WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 80 |

«Вначале человек помнит только то, что было, затем - то, что было, и то, чего не было, а в конце - только то, чего не было. А. М. Титов ТАЙНЫ СТАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ...»

-- [ Страница 38 ] --

"Вместе с киевлянами участвовал в проектировании перекрытия дворца "Украина". Там сложные перекрестные сечения – концентраторы напряжений в узлах, и мы убирали концентраторы – пояса "развели" в разные плоскости, использовали исторический опыт борьбы с концентраторами на мосту Патона. При проектировании покрытия "Украины" проявилось высокое наше единство и необъятное разнообразие в подходах к конструированию.

Характерным стал проект покрытия в Днепропетровске, в парке Шевченко. Это структура.

Ее особенность в том, что это уже не только строительный, но и, так сказать, машиностроительный каркас – его изготавливали на машиностроительных, в том числе военных заводах. Это был характерный пример конверсии в ВПК. Да, дорого, но зато – высокая точность изготовления и монтажа. Получился своеобразный полигон внедрения новых идей. Это, пожалуй, единственный каркас в Украине такой точности. Потом такие структуры начали готовить на заводах металлоконструкций".

Да, покрытие днепропетровского зрелищного комплекса в парке Шевченко по праву войдет в историю, как памятник прорыва украинских проектировщиков из "тяжелой эпохи плоских рам" в эпоху легких пространственных конструкций. И звезды эстрады все-таки поют под нашими покрытиями. В широком смысле слова… 4.7. Проектирование промышленных зданий и сооружений Проекты промышленных зданий и сооружений разрабатывались в центральном производстве, в основном, в трех отделах института – Отделе промышленных сооружений № (ОПС-1), Отделе промышленных сооружений №2 (ОПС-2) и в Отделе типового проектирования (ОТП).

Промышленные здания и сооружения были и остаются основными объектами проектирования института – до 70% всего объема работ.

Особенно велик объем проектных работ был выполнен по объектам черной металлургии, в чем в 50 – 60-е годы был особенно заинтересован коллектив. В годы создания института (50-е годы) по существовавшему постановлению правительства коллективы проектировщиков выполнявших более 50% работ для черной металлургии получали надбавку за выслугу лет.

Это был период интенсивного восстановления промышленных предприятий, разрушенных на Украине в ходе войны. На полях сражений оставались сотни тысяч единиц военной техники, изготовленной в основном из высококачественной стали. Переплавка этой техники делала черную металлургию приоритетной отраслью промышленности.

Кроме Украины, предприятия находящиеся на Урале и Сибири требовали реконструкции, т. к. в военное время многие из них строились по временным нормативам, из подручного металла, без должных запасов прочности с целью скорейшего их пуска с использованием оборудования эвакуированного из зон военных действий. Все работало «на износ» и состояние большинства конструкций было аварийным.

Восстановление и реконструкция требовали проведения работ по обследованию физического состояния металлоконструкций каркасов этих зданий и сооружений. Так в институте сложилось два направления связанных с проектированием промышленных зданий и сооружений: собственно проектирование и обследование технического состояния конструкций.

Кроме черной и цветной металлургии в 50 – 60 е годы бурно развивалась цементная промышленность и строительство промышленных зданий из металлоконструкций, демонтированных в Германии и поступавших в страну по репарациям. Это были в основном большепролетные клепаные конструкции, металл которых не подлежал сварке, что делало их использование весьма сложной задачей.

Вот в таких условиях проходило становление института. Коллектив набирался опыта, рос как количественно, так и качественно. Рост коллектива количественно осуществлялся вопреки жестким лимитам, ограничивавшими рост «непромышленных» предприятий. Тем не менее, Олег Иванович Шумицкий, руководивший коллективом (вплоть до 1970 года) вопреки этим лимитам настойчиво держал курс на рост коллектива, на расширение сфер и географии деятельности, на поиски новых заказчиков. Девизом коллектива стала фраза «Волка ноги кормят»: хочешь иметь много интересных работ, новых заказчиков – крутись, ищи.

Главными заказчиками могли стать головные технологические проектные организации, а также «Промстройпроекты». Основная масса этих организаций в 50 – 60 годы находилась в Москве и Ленинграде. Завоевание этих институтов давалось нелегко: конкурентная борьба требовала особых подходов, больших напряжений. Главным было - не подвести заказчика. Особенно это относилось к строжайшему выполнению сроков проектирования, т. к. они почти всегда находились под контролем правительства. В условиях отсутствия полноценных заданий, длительностью согласований и доставки почтой материалов (отсутствие факсов, электронной почты, новейших методов размножения материалов, компьютерной техники и т. п. ) требовалась максимальная оперативность.

Вспоминается «завоевание» «Ленгипромеза». Будучи в Ленинграде, тогдашний ГИП В. Л. Гейфман, зашел к директору «Ленгипромеза» с предложением о сотрудничестве.

несколько минут и сказал: есть у нас одна срочная работа – 70метровая «свеча» для сжигания газа с подводящими газопроводами на металлургическом заводе в Румынии. Работа должна Фото 4.3. В. Л. Гейфман должны быть два наших сотрудника. Работу сделаем на месте».

Ночной рейс самолета и уже в 10-00 во вторник работа началась. Работали по 14-15 часов.

В четверг работа была закончена, в пятницу скопирована, сверена и в субботу она была на столе у директора «Ленгипромеза».

Так началось наше тридцатилетнее сотрудничество с «Ленгипромезом», с которым мы проектировали металлургические заводы во многих странах: Китай (2 завода), Турция, Югославия (3 завода), Нигерия, Алжир, Иран, Египет, Пакистан. В Союзе: Череповецкий, Орско-Халиловский, Ижорский, Кировский (в Ленинграде) и десятки других. Началось наше сотрудничество и с другими ведущими проектными институтами. В Ленинграде это Гипроцемент, Ленгипромез, Ленпромстройпроект, Союзпроектверфь (п/я А-3907), Гипроалюминиевый (ныне ВАНИ), Механобр, Гипроруда, Гипроцветмет, Гипрошахт, Ленгидропроект, Промэнергопроект, ТЭП. В Москве: Гипромез (центральный), Гипрохим, Гипропласт, Промстройпроект и др.



Сотрудничество с этими институтами резко расширило географию и объемы работ, потребовало резко увеличить численность и способствовало интенсивному росту квалификации сотрудников. В 60 – 70-е годы работами института уже была охвачена вся территория СССР и более 20-и зарубежных стран.

Институт стал известен не только высоким инженерным уровнем проектов, но и своей оперативностью, строгим выполнением сроков проектирования. Характерно в этом плане отношение Ленинградских институтов к нашему сотрудничеству: они предпочитали отдавать работу нам в Киев, а не «Ленпроектстальконструкции», считая нас более оперативными, более обязательными, никогда не искавшими зацепок для оправдания срыва сроков, а всегда искавших с заказчиками пути для выполнения работ в требуемые сроки. Директор «ЛенПСК» Солодарь М. Б., неоднократно, жаловался директору объединения «Союзметаллостройпроект» Мельникову Н. П. на то, что мы отнимаем у него работу и мешаем проводить его политику в Ленинграде. Последний дважды вызывал нас «на ковер» и категорически запрещал нам работать с Ленинградскими институтами. Однако, наша настойчивость и оперативность победили и заставили Н. П. Мельникова пересмотреть свою позицию. Характерным в этом отношении явилось проектирование алюминиевого завода в Турции. Головным технологическим институтом был ВАМИ (Всесоюзный алюминиевомагниевый институт) в Ленинграде, а головным институтом по общестроительной части «Ленпромстройпроект». Требовалось запроектировать в чрезвычайно сжатые сроки около пятидесяти крупных цехов, промышленных эстакад, причем не только на стадии КМ, но и КМД (деталировочные чертежи), по которым в Турции американские фирмы должны были изготовить и смонтировать металлоконструкции.

Для выполнения в столь сжатые сроки требовалось участие почти всех отделений объединения «Союзметаллостройпроект». Приказом директора объединения Мельникова Н. П.

были подключены кроме нашего института Ленпроектстальконструкция, Челябинское и Уральское (Свердловское) отделения, наши иногородние отделения. Головным и ответственным за всю работу был определен наш институт во главе с нашим ГИП’ом (нач. отдела промсооружений Гейфман В. Л. ), а все подразделения объединения должны были всю документацию направлять нам для проверки и отправки заказчику. Количество чертежей оказалось около 10 тысяч. Наш авторский надзор впоследствии рассказывал, что американцы, изготавливавшие и монтировавшие конструкции по нашим деталировочным чертежам, были поражены совпадением всех (более 50-ти тысяч) отверстий под болты в узлах соединения разных конструкций.

Еще одним свидетельством высокой оценки нашей работы стало проектирование металлургического завода в Нигерии. Проектирование, строительство и пуск завода должен был осуществлять СССР со сдачей «под ключ». Нигерия оплачивала все работы золотом, причем половина стоимости всех работ (100 тонн золота) была передана Союзу до начала работ. Все работы по проектированию были взяты под особый контроль правительства. Раз в 2 недели по постановлению правительства в Москве или Ленинграде проходили совещания по проверке хода проектных работ. Совещания проводил председатель Госстроя или его заместитель. Приказом Госстроя СССР на совещаниях должны были присутствовать только директора или главные инженеры институтов (более 30-и).

Совещания проходили в очень нервной и жесткой обстановке. Руководители институтов, которые срывали сроки или отставали от установленных графиков, тут же получали выговора, а после двух-трех срывов ставился вопрос об их снятии с занимаемых должностей Наш институт был единственным, которому разрешили участие в совещаниях не директора или главного инженера, а начальнику отдела. Как было сказано – «единственному институту, который ни разу не сорвал сроков выпуска проектной документации».

Необходимо отметить наиболее крупные объекты черной и цветной металлургии, проекты которых выполнены институтом.

Конвертерные цеха с установками непрерывной разливки стали в Югославии (ЖелезараЗеница и Скопье) (Фото 4.4, Фото 4.5), в Пакистане (Карачи) (Фото 4.6), в КНДР, электросталеплавильный цех металлургического завода в Болгарии (Фото 4.7) мартеновский цех завода «Сарканайс металлургс» (Латвия). Прокатные и мартеновский цеха на ОрскоХалиловском металлургическом комбинате (Фото 4.8), цех холодной прокатки углеродистой стали на Ново-Липецком металлургическом комбинате (премия Совета Министров СССР за 1982г. ) (Фото 4.9). Там же цеха прокатки динамной и толстолистовой стали, прокатные цеха Кировского завода (Санкт-Петербург) и в Алжире (Фото 4.10). Ижорский метзавод, завод Лентрубосталь, Карагандинский меткомбинат, Руставский метзавод, уже упоминавшийся завод в Нигерии (Фото 4.11), Сибэлектросталь. На Украине - Запорожсталь, Криворожсталь, Азовсталь, завод им. Ильича (Мариуполь), Донецкий, Макеевский и др.

Всего запроектировано более пятидесяти прокатных цехов, обогатительные фабрики Соколовско-Сорбайского ГОК'а (Фото 4.12), Оленегорского ГОК'а, аглофабрики НовоЛипецкого и Череповецкого меткомбинатов, уникальная доменная печь (5000м3) НижнеТагильского комбината. Алюминиевые и глиноземные заводы в Турции (Фото 4.13, Фото 4.14,Фото 4.16), Тихвинский, Волховской, Николаевский (Украина).

Второй отраслью промышленности, по объемам проектных работ промышленных зданий и сооружений после металлургии, являлась судостроительная. Заказчиками этих проектов были в Санкт-Петербурге п/я А3907 (Союзпроектверфь) и НИИ им. Крылова, Гипроверфь (Киев).

Фото 4.4. Металлургический комбинат "Железа- Фото 4.5. Металлургический комбинат "Железара-Зеница" (Югославия). Конвертерный цех ра-Зеница" (Югославия). Отделение непрерывной Фото 4.6. Металлургический комбинат в Карачи Фото 4.7. Металлургический завод в Болгарии.



Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 80 |