WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

«Геополитика Тема: Латинская Тема: Латинская Америка Геополитика Южной Америки Альберто Буэла Мексика: империализм, недееспособное государство, новые войны и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Третья – это маленькие базы, так называемые FOL (Foreign Operating Locations – места постоянной дисклокации). Это базы быстрого реагирования и регионального регулирования, управляющие сетью микробаз, оснащенные специальным оборудованием для мониторинга и небольшим количеством персонала.

Четвертая - микробазы, позволяющие авиации соверwww.geopolitika.ru шать посадку и подниматься в в воздух на манер лягушачих прыжков, подпрыгивая, чтобы снабдиться провиантом и иметь больший радиус действия – хорошо продуманная серия таких баз позволяет охватывать очень широкие площади – вроде узла для операций быстрого реагирования, но с гораздо меньшей стоимостью, чем базы FOL. Примером может быть база Икитос в Перу. Однако в последние годы даже в правительствах, традиционно поддерживавших планы США, заметны тенденции к пересмотру своей политики. В частности, в августе 2010 г.

Конституционный суд Колумбии признал незаконным военное соглашение от 20 октября 2009 г. о передаче семи новых военных баз Пентагону (хотя в стране продолжают оставаться действующие до этого базы и радарные станции).

Сдвиги происходят не только в области безопасности. Экономическое сотрудничество с Китаем и Россией, реформы и социально-политические изменения, проходящие и пларуемые для проведения в ряде стран (в частности, на Кубе сейчас идет широкое обсуждения проекта новой экономической политики), демографические изменения демонстрируют явные признаки глубоких изменений на континенте которые связаны с глобальной мировой системой.

И сейчас актуальным будет вопрос как именно государства Южной Америки будут осуществлять переход от государствоцентричности к мультицентричности12 и будет ли при этом подорвана глобальная (а по отношению к странам Латинской Америки – региональная) власть Вашингтона.

Как отмечает аргентинский геополитик, профессор Карлос Альберто Перейре Меле, "в любом случае, новая однополярная система имела короткую жизнь и завершилась в начале XXI в, когда Россия вновь бросила стратегический вызов в мировых делах, в то время как два азиатских гиганта - Китай и Индия, превращаются в экономическую и стратегическую силу.В глобальном плане растет значение некоторых латиноамериканских стран, таких как Бразилия, Аргентина и Венесуэла. Важные отношения между этими странами с Китаем, Россией и Ираном, похоже, приобретают стратегическое значение и предвещают появление новой многополярной системы, основы которой строятся в Евразии и Южной Америке". И если Мартин Хайдеггер называл Россию землей будущего, говоря, что "история земли будущего содержится в еще не освобожденной для себя самой сущности Русскости", то в отношении Латинской Америки есть прозорливое высказывание другого не менее выдающегося немецкого философа Гегеля, который в лекциях по философии истории сказал, что "Америка есть страна будущего, в которой впоследствии, может быть в борьбе между Северной и Южной Америкой, обнаружится всемирноисторическое значение".14 Альянс России и других центров Евразии с Латинской Америкой в борьбе против США и будет являться выходом на новые исторические рубежи мировой геополитической системы.

1 Например, проект Великой Колумбии Франциско де Миранда.

2 Rydjord J. Foreign Interest in the Independence of New Spain. Durham, 1935, p.99, 3 Mackinder, Sir Halford John. Democratic Ideals and Reality. Westport Connecticut: Greenwood Press, Publisher, 1981, pp. 59-60.

4 Roosevelt, Theodore. An Autobiography. Nueva York: A da Capo Paperback, 1985, p. 538.

5 Friedman George. Beneath the U.S. Obsession With Cuba. Stratfor, April 13, 2009.

http://www.stratfor.com/weekly/20090413_beneath_u_s_obsession_cuba 6 Важно отметить, что учитывая конкурентную борьбу мировых политических сил, закрытие российской радиолокационной базы на Кубе являлось стратегической ошибкой. Даже при «потеплении»

отношений с США, наличие такой станции давало бы России дополнительные преимущества.

7 «Сердце Америки», как еще называют эту страну известна также тем, что с 1617 г. получило автономию в рамках вице-королевста Перу, а местноу управление там осуществлял орден иезуитов.

Страна проводила изоляционистскую политику, но в результате войны с Бразилией и Аргентиной, при финансовом содействии Великобритании (1866-1870 гг.), ее территория уменьшилась почти вдвое, а население этой страны сократилось на 70% (мужское население было истреблено на 90%), что вполне вписывается в рамки планомерного геноцида. Эта война до сих пор не имеет однозначной оценки.

8 Из личной беседы с сотрудником Университета Pacifico (Лима, Перу) Роберто Эймовитс.

9 Crawford, Linda. Agustin's Newspaper. July 5, 2010. http://www.currentintelligence.net/reviews/tag/agustin-edwards-eastman 10 Именно благодаря информационным ресурсам Истмана стало известно, что финансовая элита США, в частности семейства Рокфеллера, Форда и Тернера скупают в Чили и Аргентине огромные участки плодородной земли.

11 Decio Machado. Los planes militares de Estados Unidos en Latinoamrica.

http://rebelion.org/noticia.php?id= 12 Rosenau J, Turbulence in World Politics: A Theory of Change and Continuity, Princeton University Press, Princeton (N. J.): 13 Pereyra Mele, Carlos Alberto. De la Unipolaridad a la Multipolaridad. 12 de agosto de 2010, http://licpereyramele.blogspot.com/2010/08/de-la-unipolaridad-la-multipolaridad.html 14 Hegel, G.W.F. Vorlesung uber die Philosophie der Weltgeschichte. In: Die Vernunft in der Geschichte.

Hamburg: F. Meiner Verlag, 1994. Band 1, p. 209.



Геополитика Южной Америки Всякий раз, когда нас приглашают поговорить или написать о "Латинской Америке" мы должны сделать оговорку, что эта повсеместно распространенная форма, которую мы употребляем является ложной. Таким образом, поставим в начале вопрос о номинальной дефиниции, - как мы называем, как мы должны называться, какой способ наиболее адекватен, подлинен и более конкретен для нашего названия.

Термин "Латинская Америка" был придуман премьерминистром Наполеона III Шевалье для военной и политической интервенции в страны Ибероамерики от имени и для защиты латинян. После этого янки, затем церковь и, наконец, марксизм следовали этой манере.

Идеологическое использование этого термина очевидно, так как французская Канада, Гвиана и Мартиника никогда не включались в состав "Латинской Америки", несмотря на то, что для этого существовали такие же или еще более весомые предпосылки.

Это показывает, что для международного порядка, где геополитика, международные отношения, стратегия и метаполитика передвигают свои фигуры, нет ни доброй воли, ни нейтральных идей, есть лишь отношения власти:

управление и подчинение, государственное и частное, друг и враг. Поэтому нужно относиться с подозрением к названиям ad hoc учреждений или международных пространств, что является методологическим принципом всех исследований в этой области.

Сегодня не возможно понять геополитику без метаполитики, то есть дисциплины, которая изучает основные категории мысли, которые влияют на политические действия правительств. И именно поэтому для нашего геополитического пространства мы предпочитаем название "Ибероамерика", потому что этот термин имеет ясное и четкое значение, отражая специфику культурной ойкумены, к которой принадлежим мы, американцы, говорящие на испанском и португальском языках во всей Америке и потому, что термин Ибероамерика включает в себя, в полном смысле, и Бразилию.

Сегодня, в начале второго десятилетия XXI века, говорить о "латинстве" равносильно торможению. Это такой же универсальный термин, как и "человечество", который нам ничего не говорит. Геополитика является категорией, которая служит для усыпления ума, ибо, если думать, начиная с нее – то это способ не думать.

Таким образом, политический реализм вынуждает нас ограничиться Южной Америкой. Во-первых, потому что Мексика подписала и выполняет договор о свободной торwww.geopolitika.ru говле с Соединенными Штатами, который компрометирует всю ее экономику и политические решения. Что касается Центральной Америки и Карибского бассейна, то этот регион, за исключением Кубы, в своей совокупности сталкивается с американской внешней политикой и его зависимость от власти талассократии почти абсолютна.

Таким образом, единственным шансом подумать о надежном геополитическом пространстве остается Южная Америка. И здесь мы подходим к теме нашей публикации.

Согласно объективным данным по Южной Америке, ее географическая территория составляет площадь в 17,8 млн.

км. кв., что в два раза больше Европы и в два раз больше Соединенных Штатов. Она имеет население около 420 миллионов человек, половина из них говорит на кастильском, а другая на португальском языках, и каждый язык понятен носителю другого. Десять наций, которые разделены политическими границами и четыре колониальных анклава (Мальвинские острова и Гайана в рамках Британского Содружества, Голландский Суринам и Французская Гвиана.

Все вместе они составляют не более 1,5 млн. жителей).

Самой могущественной страной является Бразилия с почти половиной жителей субконтинента, имеющая восьмую экономику по величине в мире, ВВП в 1600 млрд. долларов, в то время как у Аргентины и Венесуэлы по 330 млрд.

Она владеет 27% запасов пресной воды в мире. В них входит водоносный слой Гуарани и 50.000 км. внутреннего водного пространства, которое объединено в три речных бассейна: Ориноко, Амазонка и Ла-Плата. Ее проекция на квадранте Атлантики охватывает всю Южную Америку, занимающую весь полуостров.

Геополитические интерпретации Южная Америка представляет континентальный остров, окруженный Тихим и Атлантическим океанами с 25432 км.

береговой линии. В ее сухопутное пространство трудно проникнуть, Амазонка является Хартлендом Южной Америки, и охватывает почти 2 млн. км. кв., которые разделяют четыре страны (Бразилия, Колумбия, Венесуэла и Перу).

Этот фактор труднодоступности заставил США установить вокруг военные базы для контроля за Хартлендом (Араука, Ларандиа и Трэс Эскуинас в Колумбии, Икитос и Нанай в Перу, Марискаль Эстигаррибиа в Парагвае и Кюрасао (завист от Голландии) в 50 км. Венесуэлы 1.

В качестве теоретической идеологической опоры они выдвинули “теорию ограниченного суверенитета Амазонки” предложив международное покровительство. Этот план, поддержанный шведской дипломатией был отвергнут Бразилией, Венесуэлой, Аргентиной и Боливией.

Это свойство непроницаемости южноамериканского Хартленда характерно для всей истории, начиная с открытия Америки. Итак, все крупные города (Буэносwww.geopolitika.ru Айрес, Сан-Паулу, Рио, Вальпараисо, Лима, и т.д.) являются портами, в отличие от Европы, где они разбросаны внутри территории. Дело в том, что огибание Южной Америки осуществлялось вдоль всего побережья этого большого острова. Движение происходило от периферии к центру. Центр даже сегодня, во втором десятилетии XXI века все еще не занят.

Если тезис Макиндера (1861-1947 гг.) «тот, кто владеет Хартлендом, удерживает власть» применим и к Южной Америке, тогда ею никто не владеет в качестве гегемона, потому что никто не имеет полного контроля над Амазонией.

Бразильский случай Нет никаких сомнений, что Бразилия, как растущая мировая сила, является государством-нацией с самым большим экономическим влиянием региона, на что указывает ее ВВП, занимающее восьмое место в мировой экономике.

Последние события в международном порядке, указывают на Бразилию в качестве будущей активной силы: 1) Интеграция БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) привилегированной группы государств с большими пространствами 2; 2) входит в группу четырех вместе с Индией, Южной Африкой и Германией, призывая к включению в постоянные члены Совета Безопасности Организации Объединенных Наций; 3) УНАСУР (Союза южноамериканских государств), вместе с другими странами Южной Америки;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |