WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«Наталия Гончарова и Михаил Ларионов родились в один год – 1881-й. Ларионов Михаил Федорович – тончайший станковист, живописец высшего мирового ранга, теоретик искусства, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Л.П. Литвина

Творческая чета русского авангарда

Начало

Наталия Гончарова и Михаил Ларионов родились в один год –

1881-й. Ларионов Михаил Федорович – тончайший станковист,

живописец высшего мирового ранга, теоретик искусства, лидер

движения русских авангардистов конца 1900-х – начала 1910-х

годов, «самый скандально-спорный и самый талантливый живописец своего поколения», как говорил о нем его учитель В.А. Серов. Гончарова Наталия Сергеевна – живописец, график, театральный художник, природный монументалист, декоративист.

Детство Михаила прошло в Бессарабии (современной Молдове), недалеко от Тирасполя. Яркая, буйная южная природа навсегда стала для него источником вдохновения. Рисовать Ларионов начал «с тех пор, как себя помнил», рисовал всегда и везде, как он напишет в своих воспоминаниях, – на стене, на песке, в школьной тетради, на полях книги. Наталия Гончарова родилась в селе Нечаево Тульской области, происходила из известного дворянского рода пушкинских Гончаровых и была двоюродной правнучкой жены поэта. Познакомились Михаил Федорович и Наталия Сергеевна в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Ларионов поступил туда в 1898 г.

и с перерывами (его исключали три раза за художественное вольномыслие) 1 учился до 1910 года. Гончарова поступила в это же училище на отделение скульптуры к С. Волнухину и П. Трубецкому в 1901 году, но вскоре начала заниматься живописью (класс К.А. Коровина); затем оставила училище, однако поддерживала c ним связь до 1909 года.

Кроме уже названных мастеров педагогами этой пары были также И.И. Левитан, В.А. Серов, С.В. Иванов.

Ларионов и Гончарова стали супругами и единомышленниками в художественных экспериментах.

В Московском училище живописи, ваяния и зодчества в эти годы произошел раскол между «реалистами» и «модернистами».

Естественно, что в числе модернистов оказались те, кто всегда готов был вторгаться в неведомые области эстетики, среди них – будущие лидеры русского авангарда: Ларионов и Гончарова.

Гончарова училась живописи, как она сама говорила, у современных французов, не боялась им подражать и смеялась над теми, кто проповедовал индивидуальность и полагал «какую-то ценность в своем ”я” даже тогда, когда оно до невозможности ограниченно» [1]. Училась и у Ларионова, и даже записывала его замечания в дневник, но при этом она всегда оставалась самостоятельной величиной в искусстве, работе была предана страстно и беззаветно и смотрела на свои занятия живописью как на постоянный труд. Во Даже в то время, когда его на год исключили из училища, он продолжал посещать занятия.

всем очень разные, Михаил Федорович и Наталия Сергеевна замечательно уживались.

Гончарова говорила, что Ларионов ее критиковал и направлял, исходя из нее.

С начала 1900-х годов художники работают в стилистике импрессионизма. Уже в этот период обозначилась разница между творческими индивидуальностями обоих художников. Михаил Федорович, всегда считавшийся лучшим русским импрессионистом был наделен огромным живописным темпераментом, острым чувством цвета и света, отчего его пейзажные полотна наполнены необычайно интенсивной внутренней жизнью, сложнейшей вибрацией воздушной среды, красочных и световых нюансов.

Самые яркие импрессионистские серии Ларионова, утопающие в потоках окрашенного света, («Угол сарая. Часы вечера», «Розовый куст», «Сирень», «Белые розы», «Цветущие акации»), написаны в саду бабушкиного дома, куда художник часто возвращался на летние этюды.

Некоторые исследователи даже говорили, что в Тирасполе он, подобно Гогену, нашел свой Таити. Позже Ларионов много занимался и графикой, исполнив серию литографированных открыток, повторявших его живописные произведения. Лентулов говорил, что работы Ларионова давали совершенно новую эмоцию и поновому строили глаз зрителя, императивно внушая правоту откровения [2].

Путь Наталии Сергеевны в искусстве был иным.

Особенность ее живописной манеры – использование плоских цветовых пятен, очерченных четким контуром, напоминавшим стиль Гогена, влияние которого испытали многие русские художники. По сравнению с полотнами Ларионова ее живопись более брутальная, вещная, тяготеющая к монументальным, обобщенным формам, к сильным, поражающим глаз декоративно-красочным сочетаниям.

В многочисленных современных ей художественных течениях Гончарова опиралась на собственные пристрастия. В ее картинах присутствует то яркая россыпь мелких мазков, свойственная импрессионизму, то сочетание кубизма со стилистикой фольклорной живописи, дававшее четкую, крепко организованную форму, выразительно проявившуюся в различных по жанру композициях: религиозных, аллегорических и бытовых, в портретах и натюрмортах. За подобным многообразием художественных приемов стояло глубокое изучение Гончаровой народного искусства, старинных северных икон и многих других исторических источников.

Непосредственных связей с Парижем у Ларионова и Гончаровой в начале 1900-х годов еще не было, но о живописи импрессионистов они уже знали, главным образом, от своих коллег, работавших в Мюнхене в школах Антона Ащбе и Шимона Холлоши.

Художественная эволюция обоих художников была стремительной и разнонаправленной.

Жизнь Михаила Ларионова была до предела насыщена творческим поиском.

В русском искусстве едва ли найдется художник, который столь же отважно и дерзко шел на творческие эксперименты, приводящие к живописным открытиям. Недаром сам он часто сравнивал искусство с наукой, где последующие открытия – это результат познания неизведанного и одновременно отрицание предыдущего опыта. Художник с легкостью нарушал правила и каноны, отказывался от собственных достижений, увлекаясь новыми творческими идеями и возможностями. Выставка Тёрнера, увиденная Ларионовым в Лондоне, приводит его к размышлению о цвете в живописи. Он начинает воспринимать форму как световые лучи, став основателем живописного метода, получившего название лучизм.



Суть его в том, что на холсте изображался не сам предметный мир, а некие красочные потоки словно излучения предметов, теряющих в этих потоках свой материальный облик. Как отмечает Е. Ковтун, у Ларионова цвет подобно световым лучам пронизывает всю композицию, рождая ощущение бесконечности живописной плоскости и открывая переход от изображения объекта к изображению невидимого [2].

Беспрецедентное смешение разных стилевых вариантов европейского и русского авангарда, удивлявшее современников, свидетельствовало об активности художника, какой-то даже лихорадочности его исканий, своеобразной жажде прорыва в еще никем не изведанную область творчества. Вера в неопровержимость духовного начала в искусстве соседствовала с желанием постичь нечто, находящееся за гранью реальности. Сами лучисты считали, что такой живописный метод освобождает энергию предметов от их пространственно-временной детерминации. Это, в свою очередь, дало Ларионову основание говорить о четвертом (лучисто-энергетическом) измерении в искусстве 3.

Лучизм М. Ларионова, как и супрематизм К. Малевича, и европейский кубизм, широкого развития не получил. Но, несмотря на это, лучизм оказался одной из первых форм Это была первая большая выставка русского искусства, организованная Дягилевым в Париже. Включавшая кроме 750 произведений 53 художников коллекцию из 35 икон и художественных изделий XVII–ХVIII вв., она была призвана, по мысли устроителя, «показать французам настоящую Россию».

Пытаясь осуществить идеею четвертого измерения в своей практике, русские авангардисты искали таким образом возможность приобщиться к модной тогда антропософии и другим эзотерическим концепциям.

нарождавшегося в России абстрактного искусства, поставив Ларионова в ряд его основоположников.

В отличие от Михаила Федоровича Наталия Сергеевна в начале 1910-х годов обратилась к синтетичному стилю, включавшему элементы кубизма и футуризма («Аэроплан над поездом»). А после кубофутуристического периода начала осваивать изобретенный Ларионовым лучизм. Но и в «лучистских» полотнах художница исходила из фигуративности.

«Велосипедист»). Определенно преуспев в творческих поисках, авангардом. Особенно плодотворным стало изучение обоими художниками эстетики провинциального городского изобразительного фольклора – вывесок, лубков, рекламных щитов. Ведь именно тогда многие художники Петербурга и Москвы открыли для себя самобытное искусство мастера тифлисских вывесок Нико Пиросманишвили.

Тогда же молодой Ларионов разошелся с футуристами, вновь став инициатором целого направления в русском искусстве – неопримитивизма. Как считает Д. Сарабьянов, он явно предпочел «музыке будущего» мелодии прошлого. Его «новое» было устремлено назад, в детство русской живописной культуры [1]. Этот этап в творчестве Ларионова едва ли не самый плодотворный. В течение 1907–1912 годов Ларионов писал картины, основанные на творческой переработке образно-пластического строя городской вывески, расписных подносов и других видов фольклорного искусства, о чем свидетельствуют такие его серии как «Франты» и «Парикмахеры», а также цикл примитивистских полотен на темы из солдатской жизни, с которой Ларионов познакомился во время недолгой службы в армии (1908–1909).

Вместе с тем художник не прекращал писать и пейзажи в духе импрессионизма и фовизма, соединяя в своем творчестве, как пишет Д. Сарабьянов, живописную вибрацию импрессионизма со структурно-конструктивной ясностью, присущей кубизму [3].

У Наталии Сергеевны, живопись которой вообще в значительной мере формировалась под воздействием стилистики примитива, первые примитивистские работы появились еще в 1907 году. В отличие от Михаила Федоровича, увлеченного изобразительным рядом городской улицы, Наталия Сергеевна отдавала предпочтение крестьянской и религиозной тематике и в своих творческих поисках сосредоточилась преимущественно на традициях архаичного искусства, древнерусской иконописи и народного лубка, чаще всего лубка церковного, чрезвычайно интересовавшего ее еще во времена участия в группе «Бубновый валет». В религиозных картинах Гончаровой исследователи усматривают влияние византийской и народной украинской иконы, а также печатного лубка. Подобно Васнецову, она сделала попытку внести в иконопись, которая к началу XX в. пришла в упадок, новое художественное дыхание [4].

Крестьянские циклы 1908 и 1911 годов занимают едва ли не центральное место в ее творчестве. Анализируя их, исследователи указывают на связь тех или иных элементов композиции, пластики, колорита с одной стороны, с различными формами русского тяжеловесны и мрачно-сосредоточенны. Их лица и одежда поиконописному плоски и строги. Однако иконописная форма в крестьянских картин перемежаются такими вещами, как «Спас в Силах». В 1910-х же годах Гончарова вообще создает несколько живописных циклов на религиозные сюжеты, ставших, как считается, лучшими в ее творческой биографии. В ансамбле (из четырех полотен) «Евангелисты», используя древние, исконно русские символы, Наталия Гончарова пытается выразить процесс изменения действительности, трактует революцию как «конец света». Апокалиптическими интонациями, связанными с мотивами судьбы, рока, Божьей кары, возмездия, пронизаны и такие картины как «Птица-Феникс», «Ангелы, мечущие камни на город».

Став приверженцами не французского «кубизма», который, как и футуризм, зацепил их лишь по касательной, а русского «всёчества» 5, они открыли новое в том, что лежало рядом и не было востребовано «высокой» культурой. Ларионов и Гончарова, а вслед за ними и другие художники, вошедшие в объединение «Ослиный хвост», утвердили термин В творчестве Н. Гончаровой, М. Ларионова и других отечественных неопримитивистов обращение к народному творчеству, в конечном счете, выливается в условные формы, отвечающие новой эстетике, которая сложилась тогда в русской живописи и во многом была обусловлена предреволюционной атмосферой в стране.



Pages:     || 2 | 3 | 4 |
 



Похожие работы:

«Краеугольным камнем мировой гармонии, без веры в которую естественнонаучное мышление лишилось бы большей части своей привлекательности, является математика. Известно, что путь от общих положений до конкретной их реализации часто долог, извилист и неоднозначен. Потому-то так труден вопрос, каким всё же образом математическая первооснова приобретает характер селективного формообразующего принципа для живой и неживой природы. Принцип золотого сечения предоставляет, быть может, наилучшую...»

«Москва АСТ • Астрель 2001 УДК 636.8 ББК 46.74 Г 47 Автор Дебора Гилл Настоящее издание представляет собой авторизованный перевод оригинального английского издания Cats, опубликованного в 1999 г. издательством Harper Collins Publishers Перевод: Н. Н. Непомнящего Гилл, Дебора Г 47 Кошки / Д. Гилл; Пер. с англ. М. Н. Непомнящего. — М.: ООО Издательство Астрель: 0 0 0 Издательство ACT, 2001.— 256 с: ил. ISBN 5-17-004523-9 (ООО Издательство ACT) ISBN 5-271-01901-2 (ООО Издательство Астрель) В...»

«К. С. Станиславский Работа актера над собой Часть 1. Работа над собой в творческом процессе переживания Посвящаю свой труд моей лучшей ученице, любимой артистке и неизменно преданной помощнице во всех театральных моих исканиях Марии Петровне Лилиной ПРЕДИСЛОВИЕ 1 Мной задуман большой, многотомный труд и мастерстве актера (так называемая система Станиславского). Изданная уже книга Моя жизнь в искусстве представляет собой первый том, являющийся вступлением к этому труду. Настоящая книга, о работе...»

«Программа по изобразительному искусству Пояснительная записка Данная программа составлена на основе Федерального Государственного Образовательного стандарта (II) начального общего образования, примерной основной образовательной программы образовательного учреждения. Начальная школа и на основе программы общеобразовательных учреждений: Изобразительное искусство и художественный труд: 1-4 класс (с методическими рекомендациями)/ Под руководством и ред.Б.М. Неменского. Общая характеристика учебного...»

«В.Н. Брянцева. Музыковед, доктор искусствоведения.В 1940 году Серафим Туликов успешно окончил Консерваторию. На дип­ ломный экзамен он представил капитальную четырехчастную симфонию, поэ­ му для виолончели и фортепьяно, два романса на слова Пушкина и Некрасова, несколько фортепьянных произведений. 7 июня 1940 года одна из частей сим­ фонии Туликова прозвучала в оркестровом исполнении на концерте в Большом зале Консерватории. Композитор Е. К. Голубев писал в связи с этим: Серафим Туликов...»

«Кулинарный сайт автора www.retseptik.com стр. 1 из 64 Шашлычный дворик. Автор Мигорян Александр сайт www.retseptik.com Об авторе. Мигорян Александр Дмитриевич, родился и проживает в маленьком живописном городке на Днепропетровщине. Известен своими кулинарными способностями, о которых рассказывает в своих книгах и на своих сайтах РЕЦЕПТиК и САЛАТиК. Вашему вниманию представлено ещё одно творенье его рук. Кто из нас не любит шашлык? Сочный, запеченный, ароматный. В книге Шашлычный дворик Вы...»

«4-я Московская Международная выставка-ярмарка Книга Художника Central House of Artists, 26-30th of November, 2008 Центральный Дом Художника, 26-30 Ноября, 2008 Книга художника Уже более 25 лет в России существует такой феномен, как Книга художника. По сути, это явление гораздо больше, чем просто ещё один новый жанр искусства. Книга художника на сегодняшний день выполняет в современном искусстве роль межжанрового проводника, своего рода языка эсперанто для художников самой разной направленности....»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.