WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Леди и джентльмены! Я начну с некоторых личных воспоминаний и моего личного исповедания веры и лишь затем перейду к предмету моей лекции. 54 года назад, в августе 1934 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Мир предрасположенностей: два новых взгляда на причинность

Popper Karl R. A Word of Propensities: Two New Views of Causality // Popper Karl R. A Word of Propensities.

Bristol: Thoemmes, 1990, pp. 1-26.

Леди и джентльмены! Я начну с некоторых личных воспоминаний и моего личного исповедания веры и

лишь затем перейду к предмету моей лекции.

54 года назад, в августе 1934 г., я впервые присутствовал на Международном конгрессе по философии,

который в том году проходил в Праге.

Этот конгресс меня не вдохновил. Однако ему предшествовала другая встреча в Праге, организованная Отто Нейратом, который любезно пригласил меня принять участие в «Подготовительной конференции»

(«Vorkonferenz», как он ее назвал), организованной им от имени Венского кружка.

Я приехал в Прагу, имея при себе вычитанные гранки моей книги «Logik der Vorschung» («Логика научного исследования»). Она вышла в свет через три месяца в Вене, а на английском языке была опубликована через 25 лет под названием «Logic of Scientific Discovery». В Праге ее прочли два польских философа — Альфред Тарский и Янина Хозиассон-Линденбаум, жена друга и сотрудника Тарского Адольфа Линденбаума.

Янина Хозиассон и ее муж были убиты через пять лет, когда нацисты вторглись в Польшу и стали систематически уничтожать то, что они называли ее «Fflhrersicht» — ее «интеллектуальную элиту». Тарский из Праги отправился в Вену, где провел год, в течение которого мы с ним подружились. С точки зрения философии это была самая важная дружба в моей жизни, так как от Тарского я узнал о логически хорошо обоснованной и чрезвычайно плодотворной концепции абсолютной и объективной истины: к этой по сути аристотелевской теории Альфред Тарский и Курт Гдель пришли, как кажется, независимо друг от друга почти в одно и то же время. Первым, однако, ее опубликовал Тарский в 1930 г., после чего Гдель признал его приоритет. Это теория объективной истины — истины как соответствия высказываний фактам — и теория абсолютной истины:

если недвусмысленно сформулированное высказывание истинно в одном языке, то любой корректный перевод его на любой другой язык также истинен. Эта теория — главный бастион против релятивизма всех сортов.

Она дает нам возможность говорить о ложности и способах ее устранения, о нашей погрешимости, о том, что мы можем учиться на наших ошибках и о наук

е как поиске истины. Более того, она позволяет нам — и даже требует от нас — ясно различать истинность и несомненность, или достоверность (certainty). Я очень живо вспоминаю — несмотря на мою ныне плохую память, — некоторые из моих пражских бесед с Альфредом Тарским и Яниной Хозиассон, и я ясно помню, с каким удивлением и даже ужасом восприняла она мое отвержение вероятностной индукции — области, в которой она работала уже несколько лет. Она дала мне прочесть несколько своих работ, которые показались мне гораздо лучшими и гораздо серьезнее аргументированными, чем теория Ганса Рейхенбаха. Я решил, что должен попытаться самым тщательным образом проанализировать ее работы и найти, если возможно, способ примирить ее результаты с моими, или же посмотреть, нельзя ли использовать ее аргументы для опровержения моих. Однако я быстро выяснил, что последнее невозможно, и что вероятностная теория индукции будет работать на ее исходных идеях ничуть не лучше, чем на идеях Рейхенбаха. Кстати, Рейхенбах тоже был в Праге на вышеупомянутом конгрессе, однако когда Карнап захотел познакомить нас, он отказался не только говорить со мной, но даже пожать мне руку. Из других участников конгресса я хорошо помню, конечно, Отто Нейрата, Рудольфа Карнапа и Филиппа Франка; со всеми ними я был в самых дружеских отношениях, несмотря на мою оппозицию позитивизму «Венского кружка». Мориц Шлик, по-моему, приехал несколькими днями позже. Я уже не могу вспомнить, были ли там Феликс Вайсман и Эдгар Цильзель.

В ходе «Подготовительной конференции» Рейхенбах прочел доклад о вероятностной индукции, а я на него ответил. Мой ответ был напечатан вместе с его докладом в журнале «Erkenntnis», а через 25 лет был переиздан как часть одного из «Приложений» к английскому переводу моей «Логики научного исследования»

(«Logik of Scientific Discovery». London: Hutchinson, 1959), а также в ее втором немецком издании под названием «О так называемой "логике индукции" и "вероятности гипотез"».

Карнап тогда и еще в течение нескольких лет был всецело на моей стороне, особенно по вопросу об индукции (а также по вопросу оценки личного отношения Рейхенбаха ко мне и моей книге). Когда моя книга вышла в свет тремя месяцами спустя, он не только написал весьма сочувственную рецензию на нее для журнала «Erkenntnis», который они издавали вместо с Рейхенбахом, но и защищал нас обоих, когда Рейхенбах в том же номере журнала обрушился на меня в пространной статье, где нашлось место и критическому выпаду в адрес карнаповской рецензии.

Карнап и я пришли в те дни к чему-то вроде соглашения относительно общей исследовательской программы в области вероятности, основанной на моей «Логике научного исследования». Мы договорились проводить четкое различие между, с одной стороны, вероятностью как она используется в вероятностных гипотезах в физике, особенно в квантовой теории, где она удовлетворяет математическому «исчислению вероятностей», и, с другой стороны, так называемой «вероятностью гипотез», или степенью их подтверждения (confirmation) или, как я теперь предпочитаю ее называть, степенью их подкрепления (corroboration). И мы договорились не считать, во всяком случае без очень убедительных аргументов, что степень подтверждения или подкрепления гипотезы удовлетворяет исчислению вероятностей, а признавать этот вопрос — в соответствии с аргументами моей «Логики» — открытым, то есть по сути дела рассматривать его как центральную проблему, которую следует решать.



К этой позиции мы пришли в результате наших обсуждений в 1934—35 гг. Однако через 15 лет Карнап прислал мне свою новую большую книгу «Logical Foundations of Probability»1, открыв которую, я обнаружил, что ее явно провозглашенным исходным пунктом является полная противоположность тому, о чем мы тогда договорились — голое, ничем не аргументированное допущение, что степень подтверждения есть вероятность в смысле исчисления вероятностей. Я почувствовал себя как отец, чей сын вступил в секту Муна — хотя, конечно, в то время этой секты еще не было.

Однако я все еще мог утешать себя тем, что Карнап не отказался от истинности в ее объективном и абсолютном смысле, который защищал Тарский. И действительно, этого он никогда не сделал.

Именно такое понимание истинности придает важным результатам Гделя их нерелятивистский смысл. И оно же придает нерелятивистский смысл моим результатам, кто бы что ни говорил по этому поводу.

Леди и джентльмены, я прошу вас принять эти замечания как выражение моей благодарности Альфреду Тарскому и как мое исповедание веры: моей оппозиции релятивизму и моей 54-летней приверженности аристотелевской теории истины, реабилитированной Тарским и с успехом примененной им самим и Гделем к некоторым проблемам математики. И к этому исповеданию веры я хотел бы добавить мое ничем не поколебленное убеждение в том, что после музыки и живописи наука представляет собой самое великое, самое прекрасное и самое просветляющее достижение человеческого духа (spirit). Я не приемлю столь шумную в наши дни интеллектуальную моду, стремящуюся очернить науку, и я восхищаюсь замечательными результатами современных биологов и биохимиков, которые благодаря медицине стали доступными для страдальцев на всей нашей прекрасной Земле.

Нет спора — наука страдает от способности человека ошибаться не меньше, чем любой другой вид человеческой деятельности. Даже если мы делаем все, что в наших силах, чтобы обнаружить собственные ошибки, наши результаты не могут быть достоверными и они даже могут не быть истинными. Однако мы можем учиться на наших ошибках: великие ученые показали нам, как превращать нашу погрешимость в объективно проверяемое предположительное (conjectural) знание. И сегодня они продолжают демонстрировать нам, как это делается.

Все сказанное до сих пор было попыткой представить себя вам как преданного поклонника (lover) науки, полного величайшего восхищения перед ее замечательными и зачастую истинными результатами, хотя и не считающего их несомненными (certain). Результаты науки остаются гипотезами, которые могут быть хорошо проверены (tested), но не могут быть неопровержимо установлены (established): нельзя показать, что они истинны. Конечно, они могут быть истинными, но даже если они и не окажутся истинными, они все равно остаются великолепными гипотезами, открывающими путь к новым, еще лучшим гипотезам.

Наши теории, наши гипотезы — это наши рискованные пробы. Бесспорно, большая часть их оказывается ошибочной: в ходе наших проверок может обнаружиться их ложность. Если некоторую теорию мы не можем опровергнуть даже с помощью самых суровых испытаний, мы надеемся, что она истинна. И такие теории действительно могут быть истинными, однако дальнейшие испытания могут все-таки продемонстрировать их ложность — фальсифицировать их.

Этот метод смелого, основанного на риске теоретизирования, результаты которого затем подвергаются суровому испытанию, есть метод самой жизни, с помощью которого она развивается к все более высоким формам: это метод проб и выявления и устранения ошибок путем проверок. Точно так же, как жизнь завоевывает новые миры, новые земли, океан, воздух и космическое пространство, так и наука завоевывает новые миры — новые земли, океан, воздух и космос. Что мы стремимся узнать, понять? Мир, космос. Вся наука есть космология. Это попытка больше узнать о мире. Об атомах, о молекулах. О живых организмах и о загадках происхождения жизни на Земле. О происхождении мышления, человеческого разума (mind) и о том, как работает наш разум.

Это — великие задачи, которые почти невозможно решить. Вместе с тем и ученые в своих смелых попытках добились почти невозможного. Всю мою жизнь мне везло в том, что я оказывался свидетелем некоторых из этих попыток — иногда издали, иногда с более близкого расстояния, а иногда даже был и участником этих приключений, в частности, в области квантовой физики и биологии.

Теперь я перейду к моей центральной проблеме — причинности и пересмотру всего нашего мировоззрения. Вплоть до 1927 г. физики, за небольшими исключениями, полагали, что мир подобен большим и очень точным часам. Великий французский философ, физик и физиолог Рене Декарт описывал эти часы как механическое устройство: всякая каузация есть толчок. Позднее, примерно с 1900 г., мир стали рассматривать как электрический часовой механизм, однако в обоих случаях этот механизм рассматривался как идеально точный часовой механизм. Либо колесики толкают друг друга, либо электромагниты притягивают или отталкивают друг друга абсолютно единообразно (with absolute precision). В этом мире не было места человеческим решениям. Наше ощущение, будто мы действуем, планируем и понимаем друг друга — просто иллюзия. Мало кто из философов, за одним выдающимся исключением — Чарлза Пирса, осмеливались усомниться в этой Carnap R. Logical Foundations of Probability. Chicago, 1950, 1962. — Прим. перев. и ред.

детерминистской точке зрения.

Однако, начиная с Вернера Гейзенберга, в квантовой физике в 1927 г. произошел великий поворот. Стало ясно, что процессы миниатюрного масштаба делают наш часовой механизм неточным: оказалось, что существуют объективные неопределенности. В физическую теорию пришлось ввести вероятности.

Именно здесь я оказался в решительном несогласии с Гейзенбергом и другими физиками, даже с моим героем — Альбертом Эйнштейном. Дело в том, что большинство из них приняли взгляд, согласно которому вероятности в физике связаны с недостатком нашего знания и, следовательно, с состоянием нашего ума;



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 



Похожие работы:

«К 175-летию со дня рождения Б.Н. Чичерина А.С. Кокорев Социологическая концепция Б.Н. ЧИЧЕРИНА Рубрика Классика российской социальной мысли предлагает читателю очерк творчества виднейшего русского обществоведа Х!Х века Б.Н. Чичерина и публикацию четвертой главы из первой части его книги Социология - Отношение общества к государству. Чичерин первый из русских ученых Х!Х столетия опубликовал работу под названием Социология (1896), которая составляет вторую часть трилогии Курс государственной...»

«С ВОЖДЯМИ ШАХНАЗАРОВ И БЕЗ НИХ МОСКВА'ВАГРИУО 2001 Книга выпущена в авторской редакции В книге использовании фотографии из личного архива автора, а также РИА-Новости, ИТАР-ТАСС. Дизайн серии Е. Вельчинского Художник Н. Вельчинская В совместном выпуске с ООО Издательство АСТ серийное оформление переплета А.Кудрявцева Охраняется законом РФ об авторском праве. Воспроизведение всей книга или любой ее части запрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут...»

«ФИЛОСОФИЯ ЦИВИЛИЗАЦИЙ (II часть курса Социальная философия) Учебная программа для специальности: 1-21 02 01 философия Факультет философии и социальных наук Кафедра философии и методологии науки Курс: 3 Семестр: 6 Лекции: 16 часов КСР: 4 часа Зачет: 6 семестр Самостоятельная работа: 139 часов Всего аудиторных часов по дисциплине: 20 Всего часов по дисциплине: 159 Форма получения высшего образования: заочная Составил: Зеленков А.И., доктор философских наук, профессор 2013 г. Учебная программа...»

«ЭТО ВСЁ О БОГЕ История мусульманина атеиста иудея христианина Книга-откровение, вокруг которой объединились представители всех величайших религий. Ее автор бросает дерзкий вызов всем нашим представлениям о духовности, вере и атеизме и дает оригинальный рецепт жить счастливо в мире, где есть свои и чужие. Посвящается четырем благовествователям: Рою Надену, Рафаэлю Канделария, Роду Колберну и Брайану Макларену. Вы спасали мне жизнь. 1 ОБ АВТОРЕ Доктор философии Самир Сельманович — писатель,...»

«1. Цели и задачи дисциплины Практическая реализация данного курса предполагает: в первую очередь изложение концептуальных основ психоаналитической теории, учения З. Фрейда, истоков психоанализа, способов его клинического применения, а также изложение развития психоаналитического учения в трудах современников и постфрейдистов, необходимо также отразить и влияние психоанализа на развитие и состояние современной психологии и психотерапии. В ходе курса Психоанализ должны быть представлены и...»

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я Ф И Л О С О Ф И Я ВИКТОР МОЛЧАНОВ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ФЕНОМЕНОЛОГИИ СОЗНАНИЯ ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ ТЕРРИТОРИЯ БУДУЩЕГО МОСКВА 2007 ББК 87 М 75 : В. В. Анашвили, А. Л. Погорельский : В. Л. Глазычев, Л. Г. Ионин, В. А. Куренной А. Ф. Филиппов, Р. З. Хестанов М 75 Молчанов В. И. Исследования по феноменологии сознания. — М.: Издательский дом Территория будущего, 2007. (Серия Университетская библиотека Александра Погорельского). —...»

«ЯВЛЕНИЕ БАРАКА ОБАМЫ Социологические наблюдения Москва Издательство Европа Институт Фонда Общественное мнение 2011 УДК 342.511.1(73) ББК 67.400.6 Д 63 Редакционный совет издательской программы Фонда Общественное мнение: А. А. Ослон, Е. С. Петренко, Г. Л. Кертман, А. А. Черняков Директор В. Л. Глазычев Главный редактор Г. О. Павловский Борис Докторов Д 63 Явление Барака Обамы. Социологические наблюдения. – М.: Институт Фонда Общественное мнение; Издательство Европа, 2011. – 640 с. В монографии...»

«Иванов, ивановцы, ивановщина О Паршеке и его детках Священник Алексий Слюсаренко Иванов, ивановцы, ивановщина О Паршеке и его детках КРИТИКА СЕКТАНТСКИХ УЧЕНИЙ Издательство Христианская библиотека 2009 УДК 2(47) ББК 86.39(2) С 49 Рекомендовано к изданию Центром религиоведческих исследований во имя сщмч. Иринея, еп. Лионского Священник Алексий Слюсаренко С 49 ИВАНОВ, ИВАНОВЦЫ, ИВАНОВЩИНА. О Паршеке и его детках. — Нижний Новгород: Издательство Христианская библиотека, 2009. — 176 с. (Серия...»

«ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ 29 ПЕЧАТАЕТСЯ ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА • 1969 ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС В. И. ЛЕНИН ТОМ 29 ФИЛОСОФСКИЕ ТЕТРАДИ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА • 1969 3К2 1—1— 2 69 VII ПРЕДИСЛОВИЕ Двадцать девятый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина состоит...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.