WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«АРИЭЛЬ Девятая книга стихотворений 1976 © by V. Pereleskw, 1976 Printed by Posse v-Verlag, V. Goradtek KG. Frankfurt/Main ОБ АВТОРЕ Валерий Перелешин — один из самых ...»

-- [ Страница 4 ] --

И все-таки я вылечен тоской И вознесен любимостью такой — Блаженнейшей — над пропастью тройною Верст, лет, судьбы. Какой на свете сон Опустится влюбленною волною К ногам того, кому приснился он ?

ПРИ ПОЛУЧЕНИИ СОНЕТОВ КАМОЭНСА

Своих трудов плоды тебе отдав, Добавил пять простосердечных строчек Прославленных поэтов переводчик, Соперник их и соучастник слав.

Предательством обиженному — штраф Плати ценой повязок и примочек:

Ведь нежный том, без долгих проволочек, Ты отдал мне, от сердца оторвав!

С Камоэнсом я выхожу в походы, Обследую таинственные воды:

Весь маленький — тогда огромный — шар.

Растроганный, пребуду наготове Тебе послать и мой ничтожный дар Рифмованный, но с капельками крови!

От месяца трехлетний твой Вадим Неясного не отличает года:

Была и нам дарована свобода От времени, и мы щедрили им.

Зато теперь и нам, и всем другим Жить велено по сдвигам небосвода:

Не веря им, в дремотный час восхода Мы на часы сначала поглядим.

Но человек времен Маеусаила Для времени иные знал мерила:

Твой год и мой — ему десяток лет.

По мере той и нам досталась мука:

Двух лет еще с небывшей встречи нет А двадцать лет уж тянется разлука/

ПРИЗЫВ

Встань, юноша, и поведи плечом, Разделайся с двухлетнею осадой, С назойливой сонетной канонадой, И проучи их автора бичом.

По-старому пронзи его мечом И не спеши с опасною пощадой:

Свою жену решимостью порадуй, Будь рыцарем — и собственным врачом А может-быть, мудрей и современней Не начинать рискованных сражений?

Так вызови обидчика на бокс.

Без этого — ты не кулак, а вата, Сопляк, тюфяк — такой же парадокс, Как женщина, которая жената!

ПОДДАВКИ

Я не хочу и вспоминать о плаче И радостно твержу: — «Я твой, я твой».

Прими сигнал, усиль его, удвой, Порадуйся моей самоотдаче.

Ты мог бы стать на целый Mip богаче, Но с молнийной волною круговой Летит ответ: «Подтверждено Москвой:

Я твой, я твой». (Могло ли быть иначе?) Чье сердце, чей золотоносный пласт Себя полней вскопает и отдаст — До рукавиц, до шапки, до рубашки, До крестика, до гробовой доски?

Когда-нибудь мы встретимся и в шашки Превесело сыграем в поддавки.

Ты по годам мой сын Вениамин:

Мне шестьдесят, а ты моложе вдвое, Но золото смирилось вихревое Перед золой серебряных седин.

Злораднее не рытвины морщин, Что зеркало заполнили кривое, А прочное различье бытовое:

Бродяга я, ты — добрый семьянин.

И все-таки в разрозненности нашей Мы сближены невидимою чашей:

Пусть мой к тебе несбыточен приезд И милый сон осЪл немилой ложью, Мы и на нем любовно ставим крест, Чтоб выполнить хоть этим волю Божью!

ЗАБЛУДШЕМУ

Вступление к очередной неделе — Воскресные ватрушки с творогом, Чтоб не одним воздушным пирогом Заблудшие питались Ариэли.

Что ж, на земле и мы когда-то ели Баранину с поджаренным лучком, Любили хрен и кофе с коньячком, И шоколад — и медленно тучнели.

Бесплотные, мы посланы теперь Твою взломать приземистую дверь, Дохнуть пургой, взреветь упреком лютым..

Но за столом жена и сын Вадим, И, гречневым растроганы уютом, Тебе опять отсрочку мы дадим!

Я в порошок целебный растирал Твою любовь: он помогал от сплина, Как добрая таблетка аспирина, Как ласковый бразильский «мельорал».

Для волшебства не надобен коралл, Моржовый ус или глазок павлина:

Вот разошлась последняя морщина, — Но под конец я пуще захворал.

Омоложен чудеснейшим лекарством, Забредил я заветным полуцарством, Давным-давно забывшейся игрой, Потребовал земных великолепий, Снов радужных... Так нынче, мой Асклепий, Лечи меня от юности второй!

Настоянный на почках и цвету, Броди, мой сон, и в огненном настое Соедини святое и простое:

Полеты в рай и встречи на мосту.

Я трезвенник, но жжение во рту — Рожок, сигнал о срыве, о запое.

Я девственник, но в стройном Антиное Боготворю не только красоту.

Об этом ли мечтать в такие лета?

И все-таки на скатерти сонета Вдруг розою разбредится пятно, И юноша, приподнимая брови, Посыплет соль на мнимое вино — На капельку неукрощенной крови!

ГОЛУБИНАЯ ПОЧТА

Ночь близится, но все-таки светло От радости — от почты голубиной:

Посыльный мой, устав с дороги длинной, Вокруг зерна ступает тяжело.

И завтра я другому под крыло Запрячу груз, виновный и невинный, А ты сиди и поджидай в гостиной, Что клюв его царапнет о стекло.

Открой ему: он прилетел с ответом, С признаньями, с очередным сонетом, Со вздохами. Читай и торжествуй, Что дальностью ты защищен от боли И в сотый раз незваный поцелуй Останется воздушным поневоле.

ЧЕРНОКНИЖНИКИ

Над крышами палаццо и церквей Лежала ночь великопостным платом, Когда пришел с расстригою-аббатом И мальчиком Челлини в Колизей.

Нагрянули все полчища чертей, Подвластные забористым цитатам, Но будет ли иссопом и набатом В ад возвращен распутный Асмодей?

Пятнадцать лет во мне дремали черти, Но не дал ты до недалекой смерти Им продремать в сожительстве со мной.

Ты не силён, увы, в своей науке:

То крестишься, то прячешь за спиной Назойливо целуемые руки!

СОНЕТ СОБАЧИЙ

Когда мой пес под кличкою «Обжора (Безжалостный хозяйский произвол!) Был нездоров, его я произвел В гомункулы, и стал он просто «Жора Освобожден от цепи и дозора, Он раздобрел, отъелся и расцвел, И в нем себе я брата приобрел Для каждого ночного разговора.



Мы верностью по-разному горим, Но лишь о ней подолгу говорим — Лизаньем рук, акростихом, терциной.

К его глазам и ласкам я привык, Но должен ли я сам запахнуть псиной Чтоб, наконец, ты понял мой язык?

В РАЗЛУКЕ

И-Ъ-сань-цю — одна ночь (в разлуке тя нется, как) три осени. Китайская поговор ка. В конце сонета перевертываю ее: «Тр осени (пролетают, как) одна ночь».

И-Ъ-сань-цю. Одна лишь ночь в разлуке — Три осени. Их длительность равна.

Так для чего затейница весна Подснежники мне всовывает в руки?

Не отпущу я сердца на поруки, Пусть мается и стонет дотемна:

Сквозь лепестки мне изморозь видна, И гам дроздов не разгоняет скуки.

Но разве ночь — одна? Скажи честней, Что каждая — по девяносто дней.

Но встретимся — и боль переоценим:

Мы плакали — слагалось житие, Но вечностям положено осенним, Как та же ночь, мелькать. Сань-цю-и-Ъ.

САМАРЯНИН

Уже темно. Теперь не жди пощады:

За той скалой, где непроглядна мгла И где твоя дорога пролегла, Разбойники живут и конокрады.

Чужим добром полакомиться рады, Там нападут они из-за угла:

Блеснет луна, и зоркая стрела Тебя найдет и ранит из засады.

Тогда и я сумел бы сделать вид, Как сделали священник и левит, Что я чужой. Чужих мы не жалеем:

Попал в беду, так пропадай один!

А я с вином приближусь и елеем, Уже не брат, еще самарянин.

В ОДНОМ ЛИЦЕ

Не уходи! Сжигая и знобя, Мутит меня сцепяенье лихорадок, И сам себе я даже тем не гадок, Что исколю, искровеню, любя, Что, волосы и пальцы теребя, Сквозь боль твою увижу взлеты радуг.

Зато потом и я приду в упадок И попрошу отплаты у тебя:

Доверившись твоей двоякой воле, Не столько же — я больше выпью боли, А ты свой крик возобновишь в моем, И свой позор — в исполненных приказах.

Не уходи! Гори двойным огнем — В одном лице де-Сад и Захер-Мазох!

Вчера щенок — веселый «боксер» Рэй (По имени известного боксера) — Гостил у нас. Освоился — и скоро Спал на руках у матери моей.

Так пролетел один из добрых дней:

До вечера чернила щелкопера Я забывал для тряпки полотера, И гостю вслед смотрел я из дверей.

В согласии с оптическим законом, Он сделался сначала эмбрионом, Кузнечиком, а после — запятой.

Расти и ты назад, опережая Минувшее: жена — еще чужая, Ты юноша (и снова холостой).

БЕЗУМИЕ

О, как я рад, что выжил из ума И выпал в Mip превратных представлений, Где нет ни мер, ни сроков, ни давлений, Где в тот же день и лето, и зима!

Я захожу в московские дома (Встречаюсь там и с вымышленным Женей) Невидимых избегнут ли вторжений Эскориал, Кааба, Колыма?

Вслед за восьмым числом назначу третье, А за шестым — двадцатое столетье, Из Пестума в Канберру прилечу.

Вне В1рем.сни и шире, чем широты, Обратно в ум вживаться не хочу — В бессилие, в бесславные заботы.

СОБИРАТЕЛЮ ПИСЕМ

Тебе писал я то о Сведенборге, То о святом Хуане де ла Крус, То, иногда, как добрый Иисус, Оправдывал гонимого Георге.

Едесский князь в таком же был восторге И в руки брал дарованный убрус, Глаголющий из-под камней и бус О том, что жизнь и в муке есть, и в морге.

Ты исцелен. И потому пора Автографам присвоить номера:

Как бабочек, их разложи по датам — И приколи к дощечкам, наконец.

И все-таки: каким я стал богатым, Отдав тебе полтысячи сердец!

НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ

Смирился я (пусть молча, но крича), Стерпи и ты обиду поражений И, не стыдясь просительных движений, Хоть полчаса урви у палача.

Иначе он расправится сплеча С надеждою мечтаемых сближений, И жертвою для новых всесожжений Тебя снесут к подножью Ильича.

Льва мертвого и пес живой блаженней, Так лучше лги, не бойся унижений, Прикрой себя обрывком кумача.

Не просит Бог безумных одолжений И ведает, что, o6pa3 топча, Ты все-таки не сделаешься Лженей!

ОТРЕЧЕНИЕ

Я перережу их: довольно им кичиться, Распространителям неволи — неводам, И клетку распилю, чтоб не томилась там, Зерном завлечена, доверчивая птица.

Пусть рыба множится и по рекам резвится, А не разводится на гибель по прудам, И пусть не маются по гордым городам Ни яркий попугай, ни скромная синица.

Во имя вольности сонеты изорву, Чтоб ни заклятьями, ни снами наяву Тебя не зазывать в такой же погреб узкий.

Самоотверженно язык забуду русский:

Едва ли до тебя я дотянусь тайком Бразильской музыкой и южным ветерком?

ЮНОША В ПОРТУ

Предательски порочной поволокой Усталые глаза обведены, Но все-таки довременные сны Удержаны над пропастью глубокой.

Ты завистью одушевлен и склокой:

В изгибе губ лукавой кривизны — Недобрый смех; улыбки не даны Незрелости твоей розовощекой.

Ты говоришь «галёра» и «на ять»

И, верняком, не сможешь устоять Ни пред одним посулом трехреублевым.

Заговорил потом я о стихах, И ты расцвел: в нездешних облаках Артюр Рембо, написанный Рублевым!

БОЛЕМЕР

Что ж, улетай! Стихи мои — не сети:

Удержат ли могучего орла?

Живи, как все. Не грезы, а дела Укладывай в запасливые клети.

Ты не один. С тобой жена и дети:

Для них пребудь источником тепла.

А у меня печаль почти прошла, — Как жизнь моя, истлела на две трети.

Ты в теплый Mip уверенно вошел, А я клонюсь в нетопленный шеол Бескрасочный, бессрочный и безгласный.

Когда и ты увидишь те поля, Мы встретимся, но, сонный и бесстрастный, Мой болемер не стронется с нуля!

КОРОЛЬ

Норвежского я видел короля:

Он проходил под красно-синим флагом — Подобный нам, но с тем бесспорным благом, Что под ногой везде его земля.

Здесь чуждые пригорки и поля, Но и по ним прошел он гордым шагом, Хоть не дано звенеть полярным сагам, Праправнука героев веселя.

В Манагуа, в Монровии, в Париже Хранит монарх законы, но свои же:

Лед севера и в Лиме не забыт.

Вот так и ты в московский Mip печальный Вноси с собой потусторонний быт — Вневременной, экстерриториальный !

ЮНОМУ ПОЭТУ



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:

«Пояснительная записка. Рабочая учебная программа разработана на основе Федерального компонента государственного образовательного стандарта основного образования по искусству. Примерной учебной программы основного образования, утверждённой Министерством образования РФ, в соответствии с федеральным компонентом государственного стандарта основного общего образования и рассчитана на 2 года обучения. Разработана на основе авторской программы Искусство 8-9 классы, авторы программы Г. П. Сергеева, И....»

«В.Н. Брянцева. Музыковед, доктор искусствоведения.В 1940 году Серафим Туликов успешно окончил Консерваторию. На дип­ ломный экзамен он представил капитальную четырехчастную симфонию, поэ­ му для виолончели и фортепьяно, два романса на слова Пушкина и Некрасова, несколько фортепьянных произведений. 7 июня 1940 года одна из частей сим­ фонии Туликова прозвучала в оркестровом исполнении на концерте в Большом зале Консерватории. Композитор Е. К. Голубев писал в связи с этим: Серафим Туликов...»

«Чтение подростка: пособие для отцов Андрей Кашкаров 2 Книга Андрей Кашкаров. Чтение подростка: пособие для отцов скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! 3 Книга Андрей Кашкаров. Чтение подростка: пособие для отцов скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Кашкаров Андрей Петрович, Овсянкина Зинаида Николаевна Чтение подростка: пособие для отцов 4 Книга Андрей Кашкаров. Чтение подростка: пособие для отцов скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда...»

«АНТИБОГ.мы приговариваем Тебя к высшей мере наказания – к смерти через распятие. Ибо Ты от нас зависишь – умрем мы, умрешь и Ты. Возможно, именно поэтому наша цивилизация зашла в тупик в своем развитии – мы разучились говорить правду, мы стали христианами. Экзекуция первая Что есть истина? Евангелие от Иоанна Cuique suum (каждому свое) 1. Христиане вопросы об истине связывают с вопросами своей веры и религии. В этой книге я хочу показать свое несогласие с такой позицией. Эта работа –...»

«С.Бэлза. Рожденный для песни 3 От автора 5 Мотивы детства 6 Рождение голоса 21 Юность кончилась 33 Белый пароход 40 Это ласковое слово Ла Скала 52 Олимпийские гастроли 68 Отец хотел с войны вернуться. 80 Коммунизм от шаха 89 Триумвират 92 Концерт для оркестра 99 Такое вот кино 105 Поколение гигантов 112 Поезд Алиева 119 Тамара мне понравилась сразу 127 Печальные страницы 132 На Земле Обетованной 135 По следам великого Ланца 138 Старые песни о главном 145 Друзей моих прекрасные черты 152 3...»

«Н. В. Мелешкова (РАМ) РОЛЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В МУЗЫКАЛЬНОЙ ЖИЗНИ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ В ПРАГЕ Через страдания и...»

«Краеугольным камнем мировой гармонии, без веры в которую естественнонаучное мышление лишилось бы большей части своей привлекательности, является математика. Известно, что путь от общих положений до конкретной их реализации часто долог, извилист и неоднозначен. Потому-то так труден вопрос, каким всё же образом математическая первооснова приобретает характер селективного формообразующего принципа для живой и неживой природы. Принцип золотого сечения предоставляет, быть может, наилучшую...»

«ВАЛЕРИАН МУРАВЬЁВ ОВЛАДЕНИЕ ВРЕМЕНЕМ КАК ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА Издание автора Москва — 1924 Главлит № 20409. Тираж 1.000 экз. Интернациональная 39-я типография Мосполиграф, Путинковский, 3. 2 ОГЛАВЛЕНИЕ. —— Предисловие ВВЕДЕНИЕ: 1) Проблема времени. 2) Проблема множественности. 3) Социологический подход к проблеме множественности. 4) Социологический подход к проблеме времени. Глава первая: Культура как овладение временем. 1) Творческий труд, время и культура. 2) Культура как...»

«Инь-Ян The Ying-Yang Китайское искусство любви The Chinese Way of Love МОСКВА Крон-пресс 2000 ВВЕДЕНИЕ В отличие от многих ставших классическими эротических романов, сей труд не сопровождается обращенной к читателям моральной проповедью и провозглашением высоких принципов, обычно предшествующих изысканному изображению сексуальных приключений и всего того, что им сопутствует. Такой конфуцианский подход, заключающийся в том, чтобы иметь надежное нравственное обоснование всякого поступка, был...»

«Генри Форд Моя жизнь, мои достижения 2 Генри Форд: Моя жизнь, мои достижения Аннотация Выдержавшая около ста изданий в десятках стран мира (в том числе семь изданий в СССР в 1924-27 гг.) автобиографическая книга одного из выдающихся менеджеров XX века, организатора поточно-конвейерного производства и отца автомобильной промышленности США написана ярко, образно, энергично и вдохновенно. Она содержит богатейший материал, во многом представляющий исторический интерес, но в целом ряде отношений...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.