WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Н. Л. Кременцов Принцип конкурентного исключения К счастью, при той скорости, с которой растет советская наука, та борьба, которая кажется неизбежной между учеными ...»

-- [ Страница 1 ] --

Н. Л. Кременцов

Принцип конкурентного исключения

"К счастью, при той скорости, с которой растет советская наука, та борьба, которая кажется неизбежной между учеными разных темпераментов и убеждений, необязательно должна вести к тем же проблемам, к которым она ведет в других странах, потому

что, благодаря быстрой экспансии науки, для молодого или непонятого ученого всегда существует возможность создать свой собственный институт."

Дж. Бернал, "Социальная функция науки" 1939.1 В 1934 г. молодой советский эколог Г. Ф. Гаузе опубликовал в США книгу под названием "Борьба за существование", в которой сформулировал "принцип конкурентного исключения". Серия лабораторных экспериментов с различными простейшими убедительно продемонстрировала наличие конкуренции между двумя видами, потребляющими один и тот же пищевой ресурс. Более того, эксперименты показали, что в условиях изоляции и ограниченности ресурсов такая конкуренция ведет к вымиранию одного из видов. Эта закономерность — вытеснение одного вида другим, потребляющим тот же ресурс более эффективно, — и получила название "принцип конкурентного исключения". Принцип Гаузе хорошо описывал распределение близких видов по экологическим нишам биоценозов и стал одним из краеугольных камней эволюционной экологии.

Можно полагать, однако, что "принцип конкурентного исключения" может быть использован в качестве метафорической модели для описания и некоторых явлений в истории науки, поскольку конкуренция за ограниченные ресурсы характерна не только для биоценозов, но и для научных сообществ. В этой статье я попытаюсь охарактеризовать с "экологической" точки зрения один из самых известных эпизодов в истории советской науки — развитие в предвоенные годы так называемой "лысенковщины". Я буду рассматривать этот эпизод как пример конкурентной борьбы двух групп — "формальных" генетиков, возглавляемых Н. И. Вавиловым, и "агробиологов", возглавляемых Т. Д. Лысенко, — в специфическом "ценозе" советского государства. Я постараюсь идентифицировать ресурсы этого "ценоза" и принципы их использования конкурирующими группами, а также факторы, определявшие эффективность использования этих ресурсов, а следовательно и результаты конкурентной борьбы в предвоенные годы.

Генетика как советская наука История генетики является, пожалуй, одной из самых изученных в истории всей советской науки. Библиография отечественных и зарубежных работ по истории советской генетики давно перевалила за сотню и продолжает неуклонно увеличиваться. Такой интерес вызван, главным образом, постигшей советскую генетику катастрофой: почти двадцать лет с 1948 по 1965 классическая "менделевская" генетика была официально запрещена и заменена так называемой "мичуринской" биологией или агробиологией, развивавшейся Т. Д. Лысенко. Эта катастрофа неизбежно окрасила исторические работы в черно-белые тона: генетики в "белых одеждах" трагически гибли в сраженьи с "черными" сторонниками Лысенко, поддерживаемыми и направляемыми (в зависимости от вкуса автора конкретной работы) лично Сталиным, Коммунистической партией, советским государством и его репрессивным аппаратом. Нет слов, в истории советской генетики трагических страниц более чем достаточно: аресты и ссылки, расстрелы и лагеря, закрытие институтов и увольнения сотрудников. И многие исследователи занимались почти исключительно "разгромом генетики" — именно так назвал свою недавнюю монографию В. Сойфер. Однако, сводить всю историю советской генетики исключительно к ее "разгрому", на мой взгляд, неправомерно и неисторично. До того как генетика была "разгромлена", она была сначала построена.

Создание Дисциплины.

До 1917 г. генетика как дисциплина в России не существовала. 4 Ю. А. Филипченко и Н. К. Кольцов использовали генетический материал в своих курсах экспериментальной зоологии, читавшихся в Петроградском и Московском университетах. Некоторые другие профессора излагали генетические концепции в курсах селекции животных и растений. Однако ни специальных генетических кафедр, ни лабораторий, ни периодических изданий в это время не существовало. Только в конце 1916 г. Кольцову удалось найти богатого патрона для организации Института экспериментальной биологии, в котором он планировал создать специальную генетическую лабораторию.

Хотя большевистская революция ликвидировала частные фонды, которые Кольцов собирался использовать, она в то же время стала главным фактором стремительного роста генетики как дисциплины. Филипченко, Кольцов и молодой селекционер Вавилов нашли поддержку в многочисленных государственных ведомствах, вовлеченных в 1920-е годы в научную политику нового государства, включая Наркомпрос, Наркомзем, Наркомздрав, Академию Наук, и даже Коммунистическую академию, и стали главными строителями новой дисциплины в России. Они и их сотрудники организовывали генетические институты и лаборатории, проводили конференции, создавали специализированные журналы, развивали международные контакты и готовили новое поколение профессиональных генетиков.

Филипченко в 1918 г. организовал первую в России кафедру генетики в Петроградском университете, а два года спустя — специальную генетическую лабораторию в созданном при университете Естественно-научном институте. В 1921 г. он создал под эгидой Академии наук Бюро по евгенике, которое немедленно начало выпускать специальный бюллетень. Кольцов в 1920 г. нашел в Наркомздраве поддержку для своего Института Экспериментальной Биологии и пригласил С. С. Четверикова заведовать Генетическим отделом института. А год спустя Кольцов организовал Русское евгеническое общество, которое стало немедленно выпускать "Русский евгенический журнал." Вавилов в 1924 г. под эгидой Наркомзема создал Институт Прикладной Ботаники и Новых Культур, в котором Г. Д. Карпеченко возглавил отдел генетики, а Г. А. Левитский — цитологическую лабораторию. В течение 1920х гг. генетические лаборатории были созданы в университетах, медицинских и сельскохозяйственных институтах и даже в зоопарках. Курсы генетики были введены в вузовское преподавание, а учебники для них были либо переведены с иностранных языков, либо написаны самими профессорами. В 1929 г. несколько сотен исследователей приняли участие в первой советской генетической конференции, состоявшейся в Ленинграде. Таким образом, в течение первого десятилетия советской власти генетика быстро институализовалась в России как дисциплина.



Советская наука и ее ресурсы. Ряд факторов сыграл важную роль в столь быстром институциональном развитии генетики в Советской России. Одним из главнейших была активная поддержка науки большевиками. Большевики, подобно многим другим политическим партиям начала XX в., как в России, так и зарубежом, и подобно большинству самих российских ученых, были захвачены технократическим идеалом науки как движущей силы человеческого прогресса. Придя к власти, они попытались реализовать этот идеал на одной шестой части суши, оказавшейся под их контролем. После Октябрьской революции наука в России была национализирована и, наряду с промышленностью, сельским хозяйством, образованием и медициной, стала одним из важнейших направлений развития страны. Многочисленные государственные органы, созданные на обломках царских министерств, — наркоматы, Совет Народных Комиссаров (СНК), Всероссийский (ВЦИК) и Всесоюзный (ЦИК) Центральные Исполнительные Комитеты, Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ) — начали активно поддерживать существующие и создавать новые научные учреждения, проводившие исследования в соответствующих областях, подведомственных этим органам. В рамках новых государственных структур большевики организовали ряд специальных агенств, финансировавших и контролировавших развитие науки, таких как Отдел научных учреждений СНК, Главнаука Наркомпроса, Научно-техническое управление ВСНХ, Главный ученый медицинский совет Наркомздрава, Комитет по заведованию учеными и учебными заведениями ЦИК. Развитие науки, однако, не было для большевиков самоцелью:

наука должна была играть важную, но вспомогательную роль в построении материально-технической базы того, что их политическая программа называла "первым в мире социалистическим обществом". Такое инструментальное, утилитарное отношение к науке ясно просматривается в документах, формулировавших государственную научную политику в первые годы существования большевистской власти, таких как "Предложения к проекту мобилизации науки для нужд государственного строительства", подготовленные в январе 1918 г. Наркомпросом, 8 или "Набросок плана научно-технических работ", написанный весной того же года В. И. Лениным. Активная научная политика большевиков оказалась весьма привлекательной для русских ученых, и после короткого замешательства, вызванного жестокостью и видимой анти-интеллигентской направленностью политических акций нового правительства, большинство русских ученых начало с ним сотрудничать. Они использовали финансовую поддержку, щедро раздаваемую большевиками, для оживления старых и создания новых научных институтов, журналов и обществ, проведения многочисленных научных конференций и восстановления прерванных мировой войной зарубежных контактов. Существование целого ряда независимых друг от друга государственных органов, поддерживавших науку, создало известную свободу выбора для ученых, занятых поисками ресурсов для своих институтов: проект, отвергнутый в одном агенстве, скажем, Наркомпросе, мог получить поддержку в другом, к примеру, Наркомздраве. Некоторые ученые ухитрялись получать деньги для своих исследований одновременно из нескольких источников.

В целом, ученые и большевики довольно быстро сумели наладить диалог и установить взаимовыгодные, "симбиотические" отношения: правительство выделяло деньги и иные ресурсы (здания, оборудование, материалы) на развитие науки, а ученые предоставляли правительству свои знания в жизненно-важных вопросах возрождения и организации промышленности, сельского хозяйства, транспорта, медицины и образования. Этот симбиоз науки и государства, или, точнее, научного сообщества и аппарата, контролировавшего научную политику нового государства, и стал главным фактором, определявшим темпы и направления развития науки в Советской России.

Диалог ученых и политиков, однако, был непростым. Интересы обеих групп, хотя и сходились в главном — развитии науки, существенно различались в деталях — как и какую науку развивать.

Первая проблема — кому и с кем говорить — была на первых порах достаточно проста. Для большевиков партнерами по диалогу стали ученые с установившейся международной репутацией, занимавшие ключевые позиции в русском научном сообществе: нобелевский лауреат И. П. Павлов, непременный секретарь Академии Наук С. Ф. Ольденбург, президент Военно-Медицинской Академии В. Н. Тонков. Для ученых партнерами стали главы государственных органов, ведавших наукой, или их доверенные лица: председатель СНК Ленин и его секретарь Н. П. Горбунов, глава Наркомпроса А. В. Луначарский, глава Наркомздрава Н. А. Семашко. Важную роль посредника в установлении и расширении контактов между учеными и большевиками в это время сыграл Максим Горький, организовавший в первые годы после революции Центральную комиссию по улучшению быта ученых (ЦКУБУ). В результате взаимной активности на протяжении 1920-х гг. лидеры обеих групп установили тесные личные контакты, ставшие основой дисциплинарного развития русской науки: немногочисленные ученые, имевшие доступ к большевистской верхушке, получили возможность активно влиять на конкретные решения в области научной политики (например, создание того или иного института), а большевистское руководство получило возможность влиять на научное сообщество в целом через посредство его лидеров.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 



Похожие работы:

«Яков Залманович Цыпкин (1919 – 1997) Москва – 2007 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие.. 5 Часть 1: История 7 Яков Залманович Цыпкин.. 9 И.Я. Кербелева. Мой отец Яков Залманович Цыпкин. Я.З. Цыпкин. Моя жизнь в обратной связи и обратная связь в моей жизни (речь при получении медали 22 Ольденбургера).. Я.З. Цыпкин. Управлять всем, что управляется, а что не управляется, сделать управляемым (статья из журнала Наука и жизнь).. Российский ученый: жизнь в управлении. Яков Цыпкин 41 (беседа с К. Бисселлом).....»

«читайте В номере 200-я годовщина Бородинского сражения Н.Келин. Герой-танкист Дмитриевский: о любви, подвиге и памяти.10 С.Петров. Спасатели. Отец и сын Северины М.С.Зинич. Утраченные коллекции художественных музеев в период войны 1941–1945 гг. И.Ивлев. Генеральская ложь В.Н.Земсков. О масштабах людских потерь СССР в Великой Отечественной войне А.Е.Тарас. 1812 год – трагедия Беларуси Д.В.Аронов, И.Ф.Смирнов. Великая Отечественная война в истории Орловского гарнизонного военного кладбища А....»

«РАЗДЕЛ 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Земельный фонд Республики Казахстан 1. Земельный фонд Республики Казахстан в соответствии с целевым назначением подразделяется на следующие категории: 1) земли сельскохозяйственного назначения; 2) земли населенных пунктов (городов, поселков и сельских населенных пунктов); 3) земли промышленности, транспорта, связи, обороны и иного несельскохозяйственного назначения; 4) земли особо охраняемых природных территорий, земли...»

«Культура и игауссгво древнего Хорезма Издательство Наука Главная редакция восточной литературы Москва 1981 Редколлегия М. А. ИТИНА, Ю. А. РАПОПОРТ, И. С. СЫЧЕВА, Б. И. ВАИНБЕРГ Сборник содержит статьи, посвященные различным сторо­ нам истории и культуры древнего Хорезма и сопредельных районов Средней Азии и Казахстана. Обобщаются итоги ар­ хеологических и этнографических исследований Хорезмской экспедиции Института этнографии АН СССР за 40 лет. Рас­ сматриваются проблемы палеогеографии и...»

«Глава 1 Начало изречений выхода днем, возношений и прославлений, выхода и сошествия в сияющий Херет-Нечер1 на прекрасном Западе. Говорится в день погребения. Вход после выхода. Говорит Осирис N2: О, боги Запада — говорит Тот 3 — Царь вечности, который там (во мне)! Я — Бог защиты. Я сражался перед тобой ради тебя. Я один из этих богов Совета, защитивших Осириса4 от его врагов в день суда. Я — из твоих людей, Осирис. Я один из этих богов, детей Нут5, которые убивают врагов Осириса и отражают...»

«В сборник вошли рецепты из книги Русский квас. Королев Д.А. СОДЕРЖАНИЕ Введение...3 Хлебные квасы...4 Русский квас 8 Старинный квас 8 Московский квас 9 Подмосковный квас 9 Украинский (малороссийский) квас 10 Северный квас 11 Квас Московские кислые щи 11 Народный квас 11 Волжский квас 12 Ленинградский сладкий квас 12 Воронежский квас 13 Красный квас 13 Белый квас 14 Суточный квас 14 Мятный квас 14 Окрошечный белый квас 15 Простой хлебный квас 15 Сухарный квас 15 Домашний сладкий квас 16...»

«Дорогие друзья! В последние годы Алтайский край демонстрирует устойчивое развитие в сфере рекреации, предлагая уникальный туристический продукт. Природа Алтая подарила нам бескрайние равнины, горы, поднимающиеся до 2,5 тыс. метров, многочисленные озера и реки. По числу объектов культурного наследия регион занимает одно из первых мест в Сибири. Алтайский край – прекрасное место для тех, чье сердце переполняет любовь к первозданной красоте, нехоженым тропам, неизученным пещерам, тайнам хвойных...»

«Д. А. СОБОЛЕВ ОТТО ЛИЛИЕНТАЛЬ И РУССКИЕ ПИОНЕРЫ АВИАЦИИ (ИСТОРИЯ НАУЧНЫХ СВЯЗЕЙ) Рождение авиации связано с попытками человека сымитировать полет птиц. Сначала люди пробовали подняться в воздух, взмахивая прикрепленными к рукам искусственными крыльями, но силы человеческих мускулов было явно недостаточно. Тогда внимание пионеров авиации привлек планирующий и парящий полет птиц. Наблюдения показывали, что при благоприятных условиях атмосферы некоторые птицы с неподвижно распростертыми крыльями...»

«L. Kiyashchenko V. Moiseev PhiLosoPhy of TransdisciPLinariTy Moscow 2009 Российская Академия Наук Институт философии Лариса Киященко Вячеслав Моисеев фиЛософия трансдисципЛинарности Москва 2009 УДК 168.5 ББК 73 К 46 В авторской редакции рецензенты доктор филос. наук В.И. Аршинов доктор филос. наук В.Н. Порус Киященко, Л.п. Философия трансдисциплинарности К 46 [Текст] / Л.П. Киященко, В.И. Моисеев; Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФРАН, 2009. – 205 с. ; 20 см. – 500 экз. – ISBN...»

«Чуковский бережно хранил в своем архиве письма от Александра Блока и его родных. Часть этих документов опубликована (см. кн. 2, с. 232). Однако сохранились не только блоковские письма, но также его заметки и наброски. В архиве Чуковского оказались и деловые записочки Блока к Е. П. Струковой (секретарю издательства Всемирная литература) и два письма от матери Блока. Эти разнородные документы прямо не связаны друг с другом. Их объединяет причаст­ ность к личности Блока, к его биографии. Заметки...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.