WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«А.М. Хохлова МИГРАНТ КАК НАИвНЫЙ ЭТНОГРАФ: ОПЫТ ОСвОеНИЯ НОвОГО КУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТвА ГОРОдА В статье анализируется ограниченность репертуара исследовательских ...»

-- [ Страница 1 ] --

СОЦИОЛОГИЯ ГОРОдА

А.М. Хохлова

МИГРАНТ КАК НАИвНЫЙ ЭТНОГРАФ:

ОПЫТ ОСвОеНИЯ НОвОГО КУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТвА ГОРОдА

В статье анализируется ограниченность репертуара исследовательских позиций в социологических исследованиях города. Несмотря на многообразие акторов, действующих в городском социальном пространстве, в качестве легитимных «экспертов» в его описании традиционно рассматриваются либо сами социологи, либо усредненные «коренные горожане». В рамках данной статьи автор обращается к одному из альтернативных городских нарративов: личным историям освоения нового культурного пространства, реконструированным в глубинных интервью внутренних мигрантов. Опираясь на материалы своих полевых исследований, посвященных санкт-петербургским мигрантам из различных частей России, она обнаруживает ряд параллелей между позициями профессионального этнографа, исследующего городское пространство, и приезжего, вынужденного осваивать это пространство: трудности ресоциализации, техники презентации компетентности, «остранение» собственной культуры и пр. Соответственно, нарратив миграции рассматривается как своеобразная «наивная этнография» города, где удачно сочетаются отсутствие рутинизированного знания о городе и разнообразие и интенсивность опытов столкновения с городской повседневностью.

Социальные отношения касаются каждого из нас, но в виде незаметной атмосферы; и мы сознаем действие этих отношений не больше, чем действие воздуха, которым дышим. Необходим случай, какое-то особое происшествие, чтобы нашему сознанию открылось, что окружает нас и пребывает в нас на протяжении столь долгого времени.

Изабель Берто-виам В изучении современного большого города одна из важнейших проблем состоит в ограниченности репертуара исследовательских позиций при анализе городского пространства. Современный город отличает бесконечное культурное многообразие, превращающее его в постоянно меняющийся поток акторов, пространственных моделей, нарративов и практик. В результате активной иммиграции городское пространство принимает вид мозаики культурных паттернов и социальных статусов; по мере включения в процесс глобализации его границы становятся все более прозрачными и гибкими.

Между тем, методологический аппарат социологических исследований города зачастую сводится к двум излюбленным позициям. Социолог либо Хохлова А.М. Мигрант как наивный этнограф помещает свой проект в рамки классической субъектно-объектной парадигмы и сам выступает экспертом в описании городского пространства, взяв на себя ответственность за выбор объекта, структурирование ситуаций наблюдения, интерпретацию собранного материала, либо в поисках целостного и «объективного» знания обращается к «типичному местному жителю»

— «коренному горожанину». Такая схема игнорирует существование альтернативных взглядов на город и, соответственно, менее распространенных и легитимных городских нарративов.

Предлагаемая нами научно-исследовательская программа фокусируется на одном из таких нарративов: нарративе внутренних мигрантов в большом городе (в нашем случае — Санкт-Петербурге). В рамках представленной статьи личная история миграции рассматривается как своеобразная наивная этнография города. Сравнивая особенности полевой работы профессиональных исследователей с рассказами мигрантов об адаптации в новом для них городском культурном пространстве, мы обнаруживаем ряд параллелей между перспективами этнографа и мигранта в понимании и освоении городской среды.

Чтобы прояснить наш подход, подробнее проанализируем сложившуюся исследовательскую ситуацию в изучении культурного пространства города.

Описание городского пространства: исходные исследовательские позиции Городская повседневность может восприниматься и фиксироваться с разных перспектив: классического исследователя, обывателя, фланера, рассеяно, но с любопытством бродящего по городу, и туриста (Запорожец, Лавринец 2006). Каждая из этих ролей обладает рядом преимуществ и методологических ограничений. Так, принимая на себя активную экспертную позицию, социолог расплачивается за необходимость планомерного фокусированного анализа утратой целостного динамичного взгляда на город. Кроме того, если социолог превращает в объект исследования город, в котором живет сам, он неизбежно сталкивается с трудностями изучения собственной культуры, знание о которой является для него повседневным, опривыченным, с трудом поддающимся рационализации и вербализации. Эти трудности, присущие любому исследованию собственной культуры, особенно характерны именно для urban studies, где, по меткому замечанию О. Запорожец и Е. Лавринец (2006), «признание исследователя “Я не знаю, что изучать” — не свидетельство профессиональной некомпетентности, а точное отражение состояния человека, погружающегося в город, когда впечатления перебиваются, дробятся, ошеломляют своим разнообразием», но, с другой стороны, кажутся расплывчатыми и зачастую просто банальными.

Традиционный и наиболее легитимный для urban studies подход, когда исследователь делает самый предсказуемый шаг и обращается за экспертным знанием к «обычным горожанам», также не решает проблем потерянности, отсутствия четкого аналитического фокуса, опривыченности повседневных опытов. Человек с большим стажем городской жизни, разумеется, является хранителем личных воспоминаний, а следовательно, и носителем субъективной истории города и городских мест. Однако он может оставаться удивительно «незрячим», когда речь заходит о рутинных нормах и практиках городского культурного пространства. М. де Серто отмечает: «Переплетение путей, непризнанные поэмы, чьи знаки наступают друг на друга, усЖурнал социологии и социальной антропологии. 2007. Том X. № кользают от прочтения (кажется, самая характерная черта практик городской жизни — слепота). Их подвижные надписи перемешиваются и складываются во множество историй, лишенных авторов из зрителей, выкроенных из пространственных фрагментов: историй, противостоящих репрезентациям — своей повседневностью, неопределенностью» (Серто 2005: 81–82). Другими словами, нарративы жителей обладают весьма ограниченным потенциалом отражения реального поведения в городском пространстве: многообразного, противоречивого и неуловимого.



Более того, сам «усредненный», типичный горожанин не существует. Он представляет собой не более чем конструкт, точно так же, как конструкцией является представление о городе в целом или о «сообществе горожан».

Такое представление о городе полностью раскрывается предложенным Б. Андерсоном определением воображаемого сообщества: его члены действительно «никогда не будут знать большинства своих собратьев…, встречаться с ними или даже слышать о них, в то время как в умах каждого из них живет образ их общности» (Андерсон 2001: 31). Вопрос о возможности выявления общего для всех жителей городов специфического способа жизни (mode of life) или умонастроения (state of mind), о котором писал еще Луис Вирт, до сих пор остается открытым (Вирт 1969: 50). Во всяком случае, любые универсальные черты, приписываемые городу/горожанам: ярко выраженное разделение труда, анонимность, светскость, большое количество поверхностных узкофункциональных контактов в ущерб личным, эмоционально нагруженным связям, — в разное время подвергались критике. Такие разные теоретики города, как Р. Сеннет и С. Сассен, М. Дэвис и Ш. Зукин констатируют невозможность рассмотрения города как целостной, внутренне согласованной системы и подчеркивают плюралистичность городских нормативно-ролевых систем.

Внимание фланера, любопытствующего зеваки, непостоянно и рассеянно. Он гибко реагирует на постоянно меняющуюся городскую повседневность, остро чувствует общую «атмосферу», но его впечатления эпизодичны и размыты.

Наконец, турист стремится в город, чтобы увидеть его, собрать как можно больше новых ярких опытов. Как рассуждает лирический герой Макса Фрайя, «любить незнакомые места легко: мы принимаем их такими, какие они есть, и не требуем ничего, кроме новых впечатлений». Впрочем, коллекционерская озабоченность туриста количеством и интенсивностью впечатлений оборачивается их поверхностностью и фрагментарностью. Турист осваивает городское пространство векторно: от одной признанной достопримечательности к другой. Его познавательная активность задается стереотипами «интересного», «заслуживающего внимания». При этом спальные районы, дворы, подъезды, квартиры и другие публичные и приватные городские места остаются вне сферы его внимания. Исследователь, обращающийся за материалом к нарративу туриста, рискует пожертвовать знанием о повседневности ради информации о необычном, бросающемся в глаза. Но, с другой стороны, он приобретает преимущество «взгляда со стороны», и сама повседневность, «тавтологичная, чрезмерно знакомая и потому невидимая» (Бойм 2002), порой превращается в оригинальный и нетривиальный объект социологического интереса.

Наше исследование культурного пространства Санкт-Петербурга, его субъективного восприятия и членения, когнитивных и нарративных репрезентаций фокусируется на еще одном альтернативном городском нарративе.

В качестве «экспертов» здесь выступили люди, приехавшие в Петербург из различных частей России. Нас прежде всего интересовал индивидуальный опыт освоения нового культурного пространства. Поэтому предпочтение было отдано техникам, предполагающим наименьшее воздействие на структуру собственных представлений информантов, в том числе нарративному интервью и анализу личных документов. Для описания динамики восприятия городского пространства информанты подбирались так, чтобы их можно было условно разделить на две группы: люди с небольшим стажем жизни в городе, составляющим не более пяти лет, и те, чей стаж проживания насчитывает более пятнадцати лет.

Данный выбор поля чрезвычайно значим методологически. Во-первых, речь идет именно о внутренних мигрантах. Это принципиально важный момент. В поверхностных коммуникациях городского публичного пространства они не стигматизируются «местными жителями» как «чужаки». Сами считая себя носителями, условно говоря, некой общероссийской «метакультуры» (с ее языком, символами и т.п.), они все же сталкиваются с дефицитом специфического для нового окружения повседневного знания о поведенческих практиках, нормах и пр. Другими словами, оставаясь маргинальной группой в силу смены социальной среды, эти «невидимые мигранты» не являются/не ощущают себя маргинализированными с точки зрения этнической культуры.

Во-вторых, в большинстве исследований, посвященных иммиграциям в большие города, исследователь рассматривает ситуацию с точки зрения горожанина и даже города в целом как некой культурной общности (LenzRomeiss 1970). Максимально важным в этом случае становится именно процесс адаптации. Приезжий (отчасти воспринимающийся как носитель угрозы из-за своей позиции чужака) сам постепенно становится горожанином, преодолевая границу социальной идентификации «мы — они».

На наш же взгляд, ценность представляет именно первоначальная роль мигранта как наблюдателя извне. Ведь по прошествии некоторого времени новая информация теряет свою остроту и непривычность, и детали, ранее бросавшиеся в глаза, «постепенно тускнеют, сливаются воедино, становятся фоном, хотя и придающим особый колорит всему окружающему, но уже не поддающимся аналитическому членению» (Милграм 2001: 46).



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 

Похожие работы:

«Монастырская церковь Воскресения со Стадища в Баткове улице на Запсковье. Историко-топографический контекст архитектурного памятника Восстановление церковных приходов и Топоним Стадище использовался для обоприходской жизни в исторической части Пско- значения местоположения Воскресенского мова - одна из примет нашего времени. Законо- настыря, по крайней мере, с 30-х гг. XVI в. и озмерен в связи с этим интерес к многовековой начал какое-то пастбище, выгон для скота за преистории храмов, при...»

«© 2001 г. А.И. ЧЕРНЫХ ИСТОРИЯ И СОЦИОЛОГИЯ - ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЧЕРНЫХ Алла Ивановна - доктор социологических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН. Развитие социологической теории обусловило значительный интерес к истории. Обращение к ней, по мнению крупных западных социологов, раздвигает горизонты и предметные рамки социологии, углубляет понимание социальных процессов. Возрастающее влияние на социологию оказывает сравнительно новая отрасль ее - историческая социология....»

«Рабочая учебная программа по окружающему миру начального общего образования Программа разработана на основе Примерной программы по окружающему миру Федерального государственного образовательного стандарта общего начального образования (приказ Минобрнауки РФ № 373 от 6 октября 2009г.) Программа разработана на основе вторской программы Окружающий мир Плешаков А.А. УМК Школа России Москва Просвещение 2011г., Срок реализации программы 4 года. Москва 2011 год. ОКРУЖАЮЩИЙ МИР ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА...»

«ЧЕРНАЯ КНИГА ПРИЗЫВА 2011 Издание выходит при поддержке Генерального консульства Королевства Норвегия в Санкт-Петербурге ЧЕРНАЯ КНИГА ПРИЗЫВА Совместный проект РОПО Солдатские матери Санкт-Петербурга и Новой газеты в Петербурге Автор: Анджей Беловранин Редактор: Екатерина Колесова В работе использованы материалы архивов РОПО Солдатские матери Санкт-Петербурга Достоинство  — уважение и самоуважение человеческой личности как морально-нравственная категория. Из величайшей ценности человеческой...»

«МИФЫ НАРОДОВ БАШКИРИИ БОГИ И ГЕРОИ Уфа 2012 УДК 821.512 ББК 82.3(2Рос–Баш)я2 И64 Иликаев А.С. МИФЫ НАРОДОВ БАШКИРИИ. БОГИ И ГЕРОИ. – Уфа: Вагант, 2012. – 221 с. Автор-составитель Иликаев А.С. Мифы народов Башкирии. Выпуск № 1. В 2-х частях. – Уфа, 2012. Часть 1-ая. Серия Мифы народов Башкирии. / Вступительный очерк [на основе материалов словаря марийской мифологии К.И. Ситникова, с согласия автора]. Мифы, легенды (марийские). Автор-составитель Иликаев А.С. Мифы народов Башкирии. Выпуск № 1. В...»

«Коллекция шёлковых платков конца XVIII – начала XX века в собрании Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника КАТАЛОГ Владимир 2011 Коллекция шёлковых платков конца XVIII – начала XX века в собрании Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Владимир, 2011. – 88 с.: ил. Составитель Антипина Е.В., ответственный хранитель фондовой коллекции Ткани Каталог является итогом изучения коллекции шёлковых платков. Эта тема стала логическим завершением рассмотрения всех...»

«Последнее слово Бога: постигая Откровение Рэй С. Стеэдмен в соавторстве с Джеймсом Д. Денни Обложка : Рэй Стэдмен начинает свой комментарий следующими словами: Откровение Иоанна Богослова – самая страшная книга в Библии. И в то же время это одна из самых утешающих, ободряющих и радующих книг Библии. C характерной для него и скрупулёзностью доктор Стедмен проводит своих читателей через муки и радости последнего слова Бога. Книга Откровения долго оставалась загадкой для рядового читателя....»

«Утверждаю: Декан ф-та доц. Логунов М.Л. 24__09_ 2013 г. Рабочая программа дисциплины Б3.В.ОД.2.2 – Книговедение 2 курс (наименование дисциплины, курс) 035000 – Издательское дело направление подготовки Книгоиздательское дело профиль подготовки Квалификация (степень выпускника) Бакалавр Форма обучения Очная Обсуждено на заседании кафедры Составитель: 23 09 2013 г. кандидат исторических наук, Протокол № 1 доцент Кирьянова Е.Г. Зав. кафедрой Доктор филологических наук, проф. Редькин В.А. Тверь 2013...»

«КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ОДЕССЕ ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИСКАНИЯ НА БЕРЕГУ Берега реки Самбатион издано свободным братством сынов Моше, они же краснокожие израильтяне место издания не обозначено 5770 год от сотворения Человека, он же 2010 год европейского и 1431 год мусульманского летоисчислений 1 МЕЖУНИВЕРСИТЕТСКИЙ ЦЕНТР ЕВРЕЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЕВРЕЙСКОЕ АГЕНТСТВО В РОССИИ при поддержке фондов ICHEIC, CAF, Avi Chai САМБАТИОН-5. С четырех краев Земли КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ В ОДЕССЕ. ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ...»

«Директор ГКИ И.Б. Батуева ( д.и.н., профессор) Зав. кафедрой культурологии В.К. Назаров (к.п.н., доцент) 1. Цель основной образовательной программы (ООП) Целью разработки ООП является методические обеспечение реализации ФГОС ВПО по данному направлению. 2. Направление 033000 – Культурология Степень (Квалификация): 033000.68. – Магистр культурологии 3. Характеристика профессиональной деятельности выпускника ООП 3.1. Область профессиональной деятельности магистров по направлению подготовки 033000...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.