WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |

«АРИЭЛЬ Девятая книга стихотворений 1976 © by V. Pereleskw, 1976 Printed by Posse v-Verlag, V. Goradtek KG. Frankfurt/Main ОБ АВТОРЕ Валерий Перелешин — один из самых ...»

-- [ Страница 1 ] --

ВАЛЕРИЙ ПЕРЕЛЕШИН

АРИЭЛЬ

Девятая книга

стихотворений

1976

© by V. Pereleskw, 1976

Printed by Posse v-Verlag, V. Goradtek KG.

Frankfurt/Main

ОБ АВТОРЕ

Валерий Перелешин — один из самых выдающихся современных русских поэтов. Имею в виду не только Зарубежье, но и Россию. Таких поэтов, как он, едва

ли наберется десятеро!

Искусство Валерия Перелешина не поддается исчерпывающей характеристике. Тем лучше: капли, крупицы, дроби в искусстве не менее существенны, чем круглые числа.

Обширна тематика Валерия Перелешина. Его поэтическая география охватывает многие страны, русскими поэтами мало исследованные. Это Маньчжурия, Китай, а также Бразилия. Несколько стихотворений посвящено Франции. Присутствует в его стихах и Россия.

Валерий Францевич Салатко-Петрище, принявший имя Валерия Перелешина, родился в Иркутске. Отрочество и юность провел в Харбине. Позднее жил в Пекине. Выучил китайский язык. Его переводы поэтовклассиков Китая — лучшие из всех существующих на русском языке. И его перевод Л и С а о, поэмы Цюй Юаня, несомненно, внес какую-то новую китайскую ноту в русскую поэзию.

В Бразилии Валерий Перелешин выучил португальский язык и переводит поэтов Португалии и Бразилии: и эти переводы очень хороши.

Но он не только переводит. В русской поэзии останутся его образы Азии — пекинская улица «чжи жу фа». Его Бразилия причудливо «смешивается» с Россией на утопическом «острове Розилии-Брассии». А во сне он видит «мирный Mip, /где с русским медведем рядом/ бразильский грелся тапир».

В XXI веке (если только он «наступит»!) ему поставят памятники в Пекине, в Рио-де-Жанейро и в Иркутске...

Эмиграция — всегда несчастье, но далеко не всегда — неудача. Валерий Францевич бывал в тех поистине трагических переделках, которые знакомы всем современным эмигрантам разных наций. Но, к счастью, выжил и обогатился новым творческим опытом. И он продолжает духовно расти, радуя новыми стихами. Для него, по крайней мере, эмиграция стала удачей.

Книга сонетов Валерия Перелешина посвящена Ариэлю — этим именем шекспировского духа воздуха (в Б у р е) он называет своего никогда не виденного друга: «Москвича», «Евгения» или просто «Женю».

Любовь эта платоническая и, вместе с тем, очень страстная. Она явно обречена на неудачу. Но именно А р и э л ь — высшее достижение Валерия Перелешина, его удача в лирике, его а к м э.

Кажется, никто еще в поэзии так безнадежно, но и блаженно не любил невидимок — и при этом не небесных (ангелов), а земных/ Есть безумие в этой перелешинской «любви по почте», но есть и яркость, сила, напряженность, которой часто не бывает в обыкновенных «любвях». В своих строгих, сжатых, но и насыщенных лирическим динамитом сонетах Перелешин дает все аспекты и нюансы своей страсти, не ведомой другим поэтам.

Нижние ярусы этой эротики — темные. Перелешин жутко творит своего пусть и существующего, но невидимого, неосязаемого Ариэля. Он в его мозгу:

Раскромсанный на составные части, В которых я едва признать могу Мой вымысел — дитя моей же страсти.

Во всех телах знакомое любя, Из месива я воссоздам тебя.

Жуткое это творчество: т а к о е не снилось ни Федору Сологубу, ни Эдгару Аллану По. К Ариэлю обращены и эти не менее жуткие з м е и н ы е стихи:

А я и сам, обжорой и добычей, Живу тобой — и кролик, и удав — Всего тебя впитав и напитав.

В некоторых других своих стихах Валерий Перелешин склоняется к нирване. Между тем, ждущие нирваны таких жгучих страстей не знают. Но, может быть, именно эти страсти и вызывают тоску по бесстрастному нирванному блаженству-беспамятству. Вообще, многое в лирике Валерия Перелешина остается необъяснимым, загадочным. Повторяю, его творчество нельзя исчерпать комментариями... и, тем более, в таком коротком очерке.

Не буду перечислять все другие возможности этой невозможной и, кажется, еще никем не испытанной одержимости. А вариантов ее в поэзии Валерия Перелешина — множеств l От низов, минуя середину, сразу перейдем или взойдем на высоты этой любви — уже не страстной, а нежной — к сонету Д о с т о й н о м у :

Сегодня я — Борей седобородый, И не во сне, а будто наяву То кашляю на зябкую Москву По-старчески, брюзгливой непогодой, То, поощрен губительной свободой, Рву с тополей засохшую листву, То, как медведь разбуженный, реву — Встав на дыбы, гремлю полярной одой.

А может-быть, не снежным стариком Прийти к тебе, а южным ветерком Из золотой Бразилии — отсюда, Чтоб над тобой как не бывало зим?

Верь, юноша, и будь приёмник чуда:

Державиным ты тоже одержим.

Рифмы богатые: например, наяву — Москву — листву — реву. Тон торжественный, строгий. Но включены разговорные выражения: «на дыбы», «как не бывало», и есть конкретность в описаниях: зябкая Москва, брюзгливая непогода.

Один из источников вдохновения Перелешина — Державин: «С белыми Бррей власами / И седою бородой...» ( Н а р о ж д е н и е н а с е в е р е порфироносного отрока, 1779). Этого Борея можно отождествить и с Державиным, и с лирическим героем этого стихотворения: снежным стариком. Еще образ медведя, иногда символизирующего Россию: и в виде этого зверя можно представить и Державина и по-медвежьи ревущего Перелешина.

А последние стихи воспринимаются как эпиграф к стихам всех нынешних поклонников Державина, будь то Кушнер или Бродский (и самого себя я к этому сонму причисляю):



Державиным ты тоже одержим.

Здесь сами звуки — державинские (р ц ы, живот), прозвучавшие в Р е к е времен: То вечности жерлом пожрется... Так, по-державински, ревел и Маяковский: Хлебище дайте жрать ржаной... В орбите Державина вращалась и Цветаева.

Могучего Державина — барина-мужика и русского Пиндара — прежде считали классиком или же лжеклассиком, а он вершина русского барокко (после Ломоносова). Из хрестоматий его давно выключили, а вот этот великий какофонический варвар, наконец, дождался своего апофеоза в X X веке.

Барокко, державинщина — только одна из поэтических стихий, вдохновляющих Валерия Перелешина.

По существу, он более классик, чем ^барочник», и чужд той неряшливости, которая характерна для Державина и его правнуков в русской поэзии X X века.

На низах: Ариэль — жуткий зоологический гибрид или гомункул, а на верхах — ему, живому, не сделанному, Валерий Перелешин пропел свой сонетный а к с и о с (достоин). И в этом аксиологическом сонете — есть жизнь, есть выстраданное и заслуженное здоровье, есть братская нежность, есть и счастье — увенчание того колдовства, о котором Перелешин сказал в другом сонете (Бессонница):

Тянись же, ночь, крылатая напастью, И ни за что бессонницы такой Не предавай здоровью или счастью!

АКРОСТИХ

Жалеть о том, что я в ином кругу, Едва ли мне позволено, изгою, Но, вдохновлен задачей дорогою, Я твой расцвет любовно стерегу.

Верь, юноша: тебе я не солгу И праздною не развлекусь игрою:

Ты мне, как сын, дарованный судьбою Коварною на дальнем берегу.

О, я хочу преемника такого В тебе найти, чтоб ты сверканью слова Служил, как я — по высшей мере сил.

Кто упрекнет мой дух за вероломство?

Избранника и прежде я просил — И с ним, и в нем произвожу потомство?

ПРИ ПОЛУЧЕНИИ «ОКЕАНА

В отчаянной игре самообмана Не защитят ни крепости, ни рвы, И снова я зову тебя на «вы»

За семь морей, за гребни океана.

На корабле Фернана Магеллана Проплыли вы от пристани Москвы Атласами небесной синевы С белесыми разводами тумана.

Увенчанный поношенным венком, Я в диалог вступлю с учеником Доверчивым, любезным, долгожданным И разговор по свету прогремит:

Входите же, в одном лице желанном, Мой Менексен, мой Лисий, мой Хармид Бесстрастная святыня воплощенья — Высокое помазанье Христа, Но женщину целуем мы в уста И от нее иного ждем свершенья.

А нужно ли для оплодотворенья, Чтоб корчилась от похоти чета?

Ведь в Mipe есть и волны, и цвета, И зеркала, и отголоски пенья.

Потомки двух горячих облаков Перебегут за сумерки веков.

Двум ветровым, влюбленным Ариэлям Дано творить в безгрешной высоте, А ниже — мы: горим и с ними делим Чудесный дар зачатья в красоте.

Наверное, в одном из воплощений Ты был моим сиамским близнецом:

Не звал меня ни старцем, ни отцом, А братом был Валерию Евгений.

Доверчивей мы были и смиренней И, связаны не цепью, не кольцом, А общими началом и концом, Делили боль и счастье сновидений.

А нынче я гляжу на твой расцвет Через моря и тридцать слишком лет, И я не весь, а только половина.

Но, чтоб вернуть хоть меньшее сродство, Хотел бы я ласкать тебя, как сына — Как сына ты ласкаешь своего.

ДЕНЬ И НОЧЬ

Мы — день и ночь, не просто антиподы:

Ты, пламенный, восторженный, дневной, Не брезгаешь ни боксом, ни пивной, Ни сменами литературной моды.

А я — ночной. Несчитанные годы Я зоркою заполнил тишиной, И столько раз я для нее одной Насильственно задерживал восходы!

Не в эти ли волшебные часы Колеблются вселенские весы, Феб, нехотя, покорствует поэту И рифмою готов ему помочь?

Но, все-таки, я уступаю свету, И снова мы, как были: день и ночь.

ДЕНЬ И НОЧЬ

День видится нарядным и красивым С гармоникой и в кольцах напоказ, Но каждый тот обточенный алмаз — Одной души с хозяином хвастливым.

Зато потом, склонившись над заливом, Прищурит ночь зеленоватый глаз И свой начнет скандировать рассказ, И, как она, я стану прозорливым.

Сквозь тонкую, сквозную темноту Я выпущу проворную мечту В Mip парусов, папирусов и тлена.

Не утерпев, я сам летал бы с ней, Но по стеклу стучит уже надменно Безвкусная коллекция перстней.

ПАРАЛЛЕЛИ

Столетия — игрушки наших муз;

Бессмертные, друг другом мы воспеты.

Свинцовые, седые воды Леты Разрушат ли незыблемый союз?

Напор тяжел, но не прорвется шлюз:

Заклятием положены сонеты:

Вот я — Шекспир второй Елизаветы, А ты — другой, прозревший Вилли Хьюз.

А может-быть, ты юноша великий, Божественный, прекрасный, светлоликий Утопленник — умерший, но живой, Чтоб я глядел за гребни океана На мраморный Антиноополь твой Усталыми глазами Адриана?

ТОМЛЕНИЕ

Четвертая неделя без родного Крылатого, волшебного письма.' Лишь в зеркале мелькает бахрома Посланницей от M i p a несплошного!

Беззвучный звук, немолвленное слово Бред, выдумка упрямого ума?

Полосками ложатся свет и тьма, Но светлое развеяться готово.

Приподними глухую пелену, Дай звездочку увидеть хоть одну — Последнюю не знавшую неволи, Мой жалобный, мой обреченный свет, И слепятся из отголосков боли Сон радужный и радостный сонет!

ИЗДАЛЕКА

Прощения страшась, а не суда, Вернется ли бежавший раб Онисим?

Вот так и мы от мелочи зависим, От робости, от ложного стыда.

«Вы — лучший друг», но горькая беда Условные пределы ставить высям:

Ведь я, когда писал Вам сотни писем, О Вас на «Вы» не думал никогда!

Теперь зима без будущего лета, Большая ночь без проблесков рассвета И пишется признание само — Всей солью слез, кровавыми словами:

«Ты, твой, тебе», но лжет мое письмо, Издалека я им прощаюсь с Вами!

ДАЛЕКОМУ

Похож ли ты на стройного Хармида, Прекрасен ли, как юный Антиной, — Не ведаю, но ты всегда со мной Без голоса, без образа, без вида.

Простой пиджак — не та же ли хламида, Велосипед — не конь ли вороной?

И, если ты бесцветный и земной, Не в тусклости, не в серости обида, А в дальности. Но счастлив я и тих:

Ведь дух один задуман на двоих, В телесности не ищущий подпорок.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 9 |
 



Похожие работы:

«- Вот этого я не понимаю, - хозяйственно упрекал его Алданов. - Ну, отложите в сторону, спрячьте. Когда-нибудь пригодится! - Это бы меня беспокоило, - нехотя поучал Бунин своего друга. - А сжег, конец! Кузнецова, кажется, была последним призом Ивана Алексеевича в смысле романтическом. Тогда она была хороша немного грубоватой красотой. И когда Галина Николаевна уехала с Маргаритой Степун, Бунину, в сущности, стало очень скучно. Бывало, на юге, в Грассе, утром выходит из комнаты Ивана Алексеевича...»

«Пояснительная записка. Рабочая учебная программа разработана на основе Федерального компонента государственного образовательного стандарта основного образования по искусству. Примерной учебной программы основного образования, утверждённой Министерством образования РФ, в соответствии с федеральным компонентом государственного стандарта основного общего образования и рассчитана на 2 года обучения. Разработана на основе авторской программы Искусство 8-9 классы, авторы программы Г. П. Сергеева, И....»

«сЛаВянскиЙ МиР истоРико-геогРафическое и этногРафическое иссЛедоВание МоскВа институт русской...»

«Дэвид Д. Шварц Искусство мыслить масштабно Дэвид Д. Шварц От издателя Книга Искусство мыслить масштабно помогла миллионам людей сделать свою жизнь лучше. Ее автор, доктор наук Дэвид Шварц, один из наиболее известных специалистов в области мотивации, поможет вам лучше работать, лучше руководить, зарабатывать больше денег и — что важнее всего — почувствовать себя счастливыми и обрести душевный покой. Автор дает не абстрактные советы, а практические рекомендации, с помощью которых вы сможете...»

«Примерная основная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки 035400 – История искусств утверждено приказом Минобрнауки России от 17 сентября 2009 г. № 337 ФГОС ВПО утвержден приказом Минобрнауки России от.20.г. №. Квалификация (степень) выпускника бакалавр Нормативный срок освоения программы 4 года Форма обучения - очная. 1 Требования к результатам освоения основной образовательной Программы Выпускник по направлению подготовки История искусств с...»

«Рис. 1. Участок с декоративным водоемом Непременные элементы дизайна – такие, как беседки, перголы, трельяжи, альпинарии, рокарии и многое другое, – помогут вам украсить ваш сад, организовать множество мест для отдыха на свежем воздухе. Первая глава поможет вам сделать шаг к реализации задуманного, расскажет об основных этапах планировки участка, о том, где и каким образом лучше разместить ту или иную композицию. Оформление участка – это не просто сочетание всевозможных элементов и приемов...»

«Кулинарный сайт автора www.retseptik.com стр. 1 из 64 Шашлычный дворик. Автор Мигорян Александр сайт www.retseptik.com Об авторе. Мигорян Александр Дмитриевич, родился и проживает в маленьком живописном городке на Днепропетровщине. Известен своими кулинарными способностями, о которых рассказывает в своих книгах и на своих сайтах РЕЦЕПТиК и САЛАТиК. Вашему вниманию представлено ещё одно творенье его рук. Кто из нас не любит шашлык? Сочный, запеченный, ароматный. В книге Шашлычный дворик Вы...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Архимандрит РАФАИЛ (Карелин) О языке православной иконы По благословению Архиепископа Пермского и Соликамского АФАНАСИЯ © Издательство Сатисъ, 1997. Содержание Предисловие Первая часть Глава I Глава II Глава III Глава IV Глава V Вторая часть Глава I Глава II Глава III Глава IV Послесловие Предисловие Эта небольшая монография представляет собой одну из попыток осмыслить православную икону как составную часть предания и литургики Церкви. Главы...»

«Художник и верстка Михайлов В.С. В книге использованы рисунки из книг: 1. Б. Рыбаков Язычество древних славян. Изд. Гелиос, София 2001г. 2. Изд. Изобразительное искусство. А.В. Суворов. М. 1986г. 3. Библиотека русского фольклора. М. Изд. Советская Россия 1988г. А так же картины К.А. Васильева, Б.В. Зворинина, Е.А. Кобрина, М.В. Врубеля, А.А. Фомичева, Б.И. Киселева, А.Т. Слепцова, В.С. Иванова, А. Лормака, Н.И. Уткина, И.Г. Шмидта. В книге А. Пирогова, руководителя...»

«ВАЛЕРИАН МУРАВЬЁВ ОВЛАДЕНИЕ ВРЕМЕНЕМ КАК ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА Издание автора Москва — 1924 Главлит № 20409. Тираж 1.000 экз. Интернациональная 39-я типография Мосполиграф, Путинковский, 3. 2 ОГЛАВЛЕНИЕ. —— Предисловие ВВЕДЕНИЕ: 1) Проблема времени. 2) Проблема множественности. 3) Социологический подход к проблеме множественности. 4) Социологический подход к проблеме времени. Глава первая: Культура как овладение временем. 1) Творческий труд, время и культура. 2) Культура как...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.