WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 |

«Джордано Бруно родился в местечке Нола вблизи Неаполя в 1548 году. При рождении ему дали имя Филиппо. До 10 лет мальчик жил в доме отца, затем учился в школе в Неаполе. ...»

-- [ Страница 1 ] --

СЦЕНАРИЙ ВЕЧЕРА,

посвященного Джордано Бруно

Джордано Бруно родился в местечке

Нола вблизи Неаполя в 1548 году. При

рождении ему дали имя Филиппо. До 10 лет

мальчик жил в доме отца, затем учился в

школе в Неаполе.

«Италия, Неаполь, Нола!» – напишет

впоследствии Бруно. – Страна,

благословенная небом, глава и десница земного шара. Ты всегда

представлялась мне матерью и наставницей добродетелей, наук и всякого гуманного развития».

Нола, городок Счастливой Компаньи, лежит недалеко от Неаполя, в долине, окруженной горами. К югу от нее виден Везувий, на востоке плодоносные холмы, покрытые виноградником.

Впечатления от родного пейзажа никогда не покидают Бруно: всюду он носит образ своей милой Нолы, любит называть себя ноланцем, свою философию – ноланской.

По достижении 17-летнего возраста Бруно стал послушником монастыря Сан Доминго Маджоре. Затем был подстрижен в монахи, сменив имя на монашеское Джордано. За 10 лет он прошел все монашеские и богословские ранги, предусмотренные монастырским уставом.

После окончания высшей монастырской школы Бруно защитил докторскую диссертацию, ему было присвоено звание доктора богословия. Почти в то же время на него поступил донос с обвинением в ереси, и арест был неминуем. Сбросив монашескую рясу, Джордано Бруно покинул Неаполь и отправился в Рим, оставив себе навсегда лишь плащ монаха-доминиканца.

Однако доносы следовали один за другим. По этой причине ДБ переезжает в Геную, где преподает детям грамматику, читает молодым дворянам лекцию о небесной сфере. Не имея возможности подолгу оставаться на одном месте он едет в Савонну, Венецию, Падую. В Падуе он издает свою первую книгу «О знамениях времени», которая к сожалению не сохранилась.

Затем странствующий монах отправился в Женеву, где ему оказали поддержку реформаторы-кальвинисты. Но Бруно позволил себе публично указать на ошибки во взглядах авторитетов кальвинистской церкви, и, поскольку кальвинисты по своей жестокости нисколько ни уступали католическим инквизиторам, Джордано Бруно был заключен в тюрьму и в течении 2 недель подвергался публичным позорным экзекуциям.

Здесь хотелось бы поподробнее остановиться на том времени, в котором жил ДБ.

XVI век. Европа разделена на неприятельские станы. Граница проходит в душах людей. Часто под одним кровом живут люди, считающие друг друга еретиками.

Католик ненавидит протестанта, гугенот жаждет гибели католика. Фанатизм застилает глаза. Выход – есть. Перебить с помощью божьей всех тех, кто мыслит по-другому. В католических странах жгут отступников-лютеран и кальвинистов. В Англии пытают католиков. Во Франции давняя религиозная распря выливается в кошмары Варфоломеевской ночи. Разъяренная толпа безумствует – в Риме ликует папа.

Трудное время. Тщательно оберегая свою власть, церковь бдительно следила за гражданами. Преследовала инакомыслящих еретиков и жестоко расправлялась с ними. Для этого был образован специальный церковный суд – инквизиция. Казни еретиков представлялись как церковные праздники.

Народ, таким образом, держался в повиновении.

В этой среде, полной религиозного фанатизма и политической нетерпимости, пришлось действовать Бруно. Кругом него кипела борьба религиозных партий – а его философия игнорировала религию. Он не касался религиозных вопросов, которые волновали всех. Одновременно он не сторонился ни католиков, ни гугенотов.

Бруно писал: «Мудрость и справедливость впервые начали покидать землю, когда секты начали превращать мнения в источник доходов. Тогда за мнения партий начали бороться, словно за жизнь своих детей, вплоть до окончательного истребления противника».

«...различные расы и секты человечества имеют свои культы и учения и предъявляют претензии на первенство, проклиная культы и учения остальных.

В этом причина войн и разрушения естественных связей. Люди, возвысившиеся посредством обмана, объявляют себя проводниками воли и посланниками бога. Поэтому мир страдает от бесчисленных бедствий, и можно сказать, человек является большим врагом человека, чем всех остальных животных».

В речах и книгах Бруно нет нападок на внешние формы христианства и церковного устройства. Именно вокруг них тогда кипели споры. Эти вопросы его просто не интересовали. Он всегда ставил философские вопросы и старался подойти к ним со стороны логики. И естественно, что, идя таким путем, получались иногда результаты, противоречащие церковным догматам.

страхами. От этого задерживался религиозный прогресс. А Бруно стремился к прогрессу. Он был полон восторженных надежд на будущее, он видел впереди возможность какой-то философской религии, которая сменит все культы, изгонит обветшалых богов, и избавит от страха вечных мучений.

Бруно в своих трудах решительно освобождает внутренний мир человека от христианского самоистязания. А установку христианина на одинокое проведение жизни в молитве, он заменил на позицию человека деятельного, имеющего целью благо всего человечества.

Мы видим перед собой икону А. Рублева «Троица». Где изображены БогОтец, Бог-Сын и Святой Дух. Рассуждая философски, Бруно называл Слово и Разум Отца Сыном, Любовь – Святым Духом.

одним Богом, но я не мог понять и сомневался, можно ли к этим трем приложить название лица, ибо, мне кажется, термин «лицо» не может быть прилагаем к Божеству.

Вместе с величайшими философами я полагаю, что в Божестве все атрибуты представляют собой одно и тоже.



Различие в Божестве возникает вследствие разума, а не вследствие истины».

Именно за эти изречения впоследствии Джордано Бруно был вынесен смертный приговор.

Хотя Бруно никогда не отрекался от веры в Бога. Вот его слова:

«...верую, господь наш Иисус Христос-Бог. Верую в Бога, единого в троице, и троичного в единстве, Отца и Сына и Святого Духа, в котором лицо Сына является истинным Богом и человеком, соединенными непостижимым отправился в Тулузу. Там он прожил около 2 лет как светский человек, получил степень магистра и должность профессора университета. Он проводил диспуты, которые вызывали резкую оппозицию в католических университетских кругах переехать в Париж.

Здесь он добился расположения короля и получил известность, тут впервые увидели свет его труды. Вышли из печати его книги: «О тенях идей», «Искусство памяти», «Песнь Цирцеи», «Подсвечник».

В Париже Бруно читал лекции, вел беседы, участвовал в публичных диспутах и покинул Париж не изгоем, а доверенным королевского правительства, будучи зачислен в свиту французского посла при английском дворе.

Весной 1583 года он переехал из католической Франции в протестанскую Англию, где провел 2,5 года. Его выступления, диспуты, где он отстаивал идеи непонимания, самомнения и невежества. Ему запрещали публичные лекции. Свои взгляды он изложил в трудах: «Пир на пепле», «О причине, начале и едином», «О бесконечности, вселенной и мирах».

Бруно выступает в Оксфордском университете, на кафедре.

профессоров, а над ними маленькая фигурка волнуется и своеобразным латинским языком, и говорит такие вещи, от которых краснеют стены богословской аудитории. Он толкует о бессмертии души и тела! (Так же как тело, разлагаясь, видоизменяется, так же и душа, покинувшая плоть, кристаллизует вокруг себя, долгим процессом, атом за атомом, образуя новые тела).

Природа души одинакова в человеке и в насекомом, у устриц и растений, и разница проявлений определяется большим или меньшим совершенством тех орудий, которыми душа располагает в каждом случае.

Таких странностей и много других все в том же роде еще никогда не приходилось слышать благочестивым оксфордцам. И, конечно же появлялись враги лекции прекращались.

такими людьми, передавал свои взгляды, мировоззрения.

Например, в Англии Бруно был знаком с государственным деятелями, поэтами, литераторами: Сиднеем, Гревилем, Гарве, поэтом Спенсером, Вильгельмом Темплем. Бруно знал Уольсингема, Лэстера, Берлэ, Бэкона. Это все были люди, настроенные на поднятие национальной культуры, это был цвет тогдашней интеллигенции. Шекспир был в Лондоне в то же время, что и Джордано Бруно. Мы не знаем, был ли он знаком с Джордано Бруно, но наверняка читал его книги: философские монологи Гамлета полны бруновских идей.

Бруно, путешествуя по всей Европе, выступал в роли свободного лектора. Его можно назвать лучшим представителем свободного профессора того времени.

Бруно любил импровизацию и читал страстно, оттого увлекал других. Его речь ясная, изящная, то блестела метафорами, остроумными сравнениями, то любопытными цитатами. Он сулил раскрытие великих истин, и обещание сопровождалось таинственными словами, которые поджигали интерес у слушателей.

Бруно странствует из одного университета в другой и, куда ни придет, начинает читать, никого не спросясь, не прося ничьей протекции. Там, где он встречает препятствие, он удаляется в негодовании и странствует далее. То было время, когда университеты не были охраняемы и закрепощаемы немногими. Бруно свободно выступал в них, вызывал преподавателей на ученый поединок и сам читал и спорил перед глазами ученого люда всей Европы. Эти споры создали тех могучих гладиаторов науки, которые привели Европу к научному и литературному возрождению.

Новое понимание мира рвалось в стены лабораторий и кабинеты ученых, предвещало щедрый урожай научных теорий, открытий, изобретений. Само же имя Джордано Бруно оставалось часто в тени.

Лишь в дневниковых записях Галилео Галилея, Кеплера, Декарта сохранилось имя учителяДжордано Бруно, которому, впрочем, всегда была чужда слава, но дорога истина.

Осенью 1591 Бруно прибыл в Падую, расположенную недалеко от Венеции. Ему предложил свое покровительство Джованни Мочениго, отпрыск знатнейшей фамилии, с условием, что Бруно обучит его искусствам памяти и изобретения. В характере Бруно не было осторожности, что дало возможность Мочениго собрать на Бруно множество компрометирующего материала. Мочениго самолично подверг его домашнему аресту, написал донос в церковный суд Венеции, и 26 мая 1592 года венецианская инквизиция начала судебный процесс по делу Бруно.

Бесчисленные допросы с угрозами, издевательствами, физическим насилием;

пытки чередовались с длительными периодами одиночества, месяцами неопределенности. Многократно Бруно излагал перед инквизиторами свои взгляды. И не разу за восемь лет не отрекся от них.

Что же дало ему силы выстоять? Давайте героическом энтузиазме», в которой он пишет о Героическом энтузиасте – практически о самом себе.

«Я не считаю, что меня что-либо может связать, так как убежден, что не хватило бы никаких веревок и сетей, которые смогли бы меня опутать какими то ни было узами, даже, если бы с ними пришла сама смерть. Равно не считаю я себя и холодным, так как, для охлаждения моего жара, думается не хватило бы снегов Кавказских или Рафейских гор», – так начинается рукопись «О Героическом энтузиазме».

Героический энтузиазм был движущей силой в жизни Джордано Бруно, полной лишений и опасностей. Во имя чего совершает подвиг героический энтузиаст? – Во имя Любви. Любви к Богу, к Божественной Красоте, к Истине.

Вот что пишет Джордано Бруно:

«Всякая любовь (если она героическая) имеет объектом Божество, стремится к Божественной Красоте, которая прежде всего приобщается к душам и расцветает в них, а затем от них... сообщается телам.

энтузиаст, поднимаясь при помощи восприятия вида Божественной Красоты и Доброты, на крыльях ума и созидательной воли, возвышается до Божества, покидая форму более низкого существа... Меня Любовь преображает в Бога из низшей вещи. Благодаря Любви... любящий стремится придти к цели... еще большей и прекрасной».

А «Цель пути героического человека не должна иметь конца». Она должна быть «бесконечна... в совершенстве».



Pages:     || 2 | 3 |