WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 80 |

«Вначале человек помнит только то, что было, затем - то, что было, и то, чего не было, а в конце - только то, чего не было. А. М. Титов ТАЙНЫ СТАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ...»

-- [ Страница 58 ] --

В это время в Москве Государственный проектный институт "Проектстальконструкция" был преобразован в Государственный научно-исследовательский и проектный институт «ЦНИИпроектстальконструкция». Это случилось в 1966 году. И однажды, когда я был в командировке в Москве, директор института «ЦНИИпроектстальконструкция» Н. П.

Мельников предложил организовать в Киеве подразделение центрального института, с тем, чтобы в этом подразделении работали киевские научные кадры, специализирующиеся по строительным металлоконструкциям.

С такой идеей я вернулся в Киев и осторожно поговорил на эту тему с О. И. Шумицким.

О. И. Шумицкий, вообще говоря, поддерживал прогрессивные течения, даже если это ему не нравилось. После некоторых колебаний, он, в принципе, согласился.

Рассказывает А. В. Перельмутер.

Мы с В. Н. Гордеевым мотались между Киевом и Москвой, согласовывая между О. И.

Шумицким и Н. П. Мельниковым документы о статусе будущего отдела (помещение, снабжение, руководство, взаимоотношения с общественными организациями, наш статус на вычислительном центре и пр. ). Особенно сложно согласовывались вопросы влияния на нас со стороны института "Укрпроектстальконструкция", который настаивал на неком режиме «полуавтономии». В конце концов Н. П. Мельников согласился назначить О. И.

Шумицкого «уполномоченным по Киевскому научному отделу», и этот таинственный статус с неопределенными правами устроил Олега Ивановича. который завизировал приказ о создании отдела.

Помню, как через некоторое время бывший главный инженер Укрпроктстальконструкции Антон Федорович Фоменко спросил у меня и Гордеева:

- Ну как, трения с Шумицким есть?

- Нет.

- Будут! - убежденно предсказал Фоменко.

К счастью, он ошибся. Мы жили мирно.

Наконец, 15 июля 1967 года был подписан приказ о создании Отдела математических методов проектирования (ОММП). Такое официальное название мы придумали для этого отдела. Из Укрпроектстальконструкции в «московский отдел» (так нас называли в Киеве) перешли В. Н. Гордеев (на должность начальника отдела), В. П. Крыжановский, В. И. Басенко, Ф. А. Романенко, К. Н. Илиев, Н. Н. Заяц и я. Особенно пикантным было то, что Ф.

А. Романенко и К. Н. Илиев работали в одесском отделе Укрпроектстальконструкции. В результате получилась по Ильфу - Одесская бубличная артель «Московские баранки».

В. Н. Гордеев А. В. Перельмутер В. И. Басенко. В. П. Крыжановский Н. Н. Заяц Первая семерка довольно быстро пополнилась. К нам пришли работать молодые инженеры, желавшие работать в науке (А. Г. Пинскер, М. А. Микитаренко, Л. Г. Лантух), кроме того, с нами стала работать профессиональная программистка Ж. Д. Возгрина, в ее команду включились Н. М. Медведева и О. Г. Тер-Арутюнянц. Появились и другие новые сотрудники.

А. Г. Пинскер М. А. Микитаренко Л. Г. Лантух Ж. Д. Возгрина О. Г. Тер-Арутюнянц Мы довольно быстро начали работать по тематике московского института. Наши первые работы относились к созданию программ для статического и динамического расчетов металлоконструкций, исследованию упругопластической работы стальных конструкций и выполнению сложных расчетов по заказам других отделов института.

Рассказывает В. Н. Гордеев Следующим пополнением этого отдела была группа Леонида Георгиевича Дмитриева, выходца из нашего же института. В самом конце 1959 года он ушел в КиевЗНИИЭП и работал там до 1967 года. Должность там у него была солидная - по-моему, заместитель директора по научной работе.

Характер у Дмитриева - настойчивый и упрямый. Если не получалось так, как он хотел, он писал заявление об увольнении и клал его на стол директору. Директор некоторое время размышлял - ему было жаль терять Дмитриева. В результате размышлений он, обычно, соглашался с Дмитриевым, и тот заявление свое забирал. И вот в очередной раз Дмитриев написал заведующего лабораторией. Дмитриев заслуживал более высокой должности, минимум начальника отдела, но эта должность Фото 6.5. Л. Г. Дмитриев Он набрал группу людей, имеющих образование, но не обученных тому, что надо делать. Я затрудняюсь сказать, сколько в ней было человек, кажется, человек семь. Среди них я вспоминаю лишь Витю Шевченко, закончившего Киевский инженерно-строительный институт, и Тамару Бучму из Института кибернетики.

Дмитриев поставил вопрос так, что людей надо обучить, прежде чем они будут работать.

Эти люди пару месяцев ничем не занимались, а слушали лекции и дискутировали по этому поводу. Мы покрывали их зарплату за счет других групп. Лекции читали сами. Я читал курс лекций по алгоритмическому языку «Алгол». До этого я его знал плохо. Но поскольку нужно было обучать других, я освоил его в высокой степени. Были и другие лекции по строительной механике и линейной алгебре.

Дмитриев тогда занимал комнату № 9 на первом этаже в старом корпусе на Печерском спуске 19. В этой комнате и организовали учебный центр. На двери комнаты мы повесили табличку, вырезанную из Литературной газеты (ЛГ). На табличке было написано: «Дискуссионный клуб ЛГ» (в Литературной газете была такая рубрика). А поскольку Дмитриев был Леонидом Георгиевичем (ЛГ), то эта табличка очень подходила сюда по форме и содержанию.

В конце концов, мы получили группу хорошо подготовленных людей, которые могли писать программы для новых электронных машин. И они их писали быстро, но программы были индивидуального пользования, не промышленные. К ним не было инструкций, и они были сыроватенькие. Авторы программы могли рассчитывать по ним реальные Дмитриев, наконец, перешел на свои хлеба, заключив договора на Фото 6.6. Схема большое количество расчетов крупногабаритных градирен. В то время градирни одна за другой строились атомные электростанции. Ново-Воронежская станция была одной из первых. Система охлаждения паровых турбин этой станции использовала градирни. Практически все тепловые электростанции также имели градирни.



Размеры таких градирен достигали 90м в высоту и 80м в диаметре. Сооружения весьма солидные.

У Дмитриева была программа, по которой можно было рассчитывать эти градирни. Процесс расчетов начался. Прошло несколько месяцев. Дмитриева пригласили обратно в КиевЗНИИЭП, он согласился, и практически со всеми своими людьми ушел. А вот заказы остались. Перед нами возникла очень серьезная проблема. Работу-то нужно выдать, а программ нет. Мы испугались и были вынуждены очень быстро делать программу для расчета градирен. Градирни – это такие очень красивые симметричные конструкции. Если градирню повернуть вокруг центральной оси, например, на угол 1/24 от 360°, то она снова совпадет сама с собой, как шестеренка с 24 зубьями, смещенная на один зуб. Это так называемая циклическая симметрия.

В нашем распоряжении была машина "Минск-22". Конечно, рассчитать на этой машине систему общего вида с многими сотнями стержней и тысячами узлов было невозможно.

Мы решили воспользоваться свойствами симметрии, извлекая из этих свойств максимум пользы. Проблема была сложной потому, что конструкция симметрична, а нагрузка – несимметрична. Тогда мы углубились в математику и получили зависимости, вытекающие из свойств циклической симметрии для произвольной несимметричной нагрузки. Эти зависимости оказались потрясающими.

Оказывается, вместо того, чтобы рассчитывать 24-гранную градирню как единую большую систему, можно рассчитать 13 различных, но малых систем. Число стержней в каждой малой системе в 24 раза меньше, чем в большой. Малые системы отличаются одна от другой связями, которые закрепляют систему в пространстве. Для 11 малых систем связи имеют лишь математическую трактовку. Уравнения связей в этих системах выражаются комплексными числами и не представляются в виде геометрических образов.

Градирни, оставленные Дмитриевым, привели нас в удивительный мир, где конструкция имеет действительную и мнимую часть, системы уравнений имеют комплексные коэффициенты и существуют в виде комплексно сопряженных пар. В этом мире есть комплексные нагрузки, комплексные перемещения, комплексные усилия и комплексные напряжения. Но зато в этом мире большая взаимосвязанная система распадается на малые не зависящие одна от другой, хотя и странные системы.

Впоследствии оказалось, что все виды симметрии имеют свой странный, порою комплексный мир, определяемый неприводимыми представлениями групп симметрии.

Составление программы было теперь делом техники. И программа была составлена за два месяца. Эта программа у нас была названа «Парадокс». Я забыл, как расшифровывается аббревиатура «Парадокс», но, кажется, так: Программа Автоматического РАсчета Дискретных Осесимметричных Конструктивных Схем.

По этой программе все градирни были рассчитаны в срок. Фото 6.7. Слева направо: С. З. Динкевич, М. Л. Бурышкин и В. Н. Гордеев. Вадул-Луй-Водэ, Молдавия Программа совершенствовалась и имела несколько версий. Были еще Парадокс-79 и Парадокс-ЕС.

Кстати, наиболее продвинутая в мире программа ANSYS "научилась" рассчитывать системы, обладающие циклической симметрией, только сейчас, в своей 8-й версии.

Позднее мы познакомились с другими людьми, занимающимися подобными проблемами в Советском Союзе. В «Ленпроектстальконструкции» работал Соломон Зусманович Динкевич, как и А. В. Перельмутер, ученик Р. Р. Матевосяна. Он занимался циклическими матрицами. Математика была у него та же, что и у нас, но она относилась к матрицам, а у нас – к конструкциям. И уже через С. З. Динкевича на Всесоюзной школе по методу конечных элементов в Вадул-Луй-Водэ (Молдавия) мы познакомились с одесситом Михаилом Леонидовичем Бурышкиным, учеником всемирно известного математика, членакорреспондента Академии наук Украины М. Г. Крейна. По некоторым причинам М. Г.

Крейн не был избран действительным членом Академии. Тогда шутили: "Академия наук Украины имеет самый высокий научный статус в мире. Даже М. Г. Крейн в этой академии - только член-корреспондент".

Фото 6.8. Типы конечной симметрии 1-го рода: а циклическая; б - диэдральная; в - д - вращения соответственно тетраэдра, октаэдра, икосаэдра Фото 6.9. Типы конечной симметрии 2-го рода: а симметрия зеркальных поворотов; б - симметрия Cnh; в, г - симметрия правильной пирамиды и призмы; д - симметрия Dnd; е - полная симметрия тэтраэдра; ж - симметрия Th; з, и - полные симметрии октаэдра и икосаэдра.

У М. Л. Бурышкина математика относилась к самой конструкции, но учитывалась не только циклическая симметрия, но и любой другой ее вид. В соавторстве с М. Л. Бурышкиным мы написали книгу "Эффективные методы и программы расчета на ЭВМ симметричных конструкций".

Оказалось, что в трехмерном пространстве существует 14 типов симметрии. Пять из них относятся к первому роду симметрии. Симметричные тела первого рода несовместимы со своим зеркальным отображением. Девять типов относятся ко второму роду. Они зеркально симметричны.

Среди них есть симметрия шестеренки с косыми зубьями, называемая диэдральной, полная и неполные симметрии тетраэдра, куба, икосаэдра. Выкройки покрышек мячей имеют симметрию одного из правильных многогранников.

Математика симметричных конструкций произвольного вида базируется на теории неприводимых представлений групп симметрии. Эта теория не изучается в обычных курсах высшей математики. Она не похожа на линейную алгебру и теорию матриц, будучи намного глубже их. Чтобы вникнуть в химеры неприводимых представлений групп надо было вывернуть набекрень свои мозги. Глубоко в этом разбирался лишь М. Л. Бурышкин.

А в нашем отделе хорошо понимали теорию неприводимых представлений групп разве что В. И. Басенко и Е. И. Минькович.



Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 80 |