WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«М.В. САПРОНОВ Концепции самоорганизации в обществознании: мода или насущная необходимость? (Размышления о будущем исторической науки) Тему статьи подсказал анализ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2001 • № 1

М.В. САПРОНОВ

Концепции самоорганизации в обществознании:

мода или насущная необходимость?

(Размышления о будущем исторической наук

и)

Тему статьи подсказал анализ публикаций, посвященных методологическому кризису в современном гуманитарном знании, и впечатления автора, принявшего участие

во Всероссийской научной конференции "Историческая наука на пороге третьего тысячелетия", состоявшейся весной 2000 года в Тюмени. По количеству заявок на участие, разнообразию тем и секций (последних было семь, из которых основной считалась секция, посвященная методологии исторического знания) данное мероприятие свидетельствовало о том, что отечественное обществоведение даже в провинции находится во вполне приличном состоянии. Однако откровенно вялая работа методологической секции и содержание некоторых докладов оставили ощущение какой-то неопределенности, двойственности в отношении будущего исторической науки. Каким же виделось это будущее участникам данного форума?

Думается, что общую точку зрения на эту проблему высказал С. Кондратьев декан исторического факультета Тюменского университета. Никакого кризиса в исторической науке нет, - заявил уважаемый ученый, - его придумали методологи и историографы (те, чье ремесло - "изучение чужих мыслей по поводу прошлых событий"). На самом деле, никогда еще историки не находились в таких благоприятных условиях с точки зрения занятия любимым делом. Делай, что хочешь; печатайся, не обращая внимания на отзывы коллег; создавай сайты в Интернете и общайся с другими специалистами по избранной тематике; плюнь на методологию и историографию; главный девиз историка III тысячелетия - "Чтобы не было скучно!" [1].

После такого заявления, казалось бы, самое время и место разгореться жаркой дискуссии. Но - не было ни дискуссии, ни докладов, ни кулуарных разговоров по данному вопросу. Поэтому автор и решился представить свои собственные соображения по поводу нынешнего состояния и возможного будущего исторической науки.

Перспективы исторической науки, на мой взгляд, выглядят весьма туманно. Об этом свидетельствует сегодняшнее положение дел в гуманитарном знании, на которое влияют следующие факторы.

Во-первых, это уже набивший оскомину теоретико-методологический кризис в обществоведении, о котором заговорили (преимущественно в столичных кругах) со второй половины 80-х годов. Анализ публикаций, посвященных этому вопросу, позволяет выделить два момента, определяющих содержание полемики. Прежде всего, ученые-гуманитарии явно недооценили глубину, масштаб и качественные характеристики кризиса. В основном споры разворачивались на фоне противостояния двух групп обществоведов - сторонников формационного и цивилизационного подходов: одни пытались отстоять, модернизируя, теорию формаций [2]; вторые - апологизировали цивилизационную парадигму [3-6]; "центристы" же стремились соединить все лучшее из первого и второго [7, 8]. Казалось, что все должно ограничиться простым "космеС а п р о н о в Максим Викторович - старший преподаватель кафедры истории России ЮжноУральского государственного университета (Челябинск).

тическим ремонтом" здания исторической теории - заменой скомпрометировавшей себя методологии на другую, более приемлемую с точки зрения большинства.

Но очень скоро обнаружилось много лакун и нестыковок внутри цивилизационного подхода: отсутствие четких критериев исследования, неразработанность понятийнокатегориального аппарата, очевидная аморфность структуры [9, 10]. Более того, стало выясняться, что кризис затронул не только марксистскую историографию, но и западное обществознание, которое для российских методологически осиротевших ученых в конце 80-х годов представлялось землей обетованной. Европейские и американские пессимисты даже заговорили о "конце истории" [11, 12]. Большинство же наших западных коллег, как оказалось, пребывало в состоянии растерянности и опустошенности, заявляя о необходимости поиска новых способов интерпретации исторического процесса [13]. Среди российских историков одним из первых обратил внимание на масштабы кризиса И. Ковальченко: "Теоретико-методологический кризис охватил не только российскую, но и вообще мировую науку. Под кризисом мы имеем в виду не застой или упадок (как это чаще всего трактуется), а такую поляризацию теоретикометодологических взглядов, которая разрывает единство сущности исторического познания" [14, с. 3]. Таким образом, речь идет о более глубоком, нежели думалось ранее, потрясении самих основ исторической науки; потрясении, не связанном с крахом коммунистической идеологии и тоталитарных режимов Восточной Европы.

Следствие этого кризиса - уход российских гуманитариев в рассмотрение частных, узких вопросов; нежелание их заниматься теоретическими проблемами истории.

Большинство ученых как будто смирилось с тем, что поиск парадигм в науках, изучающих человечество, бесперспективен, что время глобальных генерализующих концепций прошло, что это - просто "не модно" и скучно. Нынешняя ситуация в гуманитарном знании похожа на хроническую стадию протекания опасной болезни: полного выздоровления нет, но и сильных болей не наблюдается [15, с. 9]. Согласен, что масса источников, вводимых нынче в оборот, море "белых пятен" и неисследованных тем, апробация новых методов и методик исследования - все это очень интересно, необходимо и требует повышенной научной активности и привлечения огромного числа ученых. Но нельзя забывать также и о том, что проблему мы отнюдь не разрешили, и она может заявить о себе в любое время при изучении конкретных вопросов.

Во-вторых, свидетельством неопределенности перспектив развития исторического знания могут служить попытки отказать ему в праве считаться научным, в способности объяснять прошлое и настоящее, прогнозировать будущее. Это низводит историю до уровня собрания анекдотов и интересных баек о днях давно минувших, превращает ее в своеобразный род публицистики. Именно так рассматривает историю простой обыватель. Но ведь хорошо известны и "претензии" к ней естествознания (спор физиков и лириков): историки - не ученые, так как эта "наука" не удовлетворяет основным классическим требованиям, предъявляемым к подобного рода деятельности. Тут нет четких и единых законов, описывающих объективную реальность; нет строгой и общепринятой системы доказательств (в истории нельзя поставить эксперимент - ведь каждое событие уникально); отсутствует формализованный язык. В итоге "физики" начинают открыто вторгаться в историю, обвиняя гуманитариев в фальсификации прошлого и беря на себя роль борцов за восстановление "правдивой" картины минувшего (речь идет о многочисленных, хорошо и большими тиражами издаваемых и, самое главное, популярных работах А. Фоменко и Г. Носовского). Безусловно, читать такие работы не скучно, они занимательны, но...

только не для нас, историков.

В-третьих - и это тоже очень опасный синдром - история начинает терять свое место ("экологическую нишу") в ряду дисциплин, изучающих человеческое общество и результаты его деятельности. Она буквально разрывается на части вновь воскресшими и появившимися недавно на постсоветском научном пространстве науками:

социологией, культурологией, этнологией, политологией (с массой всяких определений типа "историческая", "структурная" и т.п.), каждая из которых открыто претендует на роль "главной" общественной н а у к и, стремясь придать истории статус подносчика снарядов-фактов для создаваемых ими теорий и обобщений. Так.

например, культуролог А. Флиер считает, что "объектом (т.е. исследуемой сферой жизни, наблюдаемой объективно) научных интересов культурологов являются, по существу, любые виды и формы человеческой жизнедеятельности (точно так же. как у историков, психологов и социологов), а предметом научного анализа... прежде всего ценностно-нормативные установки и механизмы, регулирующие всякую социальную практику и в особенности взаимодействие и взаимопонимание между людьми. В этом смысле культурология действительно может рассматриваться как наука, изучающая все о человеке и обществе (аналогично истории и социологии)..." (курсив мой. М.С.) [16, с. 126, 127] (ср. [17]). Если Флиер еще сохраняет за историей статус дисциплины, "изучающей все о человеке и обществе", то социолог И. Пьянков оставляет за ней только иллюстративную роль. Она должна лишь "показывать проявление законов в данной индивидуальной комбинации фактов", изучать же общее и устанавливать законы призвана социология при помощи номотетических (генерализирующих) методов [18]. Еще дальше идет историк и этнолог С. Лурье, которая видит историю в роли сборщика фактического материала для исторической этнологии [19].

Неразбериха, наблюдаемая в гуманитарных дисциплинах по вопросу о границах предметной области исследований и проявляющаяся в бесплодных спорах о том, "кто более матери-науке ценен", находит свое выражение в многочисленных фактах того, что диссертационные советы разных уровней нередко предъявляют претензии по поводу соответствия содержания диссертации заявленному шифру специальности к работам соискателей, чьи темы находятся на стыке дисциплин.

Наконец, в-четвертых, в последнее время историки все сильнее и сильнее ощущают натиск на свой предмет преподавания со стороны руководства вузов и соответствующих государственных структур: начиная с недавней эпопеи с государственным стандартом по истории и кончая правом каждого неисторического факультета определять, включать ли (и если да, в каком объеме) историю в свое расписание. Речь, таким образом, идет об элементарной востребованности носителей исторического знания как работников, приносящих пользу обществу и зарабатывающих своей профессией на жизнь.

Если указанные тенденции будут проявляться и в дальнейшем, существует опасность возвращения истории к своим истокам - ко временам Геродота и Гомера, когда она понималась как простое описание некогда прошедших событий, как один из видов искусства, которому покровительствует муза Клио; престижность профессионального исторического образования будет падать, а сами историки либо превратятся в мимов, развлекающих скучающую публику, либо замкнутся в своем узком, маленьком мирке, напоминающем масонскую ложу с малопонятными обрядами и символикой. Однако не стоит посыпать голову пеплом и скорбеть о недавно ушедшем времени, когда авторитет истории был непререкаем и толпы абитуриентов осаждали исторические факультеты. Попробуем разобраться в том, что вызвало к жизни означенные тенденции и попытаемся увидеть свет в конце тоннеля.

На взгляд автора, главная причина столь незавидной ситуации в обществоведении господство среди большинства ученых-гуманитариев научной парадигмы, которая начала формироваться еще в XVII веке и вплоть до начала XX века считалась классической во всех областях знания. В первой трети XX столетия, благодаря революционным открытиям прежде всего в физике, эта парадигма подверглась пересмотру; получила свое развитие так называемая неклассическая наука. Сейчас, на пороге III тысячелетия, - преимущественно в естествознании - и последняя уже не имеет того положения, как ранее: на смену неклассической пришла постнеклассиНапомню, что парадигмой называются признанные учеными образцы (способы) постановки и решения научных проблем. Если взять шире - это принимаемое всем научным сообществом мировоззрение, т.е. единый взгляд на мир и единый образ научного мышления [23, с. 11].

ческая (постмодернистская) наука с иными представлениями о единой картине мира, о стиле и идеалах научного мышления [20-22]. Однако вследствие того, что гуманитарное знание в области теории всегда отставало от естественных наук, старая, классическая научная парадигма царит в умах многих ученых-обществоведов и поныне.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 


Похожие работы:

«© – Команда разработчиков руководства Ubuntu (Ubuntu Manual Team). Некоторые права защищены. cba Эта работа доступна по лицензии Creative Commons Aribution Share Alike. License. Чтобы просмотреть её копию, перейдите в раздел Appendix A, посетите http://creativecommons.org/licenses/ by-sa/./ или отправьте письмо в организацию Creative Commons по адресу: Creative Commons, Second Street, Suite, San Francisco, California,, USA. Приступая к работе c Ubuntu. можно приобрести у http://...»

«ПРИНЯТА УТВЕРЖДАЮ на заседании методического объединения Директор ГБОУ СОШ №597 Зайцева Е.В. учителей истории и гуманитарного цикла протокол № 2013г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по обществознанию для 6-8 классов Москва, 2013-2014 учебный год Календарно-тематическое планирование к курсу Обществознания для 6 класса Пояснительная записка к планированию курса Обществознание для 6-го класса Рабочая программа по обществознанию для 6 класса составлена на основе федерального государственного стандарта...»

«Популярная история спорта Елена Грицак 2 Книга Елена Грицак. Популярная история спорта скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Елена Грицак. Популярная история спорта скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Елена Николаевна Грицак Популярная история спорта 4 Книга Елена Грицак. Популярная история спорта скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Введение Согласно признанному определению, спорт является составной частью...»

«Ефимов Г.Б., Ефимов А.Б., Зуева Е.Ю., Энеев Т.М. К истории отечественных образования и науки, и их ветвей – естественной, гуманитарной и духовной Рекомендуемая форма библиографической ссылки: К истории отечественных образования и науки, и их ветвей – естественной, гуманитарной и духовной / Г.Б.Ефимов [и др.] // Препринты ИПМ им. М.В.Келдыша. 2010. № 57. 31 с. URL: http://library.keldysh.ru/preprint.asp?id=2010-57 Российская Академия Наук ОРДЕНА ЛЕНИНА ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОЙ МАТЕМАТИКИ им. М.В....»

«ГРАНИ РОССИЙСКОГО САМОСОЗНАНИЯ Империя, национальное сознание, мессианизм и византизм России W. Bafing Москва 2010 УДК 008 + 32.019.5 + 316.6 + 323.1 + 930.1 + 930.85 ББК 60.033 + 60.523 + 66.5 + 87.6 + 88.5 С 90 Охраняется Законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книги или любой её части воспрещается без письменного разрешения автора. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке. Рецензенты: доктор философских наук, профессор Финансовой академии при...»

«О книгах написаны сотни тысяч работ, о письменных текстах — так много, что страшно называть даже приблизительную цифру. Даже если не принимать во внимание сугубо историколитературоведческие и филологические работы, связанные с исследованием текстов как таковых, для которых форма фиксации не имеет значения1, даже тогда мы останемся на берегу бескрайнего моря научной литературы. Целый круг наук и академических направлений (археография, социология чтения, история книги, антропология грамотности,...»

«История России была главной темой специальных исторических исследований академика, профессора Санкт-Петербургского университета Александра Сергеевича Лаппо-Данилевского (1863–1919). Но даже при изучении частных проблем русской истории он старался исходить из общего представления о задачах и целях научного исторического исследования. Его научный интерес, — отмечал А. Е. Пресняков, — был сосредоточен, можно сказать, не на русской истории ради нее самой, как у большинства представителей этой...»

«алматы 2010 1 удк 323/324 ббк 67-400-6 Е 22 Рекомендовано к печати Ученым советом Института философии и политологии Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан Е 22 Евразийская доктрина нурсултана назарбаева / Сост.: А.Н. Нысанбаев, В.Ю. Дунаев /. – Алматы: 2010. – 404 с. ISBN – 978-601-7157-25-8 В условиях современного глобального кризиса евразийская идея приобретает новое звучание и особую значимость. В классическом варианте она была высказана еще столетие назад, но в...»

«Общая редакция: Б. Коппитерс Г. Нодиа Ю. Анчабадзе ВЕСЬ МИР ИЗДАТЕЛЬСТВО Москва 1998 ББК 66.5 (2Рос) К 66 Бруно Коппитерс Редактор А. П. Фоменко К 66 Грузины и абхазы. Путь к примирению/ Общ. ред.: Б. Коппитерс, Г. Нодиа, Ю. Анчабадзе. — М.: Издательство Весь Мир, 1998.—248 с. Предлагаемый вниманию читателей сборник статей — важная веха в научном диалоге грузинских и абхазских исследователей по тяжелой для обеих сторон проблеме, связанной с войной 1992—1993 гг., ее последствиями и поисками...»

«Согласно статистике в среднем 10% жителей планеты имеют врождённые или приобретённые ограничения жизнедеятельности. Каждая 4-я семья имеет в своём составе инвалида. В нашем поселке проживает семья, воспитывающая ребенка-инвалида Елена Николаевна и Виктор Николаевич Пикаловы. Эта семья одна из самых читающих семей поселка. Сын Миша очень любит рассматривать картинки и слушать книги об истории нашего Отечества. Эту любовь привили ему родители. В библиотеке оформлена книжная выставка Читаем всей...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.