WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«Сергей Образцов. Моя профессия: Зебра, АСТ; Москва; 2009 ISBN 978-5-94663-765-7 Аннотация Книга народного артиста СССР С.В. Образцова посвящена творческим проблемам ...»

-- [ Страница 2 ] --

Мы гонялись за белками, выслеживали маленьких серых поползней и, задрав голову, подолгу смотрели, как шелушит еловые шишки оранжевый клест. Посадив в западню снегарку, мы подманивали и ловили толстых красногрудых снегирей, а наша ручная синичка в ту же западню приводила веселых синиц.

Мы изъездили все Сокольники на велосипедах, избегали на лыжах, исходили пешком.

Зимой на Сокольничьих прудах до темноты катались на коньках. Летом в этих же прудах ловили красных вертлявых червячков – мотылей, чтобы кормить наших рыб. Рыбы жили в банках и аквариумах. Их было очень много. Пучеглазые телескопы, темно-красные макроподы, усатые «кошки». Керосиновыми лампами мы подогревали воду, особым пульверизатором накачивали воздух, отделяли самцов от самок, отсаживали мальков. По воскресеньям ходили на Трубную площадь, где продавались в то время и рыбы, и певчие птицы, и собаки, и кролики, и голуби.

Иногда мы приносили с Трубной в банке розово-белого аксалотля, похожего сразу и на ящерицу и на поросенка. У него были мягкие красные, как коралловые ветки, жабры и такой флегматичный характер, что в одной позе он мог находиться целый час. Мы говорили, что он вычисляет «пи», бесконечную дробь, из которой нам полагалось знать только четыре цифры после запятой, а аксалотль, по-видимому, знал много больше.

С. Образцов. «Моя профессия»

Иногда в плетеном садке мы несли голубей: синекрылых «чистых», чернохвостых «монахов» или пестрых «чеграшей». Дома тщательно связывали им крылья, чтобы они не улетели дальше крыши сарая, пока не привыкнут к своей голубятне.

А когда привыкнут, их можно будет «взогнать» вместе с партией и смотреть, как они кружат высоко в небе и как «монах», дробно захлопав крыльями, сперва осядет на хвост, потом начнет кувыркаться через голову чуть ли не до самой земли, а потом опять догонит партию «чистых», которые не позволяют себе таких вольностей и четко ведут партию, круто делая кольца поворотов. Если «монах» кувыркался очень хорошо, делая «мертвые петли», мы называли его «Уточкин», по фамилии любимого летчика.

Любовь к природе вызывала во мне и увлечение определенной литературой. Конечно, я от доски до доски знал Брема, но Брем потянул за собой Киплинга, Жюля Верна, СетонТомпсона. И медведя Балу, и Рикки-Тикки-Тави, и волка Лобо, и Каштанку Чехова, и Муму Тургенева я любил так же, как любил своих живых зверей, а ястреба из рассказа «Арно», убившего героического и верного почтового голубя, ненавидел так же, как ненавидел живых ястребов, которые нагоняли высоко в небе наших голубей и хватали их своими цепкими лапами.

Я бы не стал в этой книге рассказывать о голубях, рыбах и синицах, если бы не считал встречи с ними чем-то, что имеет непосредственное отношение к искусству вообще и к моей профессии в частности.

Дело не только в том, что любовь к природе и животным сохранила в моей подсознательной памяти образы и эмоции, которые потом перекочевали в спектакли или концертные выступления. Дело в большем. Наблюдения над природой и животными приучают к ассоциативному, образному мышлению, то есть к тому самому мышлению, без которого нельзя заниматься искусством, без которого оно не существует.

Наслаждение, получаемое от наблюдения над жизнью природы и поведением животных, очень похоже на наслаждение, которое человек получает от произведений искусства.

Во всяком случае, оно подготавливает человека к возможности восприятия искусства. Ведь поступки и характеры животных всегда невольно сопоставляются с поступками и характером человека. Этому сопоставлению не перестаешь удивляться. Удивляешься тому, как заботливо самец макропод строит из пузырьков слюны гнездо для своего потомства; удивляешься, как ревнует голубь голубку, как хитра синица, как предана тебе собака и как доверчиво дает она перевязывать покусанную лапу. Вспомните, как важно ходит ворона, как похоже на человека умывается муха, с каким достоинством поворачивает свою голову верблюд, как внимательно рассматривает конфету обезьяна. В животных узнаешь отдельные черты человека, причем черты эти обособлены и как бы отобраны. Тот, кто умеет видеть человека в другом живом существе, легче сумеет потом увидеть его и в скульптуре, и в живописи, и в книге, потому что процесс восприятия похож. В обоих случаях это – «узнавание», то есть процесс ассоциативного мышления.

Но среди всех, даже самых страстных увлечений моего детства было только одно, которое я всегда считал своей будущей профессией.

Кто бы меня, маленького, ни спросил, кем я хочу быть, ответ был один и тот же: «Я пойду в художники». Начиная с четырехлетнего возраста, все детство и всю юность у меня не было ни месяца, ни дня, когда бы я думал иначе.

И шел я «в художники» не просто в мечтах, а конкретно и точно. Рисовал много и упорно – и цветными карандашами, и акварелью, и масляными красками. Лет с десяти начал систематически заниматься с преподавателем.

С. Образцов. «Моя профессия»

Так и в семье было установлено, что буду я художником. Но, вероятно, именно потому, что к искусству в моей семье относились без экзальтации, моя будущая профессия не ощущалась как профессия особенная, чем-либо отличающаяся от любой другой.

Какие же из «встреч с искусством» моего детства должен я считать самыми важными, больше всего повлиявшими на мою теперешнюю профессию?

Сказки и песни заставляли работать фантазию, и мир возникал в них увлекательно и образно.

Любовь к наблюдению над жизнью природы и животных приучала любить этот мир конкретно. Видеть образность в самом процессе жизни.



Живопись приучала радоваться тому, что образы окружающего мира можно закрепить на холсте или бумаге, «поймать» их, сделать «собственными».

Но самым важным были все-таки не «встречи с искусством», а то, что их всех объединяло. А объединяло их то отношение к явлениям искусства и жизни, которое существовало у моих родителей. Вероятно, это можно назвать стилем их восприятия мира.

Мой отец – инженер, в дальнейшем – академик, создатель целой школы инженеров. Он умел смотреть далеко вперед и видеть жизнь страны в большой перспективе, но он никогда не говорил о науке «высоким стилем». Он любил литературу и искусство, с увлечением рассказывал о прочитанной книге, о спектакле или кинокартине, но никогда не переходил на пафос и не педалировал своих чувств. В его пересказе все выглядело одновременно и очень интересно и очень естественно. Буквально все, начиная от подъездных путей сортировочных станций и кончая самыми фантастическими сказками.

В наших разговорах об искусстве никогда не возникали такие слова, как «озарение», «высокое призвание», «служение».

До сих пор мне кажутся оскорбительными для художника благоговейно-пышные фразы, которыми принято окружать Сикстинскую мадонну Рафаэля или «загадочную»

улыбку Джоконды Леонардо да Винчи.

Искусство в моем детстве ощущалось мною очень просто и ясно, как органическая часть человеческой жизни. Это ощущение и является для меня самым важным из того, что дала мне семья, в которой я вырос. Самым важным для моей профессии.

С. Образцов. «Моя профессия»

Мечта моего детства почти сбылась. Окончив реальное училище, я поступил в Школу живописи, ваяния и зодчества, которая после революции была переименована в Высшие художественно-технические мастерские.

Учился я сперва на живописном факультете, в мастерской Архипова, а потом перешел на графический и занимался гравюрой под руководством Фаворского. Только поступление в театр помешало мне защитить дипломную работу и получить аттестат.

С тех пор прошло много лет. Я давно уже не считаю себя художником, но годы, которые ушли на живопись и графику, мне вовсе не кажутся потерянными.

Перед тем как писать эту главу, я вытащил из ящиков и шкафов пыльные альбомы, рулоны ватмана и свернутые холсты.

Вот они сейчас лежат передо мной: рисунки карандашом и углем, этюды акварелью и маслом, портреты, пейзажи и натюрморты. Затвердевшие трубки холстов было очень трудно раскручивать. Толстые слои краски растрескались. В трещины забилась пыль. Пришлось вымыть водой и мылом.

Я рассортировал все работы по годам, начиная с восьмилетнего возраста. Получилось что-то похожее на домашнюю выставку. Только выставка эта не развешана по стенам, а лежит на полу, на рояле, на диване и стульях. Каждый набросок и каждый этюд вызывает почти мускульные воспоминания. Оказывается, я помню, как долго не выходило соотношение желтого платка и розовой коленки натурщицы. Помню, как не хотела отделиться коричневая стена фона от таких же коричневых волос затылка, как не хватило зеленых красок для солнечных зайчиков на траве, как трудно было соединить горизонталь мелкой ряби на реке с вертикальными линиями отражений.

Помню упругость широкой кисти и ощущение радости от положенного на холст мазка.

Не вообще мазка, а именно вот от этого, лежащего в ямочке между ключицами.

Помню рождение этого мазка на палитре: охра телесная, кобальт светлый, белила и чуть-чуть крапплака фиолетового, похожего на прозрачное фруктовое желе.

Вместе с воспоминаниями о самом процессе работы по какому-то условному рефлексу возникли и пространство, и время, и люди, и даже запахи.

Вот на маленьком холсте неумело и жидко изображены лодка, песок, море и сосна.

Сзади рукой моей матери написано: «1910».

Значит, мне было девять лет. Почти семь десятков лет отделяет меня от этого дня, а я хорошо помню, как дул ветер, пахло черникой и мелкий дождь прогнал меня с балкона белого домика, стоявшего на Рижском взморье.

А вот другая дата – 1914. На таком же маленьком холсте, но уже густые и красками, написана дорожка в лесу.

И этот день помню. Было очень жарко. Я сидел на вылезшем из земли и толстом горбатом корне и писал сосновый лес Таган около имения князей Волконских под Москвой, там, где теперь Дом отдыха архитекторов. Этюдник все время сползал с колен. Медная баночка с льняным маслом опрокинулась в рыжую сухую хвою и облила муравья. Я его долго спасал, вытаскивая палочкой. Помню, как подошел монах из соседнего монастыря Екатерининской пустыни и целый час стоял в своей пыльной черной рясе и смотрел, как я рисую. Это было С. Образцов. «Моя профессия»

приятно, потому что картинка мне нравилась. Я считал, что она получилась ничуть не хуже, чем «Последний луч» в книжке о Левитане, которую мне незадолго до этого подарила мама.

Альбом 1916/1917 года. На первой странице первый набросок с обнаженной натуры.

Хорошо помню, что было это в субботу. В студии Хотулева у Красных ворот, куда я поступил, будучи еще учеником реального училища, по субботам был час набросков. Приходила натурщица.

Я очень боялся этой первой субботы. Мне казалось, что этот день будет целым событием. Первый раз в жизни я близко увижу совсем голую женщину, то есть что-то очень тайное, неприличное и стыдное.

Натурщица вышла из-за ширмы, завернувшись в большой платок. Прошла босая по полу, вскочила на невысокий станок. Сбросила платок на табуретку.

И никакого события не произошло. В обнаженной женщине не оказалось ничего неприличного. Да это и понятно. Обнаженность может быть неприличной только в какой-то ситуации, а тут ситуация простая – надо учиться рисовать.

Рядом с альбомом набросков лежат содранные с подрамников огромные холсты. Это мои студенческие работы.

Большой портрет девушки в русском костюме. Охристое лицо, рука с голубыми отсветами, красная лента, коричневая юбка. Помню, что Архипов похвалил меня за эту работу, а я очень обрадовался и удивился.

Вертикальный холст. Обнаженная женская фигура. Очень белое, жемчужное тело и ярко-рыжие волосы. Это одна из наших постоянных натурщиц. Из-за нее всегда происходили споры между мастерскими. И Машков, и Осмеркин, и Кончаловский, и Малютин – все хотели заполучить ее в свою мастерскую.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 



Похожие работы:

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГОРОДСКАЯ БИБЛИОТЕКА ПЕСНЯ СЕРДЦА _ СЬЛМ СЬЫЛМ ДАЙДЖЕСТ СЫКТЫВКАР 2009 2 В будущем (лет через сто) на планете Умно и весело все заживут, В книгах о том, как мы жили на свете В давние дни, между делом, прочтут Песня сердца: дайджест / Муниципальное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Центральная городская библиотека. – Сыктывкар, 2009. – 91 с.; ил. Дайджест рассказывает о жизни и творческой...»

«II. НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ, НАПРАВЛЕННЫХ НА РАЦИОНАЛЬНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ И ВОCСТАНОВЛЕНИЕ ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Аквакультура и воспроизводство) 1. Оценка эффективности и стратегия искусственного воспроизводства водных биоресурсов В условиях снижения мировых уловов водных биоресурсов с особой остротой встаёт вопрос о необходимости существенного увеличения вклада искусственного воспроизводства, наряду с сохранением исчезающих видов, в обеспечение стабильного...»

«Эта книга предназначена для тех, кто хочет знать, как сделать звук лучше. ПРЕДИСЛОВИЕ Эта книга призвана ответить на два извечных вопроса: Какими средствами достигается великолепная запись? и Как делается качественный микс?. И хотя большинство из присутствующих могут сказать, какое качество микса их устроило бы, чаще всего они не знают, как этого достичь, когда они уже находятся в студии. Чтобы ответить на эти вопросы, я буду использовать визуальное представление звуков, как способ понимания...»

«СОГЛАСОВАНО: СОГЛАСОВАНО: УТВЕРЖДАЮ: Академик-секретарь Начальник Управления Вице-президент Отделения растениеводства планирования Россельхозакадемии, член-корреспондент и координации НИР, академик Россельхозакадемии член-корреспондент Россельхозакадемии Россельхозакадемии А.М.Медведев Е.Г.Лысенко И.В.Савченко _ _ _2012 г. _ 2012 г. _ 2012 г. ОТЧЕТ об итогах научной и производственной деятельности за 2012 г. Директор С.С.Литвинов Ученый секретарь Р.А.Мещерякова Главный бухгалтер Л.И.Долгих...»

«Проект ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ РЕТРОСПЕКТИВНОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОГРАФИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (на период до 2010 г.) Программа одобрена на 6-м заседании Совета сотрудничества РНБ и РГБ (декабрь 2001 г.) и принята на Пленарном заседании VII Ежегодной сессии Конференции Российской библиотечной ассоциации 17 мая 2002 г. (г. Ярославль) по рекомендации Секции библиографии 2 Общее руководство Программой: Усачев М. Н., заместитель начальника Отдела библиотек Министерства культуры Российской Федерации,...»

«Дэвид Д. Шварц Искусство мыслить масштабно Дэвид Д. Шварц От издателя Книга Искусство мыслить масштабно помогла миллионам людей сделать свою жизнь лучше. Ее автор, доктор наук Дэвид Шварц, один из наиболее известных специалистов в области мотивации, поможет вам лучше работать, лучше руководить, зарабатывать больше денег и — что важнее всего — почувствовать себя счастливыми и обрести душевный покой. Автор дает не абстрактные советы, а практические рекомендации, с помощью которых вы сможете...»

«Аристотель. Риторика ок. 355 г. до н. э. Перевод Н. Платоновой (Античные риторики. М., 1978.) КНИГА I ГЛАВА I Отношение риторики в диалектике - Всеобщность риторики - Возможность построить систему ораторского искусства. - Неудовлетворительность более ранних систем ораторского искусства. - Что должен доказывать оратор? - Закон должен по возможности все определять сам; причины этого. - Вопросы, подлежащие решению судьи. - Почему исследователи предпочитают говорить о речах судебных? - Отношение...»

«По травушке-муравушке зелененькой! Газон: его виды, устройство и уход Друзьям, коллегам, любителям-садоводам! Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что у каждого на участке сегодня есть такой элемент ландшафтного дизайна, как газон. И это вовсе неудивительно. Во-первых, он всегда радует глаз. А во-вторых, как замечательно походить босиком в хороший теплый денек по шелковой травке или просто позагорать! Конечно, у кого-то газон занимает большую площадь, у кого-то всего пару квадратных метров, но это...»

«рима ЦиЦенене Библиотека им. Врублевских Литовской академии наук Рукописная книга и ее рецепция в Великом княжестве Литовском XIV–середины XVI вв. Цель статьи — проанализировать эволюцию представления о рукописной книге и ее рецепции обществом ВКЛ. Для этого требуется установить, каким образом в обществе проявлялась рецепция книги и как это отраженo в источниках того времени. Материалом исследования послужили рукописные кодексы, архивные документы и объекты искусства. Установлено, что книга...»

«Исаак Линдер, Владимир Линдер. Михаил Ботвинник: жизнь и игра: АСТ, Астрель, Хранитель; Москва; 2007 ISBN 5-17-039878-6, 5-271-14993-5, 5-9762-2353-2 Аннотация Михаил Ботвинник (1911 – 1995) – человек-эпоха! Он родился при последнем российском императоре Николае II, а умер – при первом президенте России Борисе Ельцине. Он получал наставления от второго чемпиона мира Эма-нуила Ласкера и сам давал уроки четырнадцатому чемпиону Владимиру Крамнику. В Ботвиннике аккумулировались лучшие черты...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.