WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 80 |

«Вначале человек помнит только то, что было, затем - то, что было, и то, чего не было, а в конце - только то, чего не было. А. М. Титов ТАЙНЫ СТАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ...»

-- [ Страница 60 ] --

М. Л. Гринберг выполнил исследования по оптимизации оптимальных параметров решетчатых покрытий. При этом, формулируя задачу как непрерывную и разыскивая множество решений близких к оптимальному, он решил задачу об оптимальном числе панелей в структурных блоках покрытий. Он также стал кандидатом технических наук.

Защитил кандидатскую диссертацию в области оптимального проектирования рамных систем и В. Ю. Наумов. Руководителем его работы был В. В. Трофимович.

Рассказывает А. В. Перельмутер О своих работах мы докладывали на семинаре, который был организован в нашем отделе, но имел характер общегородского. Он собирался примерно раз в месяц (с учетом отпускного периода около десяти раз в год), на нем заслушивались сообщения по строительной механике и проблемам автоматизации расчетов. Семинар пользовался определенной популярностью, и этой трибуной пользовались не только мы.

Запомнились некоторые доклады, прочитанные на нашем семинаре: одни своим содержанием, другие - казусными выражениями или ситуациями. К первым принадлежит, например, доклад В. И. Сливкера, где он привел точный анализ заинтересовавшей нас в свое время проблемы о накоплении погрешностей при решении задачи об изгибе консольного стержня, расчетная схема которого представлена набором очень многих конечноэлементных участков. Ошибка здесь зависела от порядка нумерации неизвестных (от свободного конца консоли к заделке или наоборот), и это нуждалось в объяснении.

Характерным примером второй группы докладов было сообщение В. Здоренко о модулях динамического расчета системы МИРАЖ, где он произнес ставшую потом нарицательной фразу: «Расчет ведем на сейсмику, ветер, удар и на все другое, что людям надо» (да еще с ударением на букве «я» в слове «людям»).

В заключение этого раздела я хочу сказать, что все (почти все) работники ОММП собрались на встречу 15 июля 2002 года, чтобы отметить тридцатипятилетие отдела. Мы постарели, разошлись по разным организациям, обзавелись детьми и внуками, но остались коллективом объединенным, правда, уже не общим делом, а общими воспоминаниями. Для некоторых из нас эти воспоминания оказались тем единственным, что поддерживает дух и дает моральное удовлетворение от своей новой и не очень интересной работы. Другие нашли себя в новых условиях и реализовали свои способности на другом поприще.

Лично я считаю, что время работы в ОММП было для меня очень важным. По сути, именно здесь я сформировался как специалист. В дальнейшем я менял тематику своих работ, переходил к совершенно новой проблематике, но подход к работе и приемы ее выполнения, выработанные в ОММП, оставались неизменными.

6.3. Комплексный научно-исследовательский отдел Рассказывает В. Н. Гордеев.

В 1971 году в состав киевского отдела вошла недавно введенная в эксплуатацию экспериментальная база, построенная для института "Укрпроектстальконструкция". В проектном институте ее трудно было бы обеспечить работой.

Здание этой базы состоит из одного 24-метрового пролета, перекрытого малоэлементными фермами системы О. И. Шумицкого из коробчатых профилей и оснащенного двумя кранбалками грузоподъемностью 5 т. В составе оборудования базы был большой 500 тонный пресс и еще два меньших пресса, на которых можно было разрывать образцы. А на тонном прессе - все давили. Он работал на сжатие.

Был также комплект оборудования для обработки металла - гильотинные ножницы, вальцы, сверлильные, токарные, строгальные, шлифовальные станки и сварочные аппараты.

Для эксплуатации этой базы требовался штат - человек 40. Отдел математических методов проектирования был узким для такого рода деятельности, и тогда произошла реорганизация.

Директор Всесоюзного объединения "Союзметаллостройниипроект" и одновременно института "ЦНИИпроектстальконструкция" Н. П.

Мельников вызвал в Москву В. В. Чижова - заместителя директора института "Укрпроектстальконструкция" по общим вопросам, Г. Л.

Аникеева - бывшего главного инженера этого же института, меня и А.

В. Перельмутера с тем, чтобы изменить статус отдела. Было ясно, что отдел будет иметь внутреннюю структуру, включающую в себя теоретическую и экспериментальную часть.

Н. П. Мельников собрал нас и заявил, что начальником реорганизуе- Фото 6.13. Г. Л.

мого отдела он решил назначить Г. Л. Аникеева, что было несколько Аникеев неожиданным для меня и А. В. Перельмутера. Предстояло подготовить все необходимые приказы, структуру, положения, штатное расписание.

В первую очередь речь зашла о названии отдела. Поднаторевшие в придумывании названий для программ, мы с Перельмутером, сообразно создавшейся ситуации, в один голос предложили: Киевский научный отдел, сокращенно КиНО. Полное название всем понравилось, но сокращенное резко не подходило. После рассмотрения нескольких вариантов остановились на КНИО - Комплексный научно-исследовательский отдел. Впоследствии мы при возможности вместо одного слова употребляли другое. Получалось смешно.

Фильмы, снятые в отделе мы называли не иначе, как КНИО-фильмы.

Г. Л. Аникеев был назначен заведующим КНИО. После легкого выкручивания рук, мы с Перельмутером согласились добровольно сместиться на одну ступеньку ниже. Я - на должность зав. сектором, Перельмутер - на должность старшего научного.

Таким образом, в отделе появились и экспериментальные работы. Значительную часть тематики составляли мембранные конструкции. Здесь решались вопросы и конструктивных решений, и технологии изготовления, и сварки, и прочности.



В рамках этой тематики у нас была разработана интересная машина для приварки тонкого листа к толстому металлу. Идеологом этой машины и автором технологии сварки был опытный инженер-сварщик Б. А. Сегал, возглавлявший большую группу специалистов.

На этой машине изготавливались панели покрытия, которые состояли из рамки, сделанной из швеллеров с обшивкой из тонкого металлического листа около 1 мм толщиной. Для того чтобы тонкий лист прикрепить к толстому металлу, использовалась сварка, а сварной шов был прорезным.

Что это значит? Это значит, что поверх тонкого листа движется электрод с электрической дугой и проплавляет этот лист насквозь, приваривая его к толстому металлу. Для того, чтобы этот шов прикрепил тонкий лист к толстому металлу, их нужно было сильно прижать друг к другу. Над такими прижимами долго думали сварщики. Одной из конструкций был магнитный прижим. Он состоял из большого количества электромагнитов, которые позволяли прижать одну к другой свариваемые детали, прежде чем их сварить. Мы сваривали прорезным швом внахлест и два тонких листа, прижимая их к медной подкладке.

Более подробно об экспериментальных работах пишет И. Н. Лебедич в разделе 6.5.

Рассказывает А. В. Перельмутер.

В числе новых сотрудников был бывший начальник главного технического управления Минмонтажспецстроя Украины Александр Михайлович Титов. Это был крупный специалист, но главное — необычайно интересный человек. Он начал свою трудовую деятельность учеником столяра, учился в МВТУ им.

Баумана и в Военно-инженерной академии им. В. В. Куйбышева, которую закончил в ее первом выпуске, занимал ответственные посты и не был при этом членом партии, что поражало партийное руководство каждый раз, когда они хотели ему влепить выговор или «изгнать из рядов». Фото 6.14. А. М. Титов Александр Михайлович обладал удивительной памятью. Он мог цитировать огромные куски из своего любимого Гоголя, обращая наше внимание, например, на такую деталь, что Манилов хотел построить мост через пруд. Но самыми поучительными были его профессиональные байки, которых он знал множество и охотно их пересказывал нам. Считая себя чиновником, в лучшем смысле этого слова, Александр Михайлович учил нас азам делопроизводства и науке общения с начальством.

Я до сих пор использую его принцип: «Хочешь получить нужный тебе результат — овладей проблемой лучше, чем тот начальник, который принимает решение».

Добавляет В. Н. Гордеев Когда А. М. Титову жаловались на несправедливость руководства, он успокаивал: "Всякое начальство есть сволочь".

Сравнивая жизнь человека с поездом, А. М. Титов говорил: "Не надо пытаться обратить движение поезда вспять. Пусть он едет в том же направлении. Надо лишь вовремя переводить стрелки".

А. М. Титов советовал: "Для решения безнадежного вопроса посылай в командировку дурака. Умному человеку объяснят, что этот вопрос решить невозможно. Он и возвратится ни с чем. А дурак этого не поймет и будет настаивать. Чтобы он отвязался, пойдут и на неправильное решение".

Г. Л. Аникеев руководил КНИО до 1977 года. Затем на эту должность назначили меня, уж не помню по какой причине. Так я и проработал в этой должности до момента, когда отдел КНИО был присоединен к институту "Укрпроектстальконструкция".

14 сентября 1983 года считается датой воссоединения и получения институтом "Укрпроектстальконструкция" статуса научно-исследовательской организации.

6.4. Становление научной части Рассказывает И. Н. Лебедич.

В 1981 году директором института стал солидный ученый – Шимановский Виталий Николаевич, который довел чаяния коллектива до воплощения в жизнь, и 14 сентября 1983 года в соответствии с приказом Госстроя СССР №44 наш институт получил, наконец, статус научно исследовательского.

Виталий Николаевич, имя которого теперь носит наш институт, до нас работал заместителем директора по научной работе крупнейшего на Украине научно-исследовательского института строительного опыт научной работы. Нам повезло, что в институт пришел настоящий организатор науки, каковым показал себя с первых шагов Виталий Николаевич. Вокруг него сплотились наши научные силы, в институт, сразу получивший первую категорию по значимости, а следовательно, и оплате труда, влилось много ученых из разных организаций близкого профиля. Виталий Николаевич пригласил к нам своих бывших коллег из НИИСКа – Ростислава Харченко, АлексанФото 6.15. В. Н.

дра Марченко. Помню, в коллективе сразу придумали такой каламШимановский бур: «Харченко, Марченко и Сварченко». Под Сварченко следовало понимать нашего ученого-практика-исследователя (так и не остепенившегося, хотя он вполне был этого достоин) Бориса Сегала. А Р. Харченко и А. Марченко еще называли в коллективе «высотниками» - им дали максимальные научные оклады, так как у них был уже большой научный стаж и директор демонстрировал тем самым, что высокая квалификация в нашем институте будет достойно оцениваться. Мы теперь уже сами заманивали к себе специалистов с научными степенями из других организаций, так как могли предлагать им многообещающие перспективы.

Естественно, наш научный «московский» отдел стал полноценным нашим подразделением. Большую помощь в формировании нашего научного потенциала оказал Институт Электросварки им. Е. О. Патона. Сам Борис Евгеньевич Патон проявлял и проявляет по сей день большое внимание к нашему институту. Как никак – у нас родственные специальности, и нас всегда связывали большие совместные дела. Не без его доброжелательного содействия у нас было создано специальное подразделение по исследованиям технологии сварки в строительных металлоконструкциях, в которое перешел из Института Электросварки целый ряд крупных специалистов-ученых во главе с В. П. Андреевым. Произошли структурные изменения в самом нашем институте, направленные на интенсивное развитие научных исследований. Госстрой Союза активно помогал нам строить свою экспериментальную базу под Киевом в Броварах, которая по замыслу должна была стать одной из крупнейших в Союзе в нашей отрасли.



Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 80 |