WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 80 |

«Вначале человек помнит только то, что было, затем - то, что было, и то, чего не было, а в конце - только то, чего не было. А. М. Титов ТАЙНЫ СТАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ...»

-- [ Страница 43 ] --

К 1913 году в стране насчитывалось более 250 печей с садкой в среднем 30–40 т. В годы первых пятилеток главные здания мартеновских печей были самими крупными сооружениями заводов черной металлургии по стоимости возведения, размерам и величине крановых нагрузок. Достаточно сказать, что стоимость одного металлургического завода превышала стоимость зерна, выращенного в Украине.

В первых отечественных проектах принималась расчетная схема с заделанными в фундамент колоннами и шарнирным опиранием на них ферм, с одной подвижной и другой неподвижной опорой сложной конструкции. При емкости печей до 90 т и разливочных кранах грузоподъемностью до 125 т такая схема была еще работоспособной. Однако по мере роста этих показателей (с 1925 года) поперечные деформации при нормальном технологическом процессе стали сказываться отрицательно на износе ходовых частей крана и подкрановых путей, вызывая частый ремонт и смену катков крана, замену рельсов подкрановых путей и даже сход крана с рельсов. Следствием больших поперечных и продольных деформаций являлось преждевременное расстройство конструкций стеновых и кровельных ограждений. Попытки преодоления этих недостатков введением дополнительных подкосов на средней колонне или созданием неразрезной схемы двухпролетной фермы с опиранием на качающуюся стойку среднего ряда колонн успеха не принесла. Перед конструкторами четко обрисовалась проблема всемерного повышения поперечной и продольной жесткости. Первым шагом стали новые узлы сопряжения стропильных ферм жесткого типа с вклепыванием ферм в колонны… Вся жизнь проектировщиков того времени (как и времен нынешних) – то соблазны копирования, то трудности создания нового. То песни Сирен, то гармония Муз.

В 1933 г. две соревнующиеся организации – Промстройпроект и Гипростальмост (в последующем институт "Проектстальконструкция") представили проекты, реализующие совершенно новый подход к схеме каркасов цехов мартеновских печей. Их отличием явилось разграничение на основные конструкции, воспринимающие главные нагрузки и обеспечивающие жесткость и устойчивость здания, и второстепенные конструкции блока, передающие локальные нагрузки на основную систему. Это расчленение привело к концентрации материала в основной системе и сократило прохождение усилий до опорных точек. Основные рамы располагались через 36 метров и были составлены из колонн сплошного сечения с вклепанными в них решетчатыми стропильными фермами. В проекте ПСП была предусмотрена одна подстропильная ферма, жестко соединенная со средней колонной, а в проекте ПСК – две подстропильные фермы, воспринимающие нагрузку от кровли и тельферного пути. Благодаря принципу концентрации материала обе схемы дали благоприятный результат по расходу стали. В послевоенной практике схема ПСП стала самой распространенной. Она дала возможность наиболее эффективно осуществить горизонтальные связи по нижним и верхним поясам ферм, завязать весь шатер здания в весьма жесткий диск, вовлекавший в работу целый блок здания между температурными швами, что уменьшило поперечные деформации колонн от воздействия кранов и одновременно увеличило продольную жесткость колонн среднего ряда.

В довоенных справочниках проектировщика, которые до сих пор находятся в домашних библиотеках сотрудников УкрНИИПСК, был зафиксирован этот первый отечественный опыт "концентрации" усилий инженеров и технология проектирования концентрации материала. Инженеры Запорожья, Днепропетровска, Кривого Рога, Харькова, Сталино (Донецка), Жданова (Мариуполя) – отцы и деды наших коллег – удачно использовали американские и немецкие проектные решения. По тем жестким временам они были конструкторами технического прогресса, хотя находились в провинции по отношению к Москве. Для провинции характерно стремление к чему-то более высокому, чем повседневность. Оно там сильней выражено, чем в центре. С другой стороны, трагедия провинции в том, что серьезной наукой там заниматься невозможно. Для того чтобы заниматься наукой, нужна, как говорят физики, критическая масса людей. Давайте задумаемся. Почему ученые и проектировщики вырастают в крупных городах? Потому что там есть их сообщество, причем иногда оно заключается в том, что, скажем, в каком-то институте занимаются похожим вопросом. Мы болтаем и шутим на эту тему в курилке и в столовой, мы слушаем иногда глупейшие доклады, спорим, и у нас возникает некая аура, чего нет в провинции.

И любой самый крупный проектировщик – московский, петербургский, киевский – живи в провинции (не сейчас, конечно, когда он уже сложился как мэтр, а в молодости), он там зачах бы и загнулся. И не потому, что он глупее, а потому, что там нет обстановки, ауры нет. Если собрать в провинциальном городе большую группу ученых, собрать специально, такой городок становится ого-го! Например, Геттинген в Германии, маленький, провинциальный. После первой мировой войны волею судеб там собрались все выдающиеся физики. И огромная часть современной физики в значительной мере пошла из Геттингена.

Может быть, это и случайность, но факт, что ничтожный провинциальный городишко стал знаменитым. Нелишне заметить, что и Оксфорд, и Кембридж в Англии – тоже провинциальные города, но в них всемирно известные университеты.

Это "провинциальное" отступление сделано нами для того, чтобы подчеркнуть подвиг наших старших коллег, которые проектировали каркасы металлургических заводов в Запорожье, Кривом Роге, Мариуполе, Днепродзержинске, Донецке, Макеевке и других городах. Это и о них сказано словами песни "Дни и ночи у мартеновских печей не смыкала наша Родина очей".



4.11. Светлые проекты черной металлургии В 1947 году был закончен проект первой в СССР и Европе цельносварной доменной печи № 4 для комбината "Запорожсталь". Для сварки кожуха понадобилось всего месяц с небольшим, что было рекордом в мировой практике. Вместе с московскими и киевскими проектировщиками взошла звезда Днепропетровска – Гипромеза, днепропетровского филиала института "Проектстальконструкция". Не только исполнителей чертежей "КМ" и "КМД", но и разработчиков концепций стальных каркасов.

Напомним, что на этапе концептуального пpоектиpования pешается вопpос о технической pеализации замысла будущей констpукции. Идет разpаботка и анализ pазличных ваpиантов пpинципиальных pешений (функциональной, компоновочной и дpугих схем), осмысливается концепция констpукции. На этом этапе пpоводится экономическая оценка отобpанных ваpиантов. Результатом этапа концептуального пpоектиpования становилось офоpмленное техническое пpедложение и технико-экономическая целесообpазность его создания. Черная металлургия стала доминирующей отраслью СССР. Символом "железного века". Олицетворением могущества государства.

Концепции – это всегда борьба мнений. Соревнование амбиций. Схватка авторитетов.

Скажем откровенно: никогда, ни одно крупное строительство не обходилось без какихлибо трений, противоречий. Обывательская говорильня существовала во все времена. Характерный исторический пример. Когда в 1950-м назад начали застраивать Крещатик, то среди населения тоже не было большого восторга. Сегодня – это памятник архитектуры, главное достоинство которого в том, что он закончен композиционно, комплексно. В любом виде искусства, а в проектировании особенно, все оценивается не тогда, когда что-то создано. Должно пройти несколько лет, чтобы люди поняли истинную ценность того, что построено. Но, как правило, мало кто вспоминает потом тех руководителей, которые патронировали это строительство, и тех людей – проектировщиков, монтажников, строителей – которые его реализовали.

Так было и с проектами доменных и мартеновских цехов. Словно пирамиды в пустыне, они выросли на просторах СССР. Ветераны-проектировщики стальных каркасов помнят те динамичные "железные" годы, которые проходили под лозунгом "Догнать и перегнать Америку!" по количеству стали, цемента, труб и т. д. на душу населения.

В спорах, в условиях новой конкуренции рождались новые, в том числе во многом спорные проекты.

В 1974 году на Криворожстали была сооружена доменная печь № 9 полезным объемом 5000 куб. м. Описание проекта требует отдельной книги, ибо только чертежей по ДП- было выполнено свыше 100 тысяч. Поэтому мы ограничимся короткой информацией:

впервые в практике кожух печи был несущим.

Любопытно, что в 2001 году специалисты УкрПСК заняты обследованием каркасов "Запорожстали", "Криворожстали", "Азовстали" и других знаменитых украинских гигантов черной металлургии. Все взаимосвязано. Все во всем, как говорят на Востоке.

С конца 50-х – начала 60-х годов строительство мартеновских печей прекратилось. Началась эпоха конверторов. Типовый конверторный цех был построен на "Криворожстали" и "Азовстали". В них дальнейшее развитие получил принцип концентрации материалов.

В пятидесятые годы началась эра железобетона. Доминирующее применение сборного железобетона в строительстве было провозглашено государственной политикой, основным средством ускоренного народнохозяйственного развития страны. Значительные средство стали выделять на науку в этой области, разработку сборных систем зданий и сооружений из железобетонных конструкций, совершенствование технологии их заводского изготовления. В относительно короткие сроки объем производства сборного железобетона возрос с 6,2 до 151 миллиона кубометров в год, а в долях с 12 до 60 процентов общего объема применения железобетона. Значительное внимание было уделено развитию предварительно напряженных и легкобетонных конструкций, где были достигнуты результаты, превышающие мировые достижения.

Снова вернемся в родную "сталепроектную" отрасль. Ветераны Мариупольского комплексного отдела УкрНИИПСК, во главе с Валерием Васильевичем Кирилловым, могут многое рассказать о "тайнах" стальных каркасов металлургических гигантов Украины. За годы деятельности конструкторы из Мариуполя создали свыше двух тысяч проектов марки "КМ" и "КМД". Общий вес стальных каркасов, выполненных по чертежам наших коллег-мариупольцев, к 2000-му году составил около двух миллионов тонн. Чтобы разместить эти конструкции в железнодорожные вагоны, потребовался бы поезд длиной в тысячу километров. Труд мариупольцев, их уникальный опыт заслуживают отдельного литературного осмысления.

4.12. Пепел Чернобыля стучит в наши сердца… Крупнейшим достижением человеческого разума ХХ века и одновременно пиком риска и ответственности является атомная энергетика. Проектировщики стальных конструкций были привлечены руководством страны к выполнению новых задач.

В 1946 году по инициативе и под личным руководством Н. П. Мельникова была начата уникальная, не имевшая аналогов в мире, разработка конструкции корпуса первого в стране уран-графитового реактора. Предприятия-заказчики проекта возглавляли легендарные академики А. П. Александров, Е. П. Велихов, Н. А. Доллежаль, И. В. Курчатов и др.

В кратчайшие сроки были изучены особенности физико-химических процессов, происходящих в энергетических агрегатах. Разработана и детально исследована конструктивная форма реакторов вначале малых, а затем и предельных мощностей. В перечень выполненных исследовательских работ входило:

– создание соответствующих технологических и испытательных стендов, – изучение влияния длительной выдержки металла в условиях высоких переменных температурных полей, меняющихся по интенсивности напряжений и радиационных потоков, вызывающих охрупчивание металла, – уточнение особенностей пространственной работы отдельных наиболее напряженных узлов и сооружения в целом, – влияние цикличности загружений на ресурс работы и многое другое.



Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 80 |