WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 56 |

«Параллели Заметки по истории культуры и методологии гуманитарного познания (Фрагменты) В книге представлены исследования феноменов современной культуры, сохраняющих ...»

-- [ Страница 1 ] --

Коротких В.И.

Параллели

Заметки по истории культуры

и методологии гуманитарного познания

(Фрагменты)

В книге представлены исследования феноменов современной

культуры, сохраняющих связь с историей европейской философии. Автор –

специалист в области истории западноевропейской философии Нового

времени – пытается показать, что наследие классической философии

продолжает жить в современной литературе и постклассических способах философствования, а тщательное изучение её ключевых событий способствует более глубокому осмыслению современных проблем, в том числе проблем методологии гуманитарного познания и философии образования.

Основное внимание в книге уделяется гегелевской философии, оказавшейся последним словом в истории классической философии, восприятие которого в 19-20 веках определяло и отношение европейской мысли к классической философии в целом. Специальный раздел посвящён «Феноменологии духа» - самому загадочному гегелевскому произведению, 200-летний юбилей которого придал новые стимулы изучению классической философской традиции.

ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ: ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ И

ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Выражение «философия Гегеля», избранное в качестве названия для первой группы фрагментов, сегодня, после нескольких десятилетий господства в гегелеведении «эволюционно-исторического» метода, могло бы годиться, кажется, только для не слишком толстого вузовского учебника по философии. В «науке о Гегеле» давно принято, что «философия Гегеля» — это, собственно, лишь абстракция от действительной истории гегелевской мысли - абстракция, принятие которой, по-видимому, означает лишь игнорирование фактов эволюции его мировоззрения. Более того, даже в границах отдельных периодов творчество Гегеля рассматривается сегодня чаще всего именно как последовательность «идей», а попытки увидеть в них нечто целостное оцениваются как ненаучные и пресекаются ссылками на материалы, показывающие, как часто и существенно менялась позиция философа.

Изучение Гегеля уже очень давно ориентируется, таким образом, на «детали» — хронологические или тематические фрагменты; гипотезы о гегелевской мысли как целом в истории философии как «серьёзной науке» к рассмотрению не принимаются. - Признаем, что основания для подобной осторожности имеются. В 20 веке так называемое «неогегельянство» (и особенно французское), стремясь воскресить «дух» Гегеля, наговорило от его имени много такого, что просто не может не вызывать недоумения у тех, кто всерьёз читал Гегеля. Безусловно, стремление к точности понимания для учёного-историка философии превыше всего; тем более, недопустимо использовать имя философа для легализации и пропаганды собственных, пусть и инициированных «чтением Гегеля», идей. Но, с другой стороны, что может быть более чуждым Гегелю, чем невнимание к целому? Может быть, и «детали» у Гегеля достойны того, чтобы исследовать их, но — детали чего?

Складывается ли образ философии Гегеля из последовательности («периодов», «идей» и т. п.), лишённой принципа?

Обратим внимание ещё на одно обстоятельство, значимое для понимания сложившейся вокруг изучения философии Гегеля ситуации. Если каждый «период» и каждый «текст» представляют для исследователя интерес сами по себе, вне связи с целым, то складывается странное положение, в котором все документы как свидетельства эволюции гегелевской мысли должны представляться равноправными — не имеет значения, идёт ли речь о научном трактате, учебнике, восстановленном лекционном курсе или рукописи. Сталкиваясь с подобной неразборчивостью, нельзя не вспомнить о мудром замечании В.В. Набокова: «Художник должен был бы безжалостно уничтожить свои рукописи после их напечатания, дабы они не могли ввести в заблуждение академическую посредственность и позволить ей думать, что, изучая заброшенные (отброшенные) тексты, они смогут раскрыть... тайны гения». 1 В самом деле, философ, решившийся на публикацию лишь двух трактатов - «Феноменологии духа» и «Науки логики», - в представлении последующих поколений оказался «автором» десятков томов «сочинений»!

Как вокруг такого «наследия» могла бы не возникнуть необозримая (во всех смыслах) литература, которая сегодня, кажется, скорее способна навсегда закрыть путь к Гегелю, чем реально помочь по нему двигаться; поистине, безумие - это утрата мира и себя в знании, у которого нет ни начала, ни конца….

Думается, «корпус сочинений» Гегеля должен стать сегодня предметом внимательного критического рассмотрения. Нельзя принимать в качестве равноценных свидетельств гегелевской мысли тексты, инициированные различными потребностями и преследовавшие различные (и отнюдь не всегда лишь теоретические) цели. В противном случае с возникающим в результате суммирования этих текстов «целым» оказываются плохо совместимыми как раз те произведения, которые сам Гегель предложил философскому сообществу в качестве результата своих «путешествий за открытиями», — «Феноменология духа» и «Наука логики».

Невнимание к позиции философа, проявляющееся в стремлении закрепить его авторство за текстами, сфабрикованными в среде учеников (и фабрикуемыми по сей день), дополняется, впрочем, в современной гегелеведческой литературе полным доверием к представлению Гегеля о границах и структуре его системы философии: система философии Гегеля и сегодня отождествляется с «Энциклопедией философских наук», причём этому не мешает и то, что почти все исследователи признают наличие в ней «разрыва» между Логикой и реальной философией, т. е. по существу, признают невозможность мыслить последовательность «Логика — Философия природы — Философия духа» в качестве «системы».

Конечно, усомниться в конструктивности подхода, понимающего под «системой философии» «Энциклопедию», означает вступить в спор с самим автором системы. Но, с другой стороны, и удерживать себя от подобных сомнений только на основании того, что вызывающая сегодня лишь недоумение точка зрения была высказана самим Гегелем, означает на деле безропотно принимать дурное, не поддающееся разрешению противоречие противоречие между Логикой и реальной философией как двумя несовместимыми частями «Энциклопедии». Либо, стремясь к воссозданию утерянной ещё при жизни автора «системы», мы решаемся на подобный «спор с Гегелем», либо, демонстрируя пиетет перед мнением философа (которое ведь вовсе не обязательно считать органичным продолжением его мысли), соглашаемся принимать в качестве системы философии то, что, очевидно, вообще не является системой.

Думается, выбор между этими позициями — это не только историкофилософская проблема. Речь идёт о том, стремимся ли мы видеть в Гегеле (и классической философии вообще) оказавшееся самодостаточным Цит. по: Шаховская З.А. В поисках Набокова. Отражения. - М., 1991. - С. 12.

выражением европейской культуры завершённое целое, «организм», или продолжаем обращаться к ней для решения собственных сиюминутных проблем (чем, по существу, и была занята вся постклассическая философия 19-20 веков). - Отношение к классической философии и к философии Гегеля как её завершению, в свою очередь, определяется тем, осознаём ли мы состоявшийся отрыв (или, с другой точки зрения, освобождение) современной культуры от власти той многовековой интеллектуальной традиции, которая нашла в Гегеле своё завершение, а в нас - может быть, первых читателей, действительно свободных от власти её контекста, но благодаря этому также и оказавшихся способными по-новому, самостоятельно и творчески, её понимать.

Можем ли мы определить условия, выполнение которых приближало бы такое понимание классической философии? В открывающих книгу заметках обсуждаются подходы, способные приблизить нас сегодня к новому – современному – прочтению Гегеля, последнего мыслителя, умевшего собирать в единый образ всё богатство истории философии и культуры. А начать это обсуждение представляется естественным с краткого очерка жизни и творчества философа.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (28.08.1770, Штутгарт – 14.11.1831, Берлин) – немецкий философ, автор системы «абсолютного идеализма», завершившей развитие классической западноевропейской философии.

Мировоззрение Гегеля и родившееся из него философское учение эволюционировали в продолжение всей жизни мыслителя. В соответствии с этим в гегелеведении различают несколько периодов творчества Гегеля – бернский, франкфуртский, йенский, нюрнбергский, гейдельбергский, берлинский. Вместе с тем центральные интуиции философа, стремившегося к целостному концептуальному постижению духа в его историческом развитии, оставались неизменными. Наиболее полное и органичное выражение они нашли в задуманном в йенский период проекте «Системы науки», который был реализован в форме двух теоретических трактатов – «Феноменологии духа» и «Науки логики». Эти произведения Гегеля оказались связующим звеном между его «юношескими» рукописями, в которых дух - основное понятие гегелевской философии - рассматривается в контексте изучения истории и культуры, и «зрелыми» работами, представляющими собой рассудочное обобщение основного содержания «Феноменологии» и «Логики» и предназначенными, главным образом, для использования в учебном процессе.

Первоначальное образование Гегель получил в гимназии родного города, где он с увлечением изучал, прежде всего, античную литературу, любовь к которой сохранил на всю жизнь. Искусство Древней Греции, в котором содержание совершенным образом уравновешивается формой его выражения, навсегда останется, по Гегелю, идеалом для художественного творчества других эпох. Изучение античной литературы способствовало идеализации юным Гегелем социального строя и религиозных представлений древности, что нашло отражение в его первых литературных опытах.

Современная Гегелю немецкая литература, переживавшая период бурного подъёма, пока мало интересует будущего философа, встречающиеся в гимназических и университетских сочинениях Гегеля оценки новой немецкой литературы являются преимущественно критическими. Позднее интерес Гегеля к древности распространится на исторические и философские сочинения. Знакомство с ними, по Гегелю, открывает как принципиальное единство человеческого духа, так и своеобразие и неповторимость каждого этапа его развития.

После окончания гимназии в 1788 г. Гегель поступает на теологический факультет Тюбингенского университета. Здесь его друзьями становятся Шеллинг и Гёльдерлин. Молодых людей сближает, прежде всего, политика, они симпатизируют французской революции и с увлечением читают Руссо.

Хотя начальный этап обучения на теологическом факультете предполагал знакомство с философией, она не находится пока в центре духовных интересов Гегеля, основное внимание он по-прежнему уделяет всестороннему изучению истории.

После окончания университета в 1793 г. Гегель работает домашним учителем в Берне и Франкфурте, полагая, что такой образ жизни является наиболее подходящим для самообразования. Наброски этого периода творчества, полностью опубликованные только в начале 20 в., показывают сложный путь становления Гегеля как философа. С одной стороны, он, хотя и с некоторым опозданием, но осваивает всё же главные кантовские труды, понимая их значение для будущего философии. С другой стороны, в процессе исторических штудий у Гегеля возникает убеждение, что интуиция «духа», обнаруживающая себя в его литературных опытах, указывает на действительную субстанцию исторического процесса. С точки зрения юношеских поисков Гегеля, вся его последующая философия окажется экспликацией и детальной категориальной разработкой этой исходной интуиции.

Наиболее непосредственно «дух» являет себя в переворотах, которые переживало в истории человечества религиозное сознание, поскольку религия захватывает широкие народные массы и делает зримым влияние духовных, «идеальных» факторов на реальную историю человечества.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 56 |
 


Похожие работы:

«Давний спор славян. Россия. Польша. Литва: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2006 ISBN 978-5-17-038211-8,5-17-038211-1, 5-9713-3619-3, 5-9762-0450-3 Аннотация Русско-польско-литовские связи имеют тысячелетнюю историю. Первые контакты русских и поляков, зафиксированные летописцами, относятся ко второй половине X века. Периоды добрососедства и сотрудничества между славянскими государствами неоднократно сменялись восстаниями и войнами. Предлагаемая книга поможет читателю не только найти ответы...»

«Т. Б. Д Л У Г А Ч ДЕНИ ДИДРО Второе, доработанное издание М ОСКВА М Ы С Л Ь 1986 Б Б К 87.3(3) Д51 РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Д л у 1ач Тамара Борисовна — кандидат фило­ софских наук, научный сотрудник сектора ис­ тории философии стран Зап адн ой Европы и Америки И нститута философии А Н СС СР. Является автором книги Человек в мире тех­ ники и техника в мире человека (М., 1 9 7 8 ) и ряда статей по истории философии. Рецензенты: доктор философских наук В. Н. Куз не цо в, доктор...»

«КНИГА ЯПОНСКИХ ОБЫКНОВЕНИЙ () Александр Николаевич Meщеряков Э. Г. Ким Франсиско Ксавье Алессандро Валиньяно Ян Янсен Стрейс Н. Бартошевский Давид Ильич Шрейдер Григорий Александрович де Воллан Филипп Франц фон Зибольд Энгельберт Кемпфер Карл Петер Тунберг Книга посвящена описанию культуры и образа жизни японцев. Первая часть книги, давшая название всему изданию, принадлежит перу А. Н. Мещерякова, известного ученого, автора многих работ по древней и средневековой Японии, долго жившего в этой...»

«ЛИТЕРАТУРНАЯ ТЕОРИЯ РУССКОГО КЛАССИЦИЗМА Москва Оглавление Предисловие Введение 2–6 Глава 1. Предпосылки теории классицизма в России 6–11 Глава 2. Классицизм об общественном значении поэзии 11–22 Глава 3. Классицизм о специфике поэтического творчества 22–57 Глава 4. Классицизм о познавательном значении искусства 57–77 поэзии Глава 5 Категория жанра в теоретической системе классицизма 77–127 Глава 6 Проблемы поэтического стиля в теории русского 127–142 классицизма Глава 7. Судьба литературной...»

«Существовала ли мода всегда и везде или же она составляет принадлежность только определенных исторических эпох и культурных ареалов? Каковы внемодные или антимодные формы социальной регуляции? В каков мере к моде можно отнести разного рода массовые увлечения, поветрия, бумы к т. п.? На эти и на некоторые другие вопросы отвечает предлагаемая вашему вниманию статья. Ее главная задача — очертить границы собственно моды и углубить представление о ее месте в системе социальной регуляции в целом....»

«ЭКОЛОГО ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ, АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ И СОЦИОЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ЮЖНОЙ СИБИРИ И ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ Российско-монгольский сборник научных трудов Барнаул Издательство Алтайского государственного университета 2006 УДК 930.26 ББК 63.589я43+63.48я43 Э40 Ответственный редактор: доктор юридических наук В.В. Невинский Редакционная коллегия: доктор географических наук В.С. Ревякин кандидат географических наук Н.И. Быков кандидат исторических наук О.В. Боронин кандидат исторических наук П.К....»

«Serge Moscovici L'AGE DES FOULES Un traite historique de psychologie des masses Ouvrage realise avec I 'appui et le soutien du Ministere frangais des Affaires Entrangeres et du Centre culturel frangais de Moscou. Paws 1981 БИБЛИОТЕКА СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ Серж Московичи ВЕК ТОЛП Исторический трактат по психологии масс Издание осуществлено при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Французского Культурного Центра в Москве Москва Центр психологии и психотерапии 1998 ББК 88.2 УДК 159.92...»

«IX К Н И Г А - П Р И Л О Ж Е Н И Я И З Д Д Т Е Л Ь С Т В О „НАуКА* мо с к в ^ • 19 6 8 ПОЛЯРНАЯ ЗВЕЗДА НА 1869 КНИГА В О С Ь М А Я ЛОНАОН Ж 3 Д Л. Т Е ^ Ъ С Т В О //Н-ауКЛ. м. о с к. в.л. • і о, 6 8 Издание подготовлено Группой по изучению революционной ситуации в России конца 1850-х—начала 1860-х годов Института истории АН СССР Руководство изданием академика М. В. Н ЕЧКИНОЙ Публикация текста под наблюдением Е. Л. Рудницкой Полярная звезда Ж у р и а л А. И. Г е р ц е н а и Н. П. Огарева...»

«ВКЛА Д КУРЧАТОВЦЕВ В ЛИКВИДАЦИЮ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС МОСКВА 2012 УДК 621.039.586 ББК 31.4 Научный редактор: член-корреспондент РАН В.А. Сидоренко Редакционная группа: А.А. Боровой, А.Е. Верный, С.Е. Воинова, Е.А. Зенкова, Н.Ю. Стрельникова, В.Ф. Шикалов Дизайн обложки: М.И. Анурова, А.О. Ковалева Верстка: И.В. Авилова Вклад курчатовцев в ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС – М.: НИЦ Курчатовский институт, 2012, 172 с.: ил. ISBN 978-5-904437-07-7 Книга посвящена...»

«А. А. Чибилев. В ГЛУБЬ СТЕПЕЙ. ОЧЕРКИ ОБ ЕСТЕСТВОИСПЫТАТЕЛЯХ ОРЕНБУРГСКОГО КРАЯ От первых упоминаний об южноуральских и прикаспийских степях у древнегреческого историка Геродота (V в. до н. э.) до географических описаний Оренбургского края учеными начала XX в. такова история исследований огромного степного региона, представленная в очерках книги. Читатель узнает о жизни и экспедициях П. И. Рычкова, П. С. Палласа, Э. А. Эверсманна, С. С. Неуструева и др. Их маршруты проходили по территории...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.