WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |

«Л. В. МАКСИМОВ ПРОБЛЕМА ОБОСНОВАНИЯ МОРАЛИ ЛОГИКО-КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ Москва 1991 Авторская редакция Максимов Л. В. Проблема обоснования морали: Логико-когнитивные ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО СССР

Л. В. МАКСИМОВ

ПРОБЛЕМА

ОБОСНОВАНИЯ МОРАЛИ

ЛОГИКО-КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ

Москва

1991

Авторская редакция

Максимов Л. В.

Проблема обоснования морали: Логико-когнитивные аспекты. — М.:

Философское обществ СССР, 1991.

ISBN 5-201-02901-9.

На чем основана мораль, ее принципы и нормы, существует ли объективный критерий добра и зла, возможно ли научное обоснование императивов нравственности, могут ли эти императивы базироваться на других, внеморальных (трансцендентных или «земных») ценностях? В поисках ответа на эти вопросы современная этика и метаэтика все чаще обращаются к логическому анализу этических рассуждений и доказательств. Такой анализ составляет главное содержание книги.

Для специалистов в области философии и этики.

ISBN 5-201-02901- © Философское общество СССР,

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. Что значит рационально обосновать мораль?

Глава 1. Типология обоснований морали

Глава 2. Эпистемологическое обоснование морали.

Проблема предельных оснований (начал) морали

Ценность и знание

Ценность и эмоция

Обоснование и объяснение: два подхода к моральным ценностям............. Глава 3. Логическое обоснование морали

Существует ли особая логика морали?

Доказательство морального тезиса: логический анализ

Обоснование морали: «аргумент от сущего»

Обоснование морали: «аргумент от ценного»

Заключение. Об объективных основаниях нравственной аргументации......... Литература

ВВЕДЕНИЕ

ЧТО ЗНАЧИТ РАЦИОНАЛЬНО ОБОСНОВАТЬ МОРАЛЬ?

Обосновать какое-либо утверждение, тезис — значит подвести под него рациональный фундамент, разумное основание. Эта процедура применяется для доказательства и подкрепления различных идей, знаний, целей, планов, ценностей, — в том числе ценностей моральных. В житейских конфликтах и спорах, в парламентских дискуссиях и на митингах, в партийных программах и пастырских посланиях — всюду звучат, наряду с обязательными моралистическими декларациями, обвинениями и восхвалениями, также и доводы, аргументы в защиту одних и против других нравственных ценностей и установок. Конечно, разумное доказательство далеко не всегда может соперничать на равных с политическими и иными страстями, нравами и предрассудками, и тем не менее оно является важным оборонительным и наступательным средством в противоборстве идей и интересов. Можно сказать, что обоснованием морали (если иметь в виду конкретные, единичные, ситуативные моральные оценки и императивы) занимается едва ли не каждый индивид, поскольку все люди так или иначе вовлечены в нравственные коллизии своего времени и своей среды.

Но обоснование морали не есть прерогатива деятеля, захваченного злобой дня и поглощенного решением сиюминутных и преходящих практических проблем.

Обоснованием морали занимается также моральная философия, или нормативная этика, причем объектом обоснования для нее служат не только частные нормы и оценки, но и общие универсальные принципы нравственности, не зависящие от единичных ситуаций. Что такое добро, каков его критерий? В чем состоит назначение человека, смысл его жизни? Может ли благая цель оправдать дурные средства? На эти и многие другие вопросы отвечает философ-моралист, доказывая, обосновывая свои решения и подвергая критике другие моралистические подходы. Этические учения отличаются друг от друга не только содержанием провозглашаемых моральных ценностей, но и способом обоснования этих ценностей.

Обоснование морали, следовательно, осуществляется и на обыденноприкладном, и на отвлеченно-философском уровне. Однако и в том, и в другом случае обоснование представляет собой процедуру практического морального сознания, а не теоретизирующего, познающего разума. С помощью рационального обоснования решается практическая задача: защитить определенные моральные ценности.

Вместе с тем мораль (и как целостный феномен, и в отдельных своих проявлениях) составляет объект исследования для целого ряда теоретических и описательных наук: социологии, этнографии, истории, социальной и общей психологии, биологии, лингвистики, логики, теории познания, риторики и т. д.

Предметом научного интереса становится, в частности, моральное рассуждение, язык и логика морали, а значит, и нравственная аргументация, обоснование моральных высказываний. Сложилась особая научная дисциплина, исследующая эти стороны морального сознания, — метаэтика. На протяжении последних десятилетий за рубежом издано огромное число метаэтических работ, в том числе специально посвященных рациональному обоснованию морали.

Метаэтика — это область исследований, а не какая-то определенная философская школа или «точка зрения». Вопросы, которые ставит метаэтика, и тем более ответы на эти вопросы весьма разнообразны. Разногласия между учеными касаются как самого понимания морали, ее специфики, так и интерпретации обосновательной процедуры. Имеются ли принципиальные различия между моральными (оценочными, нормативными) и познавательными (когнитивными) суждениями? Применим ли к моральным суждениям критерий истины? Возможно ли научное обоснование морали? Допускают ли правила логики доказательство «должного» через «сущее»? Откуда берутся исходные принципы морали, можно ли их чем-то подтвердить? Следует ли учитывать при обосновании моральных суждений их эмотивный характер? В чем разница между психологическим убеждением и рациональным обоснованием? От решения этих проблем зависит правильность, а тем самым — и эффективность моральной аргументации. Метаэтика, можно сказать так, «обслуживает» нормативную этику, совершенствует ее инструментарий.



У метаэтики нет собственного метода, она использует методы и концепты, выработанные другими науками. Для того чтобы ответить, например, на вопрос о принципиальной возможности рационального обоснования морали, раскрыть смысл и содержание этой процедуры, недостаточно быть узким специалистом «по этике», надо также владеть в определенной степени понятийным аппаратом логики, эпистемологии, лингвистики, психологии. А поскольку эти науки не являются чемто завершенным и устоявшимся, то их внутренние проблемы и поиски отражаются и на метаэтических исследованиях. Ученый, анализирующий структуру моральных рассуждений, явно или неявно солидаризируется с определенными концепциями или школами в логике и т. д., тем самым вступая в теоретический конфликт с представителями других концепций и школ. Поэтому метаэтические изыскания неизбежно вводят исследователя в круг проблем более общего, методологического уровня, как то: знания и ценности, обоснование и открытие (объяснение), теория и эмпирия, разум и чувства, статус «ценностной логики» и пр. В предлагаемой книге эти проблемы будут рассматриваться лишь в том объеме и постольку, поскольку они сопутствуют анализу обоснования морали и являются его предпосылкой.

Мне представляется целесообразным предварить основной текст кратким изложением, своего рода конспектом того, о чем более подробно пойдет речь дальше. Такое введение поможет лучше уяснить предмет обсуждения, отделить главное от второстепенного. Сделать это важно потому, что обоснование морали в качестве объекта анализа — тема сравнительно новая для русскоязычного читателя, даже если он является специалистом в области этики. В отечественной литературе эта тема затрагивалась лишь эпизодически и фрагментарно.

Правда, если говорить об обосновании не морали, а знания (прежде всего — знания научного), то эта процедура хорошо известна и обстоятельно изучена в философии и науковедении.

Методы рационального обоснования традиционно делятся на два класса:

аналитические и синтетические. К первому классу принадлежат логиковыводные, дедуктивные операции: тезис считается обоснованным, если найдены такие достоверные суждения, из которых он необходимо вытекает по правилам логического вывода. Синтетический метод обоснования — это непосредственное, прямое усмотрение истины разумом («интеллектуальная интуиция» по Декарту, «синтетическое априори» по Канту): суждение считается обоснованным, если его достоверность очевидна для разума.

Все эти методы издавна применяются и для обоснования морали (т. е.

моральных принципов, норм, оценок). Некоторые философы — Декарт, Лейбниц, Кант, Дж. Э. Мур и др. — сознательно переносили эти методы из сферы познания в сферу морали. Однако большинство авторов этических учений (таких как гедонизм, утилитаризм, религиозная этика и т. д.) не фиксировали своего внимания на методах обоснования, а применяли их неосознанно, стихийно.

Англоязычная метаэтика XX века тщательно исследовала рассуждения моралистов, их аргументацию в поддержку моральных принципов и норм. Эти исследования не закончены, они продолжаются и сейчас, имеются теоретические расхождения между разными учеными. Но есть также результаты, принятые большинством метаэтиков. Это относится, главным образом, к пониманию аналитического (т. е. логического, дедуктивного) обоснования морали.

Всем — и метаэтикам, и самим моралистам — ясно, что одни моральные суждения могут быть обоснованы через другие, тоже моральные, но более общие.

Если, например, имеется достоверный моральный принцип, согласно которому «мы должны помогать всякому, кто нуждается в нашей помощи», то, опираясь на этот принцип, можно обосновать частный моральный императив: «долг здоровых и сильных людей — заботиться об инвалидах и больных». Но при обосновании самих этих общих принципов («first principles»), или «начал», морали возникают сложности. Что может ответить этик тому человеку, который задаст вопрос:

«Почему я должен соблюдать этот ваш моральный принцип? Почему я вообще что-то должен? Если этик попытается логически обосновать предельно общий моральный принцип, то ему придется искать основания для этого где-то за границами морали. Но как это сделать? Могут ли моральные суждения быть дедуцированными из внеморальных суждений?

Очень многие этики, моралисты, проповедники смело брались за решение этой задачи, нисколько не задумываясь о том, позволяет ли логика это сделать. История этики дала несколько типов логического обоснования морали. Различаются эти типы тем, что именно берется в качестве исходной посылки.

I тип: обоснование морали через «естественные» человеческие ценности.

Упрощенная схема обоснования: «Должно, поскольку полезно, выгодно» (или:

«поскольку доставляет наслаждение»; или: «поскольку приносит счастье»). Это — аргументы утилитаризма, гедонизма, эвдемонизма.

II тип: обоснование морали через «высшие ценности», т. е. такие ценности, которые в каком-то смысле стоят «выше» интересов индивида, «выше» ближайших и частных интересов людей. (Это, например: бог, общество, нация, государство, партия, прогресс, светлое будущее и т. д.). Схема обоснования выглядит здесь так:

«Должно, ибо служит высшей ценности». К подобным аргументам прибегают идеологи различных политических, религиозных, национальных и других общественных движений.

III тип: обоснование морали через «сущее», через «факты». Логическая схема обоснования такова: «Существует А, поэтому должно делать В»; или: «Мир устроен так-то, поэтому мы должны делать то-то». По такой схеме строится, например, один из аргументов стоицизма («человек должен жить сообразно природе»), аргумент эволюционной этики («морально добрым и должным является все то, что совпадает с направлением естественной эволюции»), марксистской этики («какие-либо действия являются морально добрыми, поскольку они содействуют исторической необходимости»).



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 24 |
 



Похожие работы:

«Ялом И. Когда Ницше плакал: Эксмо-Пресс; М.; 2002 ISBN 5-04-008649-0 Оригинал: Irvin D. Yalom, “When Nietzsche Wept” Аннотация Автор многочисленных бестселлеров Ирвин Ялом представляет вашему вниманию захватывающую смесь фактов и вымысла, драму о любви, судьбе и воле, разворачивающуюся на фоне интеллектуального брожения Вены девятнадцатого века, в преддверии зарождения психоанализа. Незаурядный пациент. Талантливый лекарь, терзаемый мучениями. Тайный договор. Соединение этих элементов порождает...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящая книга является результатом большого труда, проделанного полвека тому назад Борисом Николаевичем Абрамовым, признанным учеником известного во всем мире философа, путешественника, деятеля культуры, художника Николая Константиновича Рериха. Записи Б.Н. Абрамова, которые легли в основу настоящей...»

«Эмпирической основой для анализа в данной статье результатов либеральной модернизации современной российской деревни стали официальная статистика о ее функционировании и развитии в последние полтора десятилетия, а также данные двух ежегодных мониторинговых социально-экономических обследований: Формирование и становление единоличного крестьянства и фермерства и Либеральная модернизация сельского хозяйства и деревни в России. Они проводятся под руководством автора с 1991 г. Сначала совместными...»

«М. Academia, 1933. ВСТУПЛЕНИЕ Творчество Насир-и Хусрау уже давно привлекло к себе внимание западного востоковедения. Еще в восьмидесятых годах прошлого столетия известный немецкий иранист Г. Эте издал ряд текстов этого замечательного автора и посвятил ему небольшую монографию, в основном наметившую пути для дальнейшей работы. К тому же времени относятся и издание и французский перевод “Сафар-намэ”, выполненные Французским ориенталистом Шефером. Приняло участие в этих работах и русское...»

«Марк Туллий Цицерон О ДИВИНАЦИИ Книга I I. (1) Существует древнее мнение, ведущее свое начало чуть ли не с героических времен 1; мнение, которого придерживаются и римляне и все другие народы (и это единодушие, несомненно, подкрепляет его), что есть у людей нечто такое, что у нас называется дивинация (divinatio), а у греков, т. е. способность предчувствовать и узнавать будущее2. Это была бы, конечно, великолепная и спасительная вещь (если бы только она существовала в действительности), с ее...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящая книга является результатом большого труда, проделанного полвека тому назад Борисом Николаевичем Абрамовым, признанным учеником известного во всем мире философа, путешественника, деятеля культуры, художника Николая Константиновича Рериха. Записи Б.Н. Абрамова, которые легли в основу настоящей...»

«Европейскому обыденному сознанию свойственно полагать колдовство и магию знаковыми составляющими исламской цивилизации. Давно замечено, что образ соседа действительно аккумулирует существенные элементы его культуры. Такой образ ислама формировался у европейцев под влиянием значительного научного и технологического превосходства мусульманского мира в средние века, определяющего воздействия мусульманской философии и комплекса естественных наук на средневековую европейскую философию и науку. Этот...»

«Научно-философское произведение в жанре фантастики Симферополь ИТ АРИАЛ 2012 1 УДК 82-312.9 ББК 84-445 Щ 485 Щемелинин К. Щ 485 Я : научно-философское произведение / К. Щемелинин. – Симферополь : ИТ АРИАЛ, 2012. – 478с. ISBN 978-617-648-119-5 В книге Я главный герой рассказывает о том, как в далеком будущем, в период Первой Галактической войны, он прошел путь от человека до всемогущего существа, равного богу. УДК 82-312.9 ББК 84-445 ISBN 978-617-648-119-5 © Щемелинин К., 2012 © ИТ АРИАЛ, 2012 2...»

«КУЛЬТУРНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (социально-философский анализ) Москва 2009 УДК 300.36 ББК 15.56 К 90 Ответственный редактор доктор филос. наук С.А. Никольский Редколлегия: С.А.Никольский (отв. ред.), О.А.Воронина, И.Е.Кознова (ученый секретарь), Т.А.Кузьмина Рецензенты: доктор филос. наук А.И. Алёшин доктор филос. наук М.М. Фёдорова Культурные трансформации в современной России (соц.К 90 филос. анализ) [Текст] / Рос. акад. наук, Ин-т философии ; Отв. ред. С.А. Никольский. – М. :...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.