из-за владения имуществом, землей, попыток одних присвоить себе то, что сделано руками других. Власть родовых старен— н, основанная на уважении и авторитете, была до­ статочной, нова интересы всех членов общины в основном совпадал. К ота же общество стали раздирать конфликты, потребовалась вная власть, способная принуждать к повино­ вению силой. Но для этого необходимы были люди, для которых поддержание власти слало профессией. Содержание таких люден легло на плечи населения, которое было заин­ тересовано как в ограничении междоусобной борьбы, так и в охране от внешних нападений.

Государство — это власть, защищающая общественные интересы. Оно регулирует отношения между людьми, опи­ раясь на вооруженную силу.

Матросы. Какие условия необходимы для возникновения го­ сударственной власти? Каковы важнейшие задачи государства? Какие предпосылки для создания го­ сударства имелись у славян в IX а?

Славянин шли варяг был первый князь — не столь уж важно. В любом случае Древнерусское государство возникло как результат длительного самостоятельного развития славян­ ского общества. Да и сами варяги быстро ославянивались.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 33 |