WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 80 |

«Вначале человек помнит только то, что было, затем - то, что было, и то, чего не было, а в конце - только то, чего не было. А. М. Титов ТАЙНЫ СТАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ...»

-- [ Страница 54 ] --

Как у лечащего врача есть свое маленькое кладбище, так и у инженера, занятого обследованием аварийных каркасов, есть свои памятные объекты, которые не удалось спасти… Это не изломы воображения, а гипнотизирующее зрелище беды – строительной аварии.

Трещат армированные стекла, в молниях замыканий электрические провода, с громом орудийных выстрелов рвется железо, внешне незыблемое превращается в прах. День смешивается с ночью… Кажется, что из здания вместе с пылью уходит душа. Вдруг сквозь клубы пыли на месте кровли появляется небо, а на полу вырастает гора обломков.

Будто невесть откуда упали железные змеи, переплелись и жрут бетон основания, смешанный с черным снегом. Оторопь берет даже опытных коллег.

"Обследованием зданий и сооружений занимаюсь 20 лет, а привыкнуть к хранящим тайны грудам развалин не могу, – говорит Владимир Овдиенко. – Кажется, что вместе с конструкциями под тяжестью снега и пыли рушится что-то в тебе самом".

Вспоминается трагическая гибель членов технической комиссии, которая приехала на один из заводов цветной металлургии разбираться в причинах аварии. Кровля не выдержала тяжести сугробов, тяжелые снеговые мешки у перепадов кровли и фонарей превратили ажурные линии покрытия в горы искореженных плит, конструкций, труб. Погиб человек. А на второй день, когда члены комиссии полезли обозревать печальный пейзаж, площадка оборвалась… Оказалось, что она и так была перегружена запчастями и прочим скарбом механиков цеха. Первая авария добавила на нее пыли и снега, трагической прибавкой к ним стала нагрузка от людей… (Читателю, который не знаком со строительными тонкостями, сообщим, что есть специальные нормы "Нагрузки и воздействия", в которых оговорена так называемая нагрузка от толпы. В жилом доме – это примерно 300 кг/кв. м пола).

Вот монолог Михаила Арошенко: "Первый спектакль (если верить, что жизнь – театр) практика дала мне, тогда молодому специалисту Казахского отделения ЦНИИпроектстальконструкция, в середине 60-х годов. Утром мой коллега, представитель авторского надзора на стройплощадке, подписал акт готовности пролета цеха. Вечером это событие "отмечалось" в прорабской будке, которая еще оставалась в новеньком пролете. И… в разгар застолья только что смонтированная крыша рухнула. Прорабская будка чудом выдержала удар падавших сверху плит и железа. Оказалось, два вагона дефицитных плит утепления спрятали на крышу – этот "склад" и стал сверхнагрузкой. "Герои исторического события" остались живы. В такие моменты человек меняется буквально на глазах – снегстрах из сердца выплескивается на голову: седеем и умнеем в такие минуты. Надолго ли?" "У нас, на железной дороге, каждая строчка инструкций писана кровью людей, погибших в катастрофах. Поэтому я, машинист, когда иду в депо, скажу тебе честно, как молитву, повторяю слова инструкции по безопасности движения. А не будь этой внутренней самомобилизации, рано или поздно попадешь в чрезвычайное происшествие. Недосмотрели путейцы, ошибся диспетчер, не сработала автоматика – еще остаюсь я, машинист, и могу не допустить беды. В моих руках жизнь пассажиров, поэтому иду на смену, как на войну…" – это монолог опытного машиниста.

…Как на войну. А у нас, в строительстве?

Время ремонтов, реконструкции, перемен на предприятии повышает вероятность ЧП в несколько раз и требует, на мой взгляд, нового осмысления с точки зрения безопасности.

Слишком часто отрицательные факторы накапливаются по нашей оплошности. Как несколько ежей, собранных для забавы на узком столе, начинают толкать друг друга, словно бульдозеры, так перенаселение площадки – люди, механизмы, исключающие друг друга распоряжения – приводит к столкновениям, ударам.

Характерный случай произошел при строительстве Лебединского горно-обогатительного комбината, который расположен между Старым Осколом и Губкиным. Во время обрушения кровли погибли люди. Причина аварии прояснилась, когда разгребли кучу обломков – слабым местом оказались стыки между колоннами и фермами – забыли приварить опорные столики, болты срезались, произошла трагедия. А дальше события развивались как в плохом детективе: ночью злополучные узлы опирания бесследно исчезли… Прокуратура долго расследовала причины аварии, и, в конце концов, дело было закрыто – твердых доказательств не оказалось, а мнения экспертов разошлись в оценке случившегося. Спасло ли это ГОК от аварий? Нет! Они повторились… Поэтому рекомендуем руководителям предприятий: как ни трудно, перешагните через собственную боязнь. Опросите свидетелей, объективно зафиксируйте всю картину. От себя ведь не спрячешься. Замаскируешь причину аварии сегодня, она ударит по тебе завтра!

Аварии заставили инженеров-железнодорожников искать новые системы контроля и сигнальные устройства. Уснул машинист, не нажал кнопку бдительности – поезд автоматически остановился. Ухитрились зажимать кнопку отточенной спичкой и… пролетали в дреме на красный свет светофора. Снова пришлось искать новые приспособления.

А "черные ящики" самолетов? В них по 256 каналам поступают сигналы от всех систем – как работает турбина, фиксируется выпуск шасси и так далее. Прибор рассчитан на стократные перегрузки: самолет разобьется, а ящик, точнее, оранжевый шар, останется невредимым. Но это полдела – экспертам необходимо докопаться в обломках до причин аварии и избежать ее в будущем. Новое качество "черных ящиков" в том, что с их помощью экипаж может заранее распознать угрозу отказа того или иного узла.

Вернемся к теме аварий. В 1980 году на одном из заводов Приднепровья позорно полетели вниз три стропильные фермы. Позорно потому, что кровля не была закончена. И до расчетной нагрузки дело еще не доходило. При проверке оказалось, что на чертеже стыка фермы плохо показаны накладки – их и не сделали. Между прочим, за всю строительную цепочку – проект, изготовление и монтаж – взялись не специализированные организации.



По злой иронии судьбы шараш-монтажники даже приварили накладки в стыках, подняли фермы наверх и, чтобы формально узлы соответствовали горе-проекту, – с такой вопиющей глупостью ранее не доводилось встречаться, – перерезали эти стыковые накладки, словно сук, на котором сидели!

Клоним к тому, что многие руководители предприятий, особенно ныне, в бурные годы строительства "хозяйственным" способом, привлекают к ремонту случайных людей. Конструкции этого не прощают, начинают "сами себя проектировать" со всеми горькими последствиями… Если при зубной боли пациент обратится к окулисту, его на смех поднимут. А в строительстве это почти типичная ситуация… Древние греки говорили, что врачевание бывает пяти видов: лекарственное, хирургическое, диетическое, диагностическое и целебное (мгновенным удалением чего-то болезнетворного). Мы, инженеры-врачи, применяем в своей практике все эти пять видов. Кроме того, у нас есть специалисты в области строительного права и конфликтологии.

Особенно важны сегодня строительно-юридические аспекты проблемы страхования зданий и сооружений. А именно:

Экспертные заключения для страхования в строительстве.

Экспертные заключения для налогообложения в строительстве.

Досудебная независимая экспертиза в строительстве.

Рецензирование экспертных заключений.

Разработка и выдача письменных рекомендаций по уменьшению ущерба.

Установление фактов ошибок в проектировании и монтаже, приведших к возникновению ущерба.

Установление причин и стоимости устранения дефектов, выявленных в период гарантийной эксплуатации по послепусковым гарантийным обязательствам.

Установление фактов несоблюдения страхователем обязательных государственных и проектных требований, рекомендаций изготовителей материалов, конструкций и оборудования, приведших к возникновению страховых случаев.

Участие в проверках состояния застрахованного объекта, соответствия сообщенных страхователем сведений об объекте страхования действительным обстоятельствам, а также соблюдения страхователем строительных норм, правил и техники безопасности.

Для руководителей организаций, инвесторов и застройщиков, практикующих юристов мы предоставляем и другие услуги.

И назовем в конце этой главы важное целебное средство для заказчика: за час до аварии позвоните в УкрПСК – спасем!

5.8. Форс-мажор – непреодолимая сила стихии Уходя из жизни, известная ясновидящая Ванга произнесла слова: "Ученые, читайте древние книги, в них Ветер имеет давнюю "антистроительную" наклонность. Полистаем русские летописи.

1145 год. Сообщение про город Котельнич: "…Буря, какой никогда не слыхано; многие дома совсем разорило, людей и скот побило, жито из гумен разнесло, паче же всего дивно – бороны, на полях лежавшие, сбросило в болота и леса".

Нижний Новгород, 1406 год: "Быть буря великия и вихор страшен зело. Вихром подняло в воздух упряжку вместе с лошадью и человеком. На другой день телегу нашли на другой стороне Волги. Она висела на высоком дереве, лошадь была мертвой, а человек исчез без вести".

Москва, 1595 год: "Буря великия, дворы многие поломало, и людей и скот носяше ветром".

Разрушительные бури отмечались в русских летописях в XII веке трижды, в XIII – четырежды, в XIV – восемь раз и т. д. И наше столетие не стало исключением. К примеру, июня 1904 года в Москве разрушено несколько сот домов, пострадало свыше ста человек.

Конечно, с ураганом, да и вообще с природой, бороться трудно: слишком большая энергия. Но, познавая коварство ветра, снега, обледенения, шторма, ученые дают прицельные рекомендации проектировщикам. Кстати, одна из них, думаю, заинтересует садоводов, легкие домики которых очень уязвимы. Смерч типа Торнадо, "нападая" на дом, создает вокруг него вакуум, разреженную зону до такой степени, что дом взрывается под действием внутреннего атмосферного давления. Эта нагрузка равна примерно 10 т/кв. м стены и потолка - в несколько десятков раз больше, чем может выдержать строение. Как быть?

Бывает достаточно открыть все окна и двери, словно выпустить пар из котла, и легкая постройка спасена!

Каждый может припомнить немало памятных бурь и ураганов в своей жизни. К примеру, президент России Борис Ельцин в своих мемуарах упоминает, что однажды чуть не упал вместе с башенным краном во время шквалистого ветра.

В одном из интервью журналистка спросила ветерана нашего института: "Можно ли сглазить стальные каркасы?". На что он полушутя-полусерьезно ответил: "Если и нельзя, но сильно хочется, то можно".

Книги пишутся "на вырост". В этой главе хотелось бы остановиться и на психологических аспектах борьбы с авариями, а также на тех новых, мало изученных факторах и явлениях, которые оказываются дополнительными нагрузками для людей и стальных конструкций.

Со школьной скамьи мы несем в себе знания о том, что мир, в котором мы живем – Вселенная – огромен и неисчерпаем. Вселенная бесконечна, также как и энергия этого мира, – неисчерпаемая и бесконечная в своих проявлениях. Ритмы и вибрации Вселенной включают в себя великое разнообразие волн и колебательных процессов. Здесь уместны слова Апостола Павла: "…видимое временно, а невидимое вечно" (2 Кор. Ап. Павел 4,18).

"Грандиозное расширение наших знаний за последние годы, – писал в годы начала работ в области ядерной физики Нильс Бор, – выявило недостаточность наших простых механистических концепций и, как следствие, пошатнуло основание общепринятого толкования".



Pages:     | 1 |   ...   | 52 | 53 || 55 | 56 |   ...   | 80 |