WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 |

«© 1973 by Les ditions de Minuit © Издательство Владимир Даль, 2007 ISBN 5 93615 076 3 (кн. 2) © В. Ю. Быстров, перевод на рус ISBN 5 93615 047 X ский язык, статья, 2007 ...»

-- [ Страница 49 ] --

чительного, чем попытка Ницше радикально ее де субстанциализировать. Разумеется, путеводной нитью здесь остается психология. Из этого тем более следует, что в выражении Воля к власти по явление предписания к власти! как сущности Во ли разрушает своды психологии. Вечное возвра щение, наоборот, если оно и не является фактом в значении позитивизма, то остается тем не менее верованием. Разумеется, одним из тех верований, «гиперболическая наивность»57 которых состоит в том, чтобы «вцепляться зубами в религиозное истолкование бытия»,58 так как такое верование есть «нечто большее, чем все религии». Но каким бы загадочным оно ни оставалось, в непрерывном потоке становления оно тем не менее определяет «ту прочность, благодаря которой люди устанав ливают предел всякому сомнению и всякому воз можному обновлению их собственного беспокой ства».59 В вечном возвращении как становлении, мыслимом под знаком бытия, встает на твердую почву то, что в своей сущности является лишь ста новящимся. Возможно, можно было бы сказать, перевернув слова Ницше, что именно вечное воз вращение и есть «последний факт», сама основа сущего, то высшее сущее, что в нем имеется, боже ственное, тогда как воля к власти представляет, наоборот, то, что, по словам Аристотеля по пово ду движения, «трудно увидеть»60 в онтологиче ском исследовании.

57 Ницше Ф. Воля к власти. § 12. С. 34.

58 Ницше Ф. По ту сторону добра и зла. § 59. С. 286.

59 Хайдеггер М. Ницше. Т. I. С. 388.

60 Аристотель. Физика. III, 2, 202 a 2.

Двойственное размышление о сущем в его бы тии как о воле к власти и о становлении под зна ком бытия как о вечном возвращении равного при водит в философии Ницше к безвыходным за труднениям. Не только нас, но и самого Ницше.

Тем не менее источник таких затруднений, воз можно, следует искать не в его философии, но, скорее, еще до нее, в том контексте, где она неве домо для него самого раскрывается как метафи зика. Источник этих затруднений не в философии Ницше, а в самой философии как метафизике.

«Новые философы», появление которых предве щает Ницше, мыслители, задачей которых будет «подготовить мудрость, потребующуюся для управления землей», являются тем не менее фило софами и как таковые относятся к той же самой линии родства, что и те, кого они намерены пре взойти. Обнаруживать в философии, предшест вующей философии Ницше, тайный припев к тому, о чем она говорит ясно, и мыслить ее в суще ственной связи с тем «первоначалом», каким был греческий исток философии, которому она в кон це длительной метаморфозы остается верна,— та кое начинание может лишь удивить и, следова тельно, обескуражить того, кого никогда не вол новал вопрос: что такое метафизика? Иными словами, каждого. Именно поэтому каждый мо жет оставаться лишь на расстоянии от интерпре тации Хайдеггера, принимая ее за одну интерпре тацию среди других, включая и его собственную, то есть за такую, для которой необходимо найти определенное место и поставить ее рядом с други ми. Такое же место, как и для Размышлений Де карта, Монадологии Лейбница, Критики чистого разума и Логики Гегеля. Но где, если названным произведениям свойственно не только занимать место, но и создавать его, со всем характерным для него необычайно вместительным простором, как это сделало в свой час Бытие и время? Тем не менее Хайдеггер не является новым метафизиком.

То, что приходит вместе с Бытием и временем, яв ляется не еще одним «утверждением о бытии», но «иным началом», чья связь с первым началом ос тается существенной. Возможно, все мы еще не достаточно зрелы или, как говорит Хайдеггер, не достаточно «причастны началу» (unangefangen), чтобы понять Бытие и время с его попыткой выра зить в языке то, что во всей метафизике с самого начала остается невысказанным, в том числе и то гда, когда рядом с нами такой метафизик, как Ницше.

Кто же такой Ницше? Может быть, он тот, кого, в своей ректорской речи (май 1933 года) Хайдеггер упоминал как der leidenschaftlich den Gott suchende letzte deutsche Philosoph, последне го философа Германии, в котором живет страст ный поиск Бога. Но тогда его философия не яв ляется атеизмом? Ни в коей мере. «Атеистами»

для него являются иные философы, а именно адепты «морального Бога», те, кого навсегда ос тавило божественное присутствие. Его мышле ние, как предвестие «смерти Бога», есть лишь «разновидность негативной теологии», а пози тивным, которое скрывает в себе это негативное, оказывается в свою очередь изобретение языка, являющегося не удушением божественного, чем была до сих пор теология, но возможностью «возродиться во всей своей роскоши» в качестве «божественной игры по ту сторону добра и зла».

Такой, говорит он также, упоминая Гераклита, является die «Kindlichkeit» Gottes, божественная невинность, невинность ребенка. Но эта «боже ственная игра», в которой «преображается» су ществование, предполагает в свою очередь, что бы воля к власти являлась «самой глубокой сущ ностью бытия». Каждое из двух выражений от сылает к другому. Они эхом повторяют друг дру га. Что такое эхо было в свою очередь возможно не просто как случайная встреча,— это чудо, ко торое Хайдеггер пытается не объяснить, но от крыть во всей полноте его еще скрывающейся в глубине сложности, показав на его примере свойственную философии Ницше инерционность двойного раздвоения, судьбу бытия, которую это чудо, оставаясь неведомым, оживляет, как гово рил Монтень, в памяти: метафизического раз двоения сущего в его бытии как сущности и как существования и онто теологического раздвое ния самой метафизики, причем последнее возни кает лишь в связи с первым, но не смешиваясь с ним.



Так, в мышлении, определяющем свою собст венную задачу как die Erinnerung in die Metaphy sik, становятся необычно многозначительными два изречения, одинаково необычные, чье тайное единство творчество Ницше доводит до ослепи тельного блеска черного бриллианта: воля к вла сти как глубочайшая сущность бытия и вечное возвращение как преображение существования.

Если каждое из этих двух изречений дает ответ на другое, то для того, чтобы пойти еще дальше, чем другое, следуя тому, что открывается уху в их диа логе, в размышлениях о философии как о еще со крытой истории. Философия не является чем то однозначным. Не потому, что она находит удо вольствие в двусмысленности. Но, как утверждал Аристотель, сущее в своем бытии говорит различ ными способами и по разному выражает себя в языке:.

НОВАЯ ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ

ЖАНА БОФРЕ

Представление, или, как сказали бы сейчас, презентация Жана Бофре отечественному чита телю неизбежно выдвигает на первый план одну проблему, решение которой, если оно вообще воз можно, связано не столько с усилиями познающе го разума, сколько с ходом самой истории. Речь идет о радикальном несовпадении горизонтов, очерчивающих пространство существования фи лософской мысли в современной России, и тех ин теллектуальных пейзажей Европы, без которых, в сущности, были бы невозможны ни Жан Бофре, ни сам Мартин Хайдеггер.

У этой проблемы две стороны. Одна — более универсальная — обозначена задачей, сформули рованной Хайдеггером: «Мыслить бытие без су щего: мыслить бытие, не считаясь с метафизи кой».1 Приближение к решению этой задачи мо жет подразумевать переориентацию мысли с су щего на горизонт, в котором оно себя обнаружи вает, и поэтому горизонт — это то, что еще пред стоит осмыслить западноевропейской филосо фии. (Возможно, это будет уже не философия.

«Будущая мысль уже не философия, потому что она мыслит ближе к истокам, чем метафизика… и… нисходит к нищете своего предваряющего су 1 Хайдеггер М. Время и бытие // Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге. С. 100.

щества».2) Другая — более частного характера — предполагает, что при любом соприкосновении горизонтов, при их наложении друг на друга сле дует обращаться к общему для них истоку. И здесь уместно вспомнить, что и современная Россия, и Франция Бофре, и даже Германия Хайдеггера, при всем их разительном несходстве имеют одно общее начало, то, что Хайдеггер именует griechischer Ansatz (греческим началом). Начало это не теряется в безднах доисторического суще ствования человечества, но пребывает как воз можность общего кругозора осмысления. «Лишь вводя историческое бытие двух… народов в круго зор того осмысления, которое, стремясь своей мыслью вперед, задумывается над обновлением всего основополагающего строя западного бытия, мы открываем настоящее пространство, в кото ром будут соседствовать оба эти народа». Такие масштабные перспективы здесь, в после словии ко второму выпуску Диалога с Хайдегге ром, возникают неслучайно. В известном отноше нии фигуру Жана Бофре следует рассматривать в качестве философа par excellence, имея в виду не своеобразие высказанных им идей, а прежде всего характер проделанной им работы. Именно эта ра бота при определенных обстоятельствах должна рассматриваться в качестве идеала. Безусловно, следует отдавать себе отчет, что ни во Франции, ни тем более в России, такая оценка Бофре не была и не будет общепринятой. Более того, что ка сается России, то позиция Бофре, то, каким обра 2 Хайдеггер М. Письмо о гуманизме. С. 220.

3 Хайдеггер М. Пути к собеседованию // Хайдеггер М. Ра боты и размышления разных лет. С. 237.

зом он позиционирует себя в философском дис курсе, вообще может оказаться неприемлемым.

Во первых, с самого начала мы узнаем, что он — всего лишь ученик Хайдеггера, истолкова тель его мышления (признанный самим учителем), и поэтому не претендует даже на малую толику той оригинальности, которая у нас в обязатель ном порядке требуется чуть ли даже не от авторов студенческих курсовых работ. Чем же тогда он нам, пресытившимся своеобразием мысли, может быть интересен? Тем, что у него мы можем узнать, что на самом деле не имеем ни своеобразия, ни — страшно подумать — самой мысли? Это для нас недопустимо.

Во вторых, у самого Хайдеггера мы можем про честь, что никакой «…хайдеггеровской филосо фии не существует. Вот уже шестьдесят лет я пы таюсь понять, что такое философия, а не предла гать свою».4 Мы готовы увидеть в этих словах игру в скромность, кокетство мыслителя, мировое зна чение которого в момент беседы уже никем не ос паривается. Но серьезное отношение к этим сло вам — это для нас еще дело далекого будущего.

Мы мало задумываемся, как выглядит фило софский пейзаж России (пусть даже не только со временной, но всего XX столетия) со стороны. Ви кипедия, популярная Интернет энциклопедия, ее русский раздел, представляющий современную философию Франции, дает около сотни различ ных имен. Аналогичный французский раздел со общает о следующих русских философах: М. Бах тине, Н. Бердяеве, Л. Шестове, Я. Гордине (?), 4 Беседа с Хайдеггером // Хайдеггер М. Разговор на про селочной дороге. С. 154.

Г. Гюрджиеве (?), А. Койре, о раввине Ц. Г. Шапи ро (?) и об А. Зиновьеве. Разумеется, Интернет эн циклопедия — это не истина в последней инстан ции, но она отражает opinion publique, и очевидно, что такая оценка не совпадает с нашей. Нам ка жется досадным недоразумением, что в много томной «Истории философии», в академическом проекте, имеются обширные очерки о чечено ин гушской, осетинской, дагестанской, башкирской, чувашской и многих других разновидностях фи лософии народов СССР. Но причина рождения этих монстров лежит не в области идеологическо го принуждения, как пытаются позже оправдать ся некоторые авторы этих очерков, а во вполне оп ределенном представлении о природе филосо фии, о сущности философского знания. О том, что это представление никуда не исчезло, а и «сей час живее всех живых», красноречиво свидетель ствует хотя бы тот факт, что на смену вышена званным химерам чуть позже пришла не менее призрачная древнерусская философия. «Сон ра зума рождает чудовищ» и, вероятно, будет рож дать до тех пор, пока мы не согласимся принять в целом несложный для понимания комментарий Бофре к приводимому им отрывку из Чжуан цзы:



Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 |
 

Похожие работы:

«ВРАТА К СВОБОДЕ Посвящается Шоги Эффенди, внуку Абдул-Баха, назначенному Им хранителем Веры Бахаи ВВЕДЕНИЕ Прошу Тебя, о Повелитель всего Сущего, Царь Творения, преврати медь бытия в золото эликсиром Твоего откровения и Мудрости, и яви его людям в Книге, которая обогатит их Твоими богатствами Бахаулла Какова та таинственная сила жизни, которая придает событиям и людям свойство изменяться, трансформироваться? Тому, кто никогда не видел зерна, ничего не слышал о скрытой его жизни, сколь трудно...»

«НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ СТРАХОВ: ФИЛОСОФ, ЛИТЕРАТУРНЫЙ КРИТИК, ПЕРЕВОДЧИК Библиографический указатель Белгород 2011 УДК 016:13(470.325):82 ББК 91.9:87.3(2.)5+83.3(2.=Рус) С 83 Автор-составитель доктор философских наук, профессор Е.А. Антонов Редактор-составитель главный библиограф Научной библиотеки Г.Н. Бондарева Николай Николаевич Страхов: философ, литературный критик, переводчик : библиогр. указ. / авт.-сост. Е.А. Антонов ; С 83 ред.-сост. Г.Н. Бондарева. – Белгород : ИПК НИУ БелГУ, 2011. – 140...»

«1 ЛЕКЦИЯ 1 ТЕМА № 1: ФИЛОСОФИЯ КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ ПЛАН: 1. Статус и роль философии в современной культуре. 2. Понятие мировоззрения, его структура. 3. Исторические типы мировоззрения. 4. Предмет, методы и функции философии. 1. Статус и роль философии в современной культуре. Первым, кто назвал себя философом, был Пифагор. Он не считал себя софистом (мудрецом), а лишь человеком, любящим мудрость и испытывающим влечение к ней. Поскольку мудростью могли обладать лишь боги, то уделом философа...»

«ИНСТИТУТ НАУЧНОГО РЕЦЕНЗИРОВАНИЯ В ПЛЮРАЛИЗМЕ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ: ПОТРЕБНОСТЬ И Л И Ф И К Ц И Я ? О. Я. МУХА Актуальная ситуация эпистемологической плюральности одним из своих следствий имеет исчезновение внятных, четких критериев научной критики гуманитарных текстов. В исследовании ставится вопрос о процедуре верификабельности знания, получаемого гуманитарными науками, его статуса и значимости. Изменения касаются современной парадигмы научной методологии в общем, которая предполагает переход...»

«Правовые основы светскости государства и образования Москва 2003 1 УДК 37.014.521/525:271.2(094) ББК 74.2 С24 Рецензенты М.Н. Кузнецов, доктор юридических наук, профессор М.-П.Р. Кулиев, доктор юридических наук, профессор В.Н. Жбанков, государственный советник юстиции 3 класса В.Н. Катасонов, доктор философских наук Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования. – М.: Про-Пресс, 2003. – 416 с. (Нумерация страниц в настоящем файле pdf не соответствует бумажному варианту...»

«Е.И. АРИНИН РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ Академический курс лекций В двух частях Часть 1 Владимир 2005 УДК 2(082.1) ББК 86Я43 А 81 Рецензенты: Доктор философских наук, профессор кафедры философии Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова И.Я. Кантеров Доктор философских наук, профессор кафедры культурологии и религиоведения Поморского государственного университета им. М.В. Ломоносова Н.М....»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Нормативно-правовые основы разработки основной профессиональной образовательной программы 1.2. Нормативный срок освоения программы 2. Характеристика профессиональной деятельности выпускников и требования к результатам освоения основной профессиональной образовательной программы 2.1. Область и объекты профессиональной деятельности 2.2. Виды профессиональной деятельности и компетенции 2.3. Специальные требования 3. Документы, определяющие содержание и...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.