WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Н. Я. ГРОТ Нравственные идеалы наше о времени (Фридрих Ницше и Лев Толстой) Для наблюдателя жизни наше время имеет особенное значе ние. Мы присутствуем при великой ...»

-- [ Страница 1 ] --

Н. Я. ГРОТ

Нравственные идеалы наше о времени

(Фридрих Ницше и Лев Толстой)

Для наблюдателя жизни наше время имеет особенное значе

ние. Мы присутствуем при великой душевной драме, пережи

ваемой не отдельными личностями или даже народами, а всем

культурным человечеством. Речь идет, по видимому, о корен

ном изменении миросозерцания, о полной переработке идеа

лов.

Бывали такие события и прежде, например, в ту эпоху, ког

да на развалинах древнего мира воздвигался новый — христи анский, или, например, три столетия тому назад, когда совер шалось окончательное распадение средневековой культуры и созидался тот компромисс между идеалами христианского и языческого миросозерцания, который продолжается и поныне.

Но все таки существует и громадная разница между тем, что происходило в те великие эпохи и в нашу. Прежде не было в распоряжении человечества тех средств взаимного общения, какие существуют теперь, и потому перевороты совершались медленно; падение старого и водворение и утверждение нового миросозерцания и порядка жизни требовало нескольких столе тий. Так, около пяти столетий понадобилось для окончательно го торжества христианства и полной победы его над языческою философией. Более двух столетий продолжалась так называе мая эпоха возрождения искусств и наук, приведшая к падению средневекового строя жизни. Конечно, изобретение книгопеча тания было в то время главным и существенным условием рас пространения новых учений, понятий и идеалов. Но каким бледным кажется в наш век это изобретение, в особенности в его первоначальной форме, сравнительно с поразительными от крытиями и приобретениями техники в XIX столетии. Благо даря железным дорогам, пароходам, телеграфам и телефонам, а также журналам и газетам, возникла, почти на наших гла зах, новая сложная нервная система в организме человечества.

Человечество становится, именно благодаря ей, единым, цель ным организмом, все части которого поневоле принуждены функционировать согласно. И это согласие неизбежно будет возрастать с дальнейшим развитием общей нервной системы.

Первое последствие ее образования заключается в страшном ускорении пульса жизни человечества, в совершенном измене нии условий времени и пространства. Теперь на расстоянии двадцати лет совершается столько событий, сколько могло прежде совершиться во сто лет, и еще раньше — в двести или триста. Смена явлений и впечатлений происходит так быстро, что в какие нибудь десять, пятнадцать лет нынешний гражда нин мира переживает целую историческую эпоху, как, напри мер, господство Германии в Европе со времени окончания Франко Прусской войны и до отставки Бисмарка 1. И нельзя не видеть одного из проявлений мировой целесообразности в том факте, что именно в последнее столетие окончательно сложи лась и окрепла историческая наука. Без нее теперь было бы тяжко жить. Новая нервная система организма человечества требовала непременно и нового рода памяти — «организован ной памяти человечества».

И вот в такое то время, когда создались все элементы для новой жизни человечества, как единого целого, мы присутству ем при новом, третьем в жизни Европы, крупном нравственном кризисе. На Западе наступление этого кризиса началось рань ше и было отмечено еще О. Контом в его «Курсе положитель ной философии» 2. У нас то же явление обнаружилось ярко только в последние тридцать лет, после падения крепостного права.

Если я осмелился взять на себя трудную, может быть, непо сильную и во всяком случае неблагодарную задачу оценки не которых современных нравственных идеалов, то только пото му, что этот вопрос у всех нас на очереди. Мы все ищем, все жаждем новых идеалов, мы все — более или менее — больны скептицизмом, все полны отвращения к существующему нрав ственному порядку, все чувствуем, что на свете совершается что то неладное, странное, болезненное, не могущее быть долго терпимым. Каждый из нас так или иначе пытается выйти из круга сомнений, победить болезнь духа времени, преодолеть свое недоверие к жизни, свой пессимизм, и отыскать или со здать себе новый, добрый и прочный идеал существования. От сюда такой огромный и быстрый успех в наше время всех но вых учений о жизни. Но настоящего выхода еще не видно, и самые сильные умы в такие эпохи, как наша, теряются и запу тываются в противоречиях. И тогда поднимаются голоса, зову щие назад, к тому, чем жили прежде, злобно отвергающие пра во личности на «самочинное умствование», т. е., в сущности, отрицающие свободу духа, мышления и воли человеческой личности и мечтающие о военной дисциплине в области самого дорогого и лучшего, что отличает человека от животного, — в области жизни разума.

К счастью, эти голоса вопиют в пустыне, так как упомяну тые новые условия общения людей создали и совершенно но вую и неустранимую, по личному произволу, почву для нрав ственной жизни человечества.

То, что было прежде сокрыто от глаз толпы, становится, благодаря телеграфу и печати, открытым и явным. Малейшее, даже и не очень крупное событие, совершающееся сегодня не только с какою нибудь заметною, но иногда и вовсе незамет ною личностью, становится завтра известным всему миру.

Вещи, дела, намерения, замыслы, о которых прежде узнавали неопределенно, по слухам и сплетням, через три, четыре неде ли, через месяцы или даже годы, становятся теперь доподлин но известными через несколько часов или суток. Грех, вина, преступление и даже проступок личности делаются рано или поздно общим достоянием. Жизнь личности становится все бо лее и более насквозь прозрачной, особенно — когда эта лич ность представляет какой нибудь интерес. Правда, с тем вместе растут и множатся клевета, сенсационная ложь и мошенниче ская инсинуация. Но это только лишнее доказательство в пользу того положения, что для нравственной жизни человече ства возникла новая почва.



Нравственная ответственность личности заметно возрастает, а с возрастанием нравственной ответственности все настоятель нее и настоятельнее становится реформа нравственных поня тий и идеалов. Прежняя ложь жизни и лицемерная подделка нравственности становятся все труднее. Тайное так легко ста новится явным, обман так трудно становится скрыть, что каж дая личность, совершая поступок, должна быть заранее готова во всякое время отдать в нем отчет всему человечеству.

Мы ужасаемся пред громадным разбоем, который совер шался в последние годы во Франции 3. Но не должны ли мы, на против, восторгаться перед тем, что столь ловко подстроенный грабеж так удачно раскрылся, и что миллионеры, герои его, попали на скамью подсудимых? А со временем такие дела бу дут разоблачаться еще быстрее и полнее.

Таким образом, едва ли можно сомневаться, что открытия и изобретения XIX века в области точного знания и техники сильно изменили почву, на которой складываются нравствен ные понятия и идеалы общества. И самый важный результат, ныне достигнутый, заключается в том, что они показали совер шенную нелепость и несообразность того легкомысленного компромисса между языческими и христианскими идеалами, который господствовал в последние три столетия, со времени эпохи возрождения классической культуры.

Все более и более в сознание выдающихся личностей и даже самых масс проникает убеждение, что так разрываться между двумя противоположными и несовместимыми началами жизни долее невозможно, что, по крайней мере, в нравственной обла сти нужно быть или всецело язычником, или всецело христиа нином. Но вопрос: что избрать окончательно, нельзя решить так просто, — сообразно личным симпатиям и влечениям каж дого. Чем более возрастает связь и взаимная зависимость людей, тем необходимее становится для них единство миросозерцания.

А для человечества, как целого, выбор между христианским и языческим миросозерцанием очень трудная задача. Ведь при обретения науки, — той самой науки, которая имела источни ком древнюю образованность и возникла в главных своих осно ваниях на почве язычества, — так велики, наглядны, так очевидно идеальны, истинны и важны для самого нравственно го прогресса человечества, что отбросить этот фундамент совре менной культуры мы не вправе и не в состоянии. Жертва была бы слишком громадна, и ради удержания силы и значения это го все шире и шире развивающегося двигателя самосознания, может быть, стоит пожертвовать даже традиционною мора лью? С другой стороны, однако, нравственное миросозерцание христианства так очевидно превосходит древнее языческое, так глубоко проникло в некоторые стороны жизни современно го человечества и принесло такие существенные плоды в ре форме общих начал человеческих отношений, что отказаться от него было бы тоже самоубийством, и может быть, наоборот, лучше ради его полного и последовательного проведения от речься даже от всех плодов цивилизации?

Такова дилемма, глубоко волнующая современные умы. В области теоретической она выразилась целым рядом новых учений, которые растут в изобилии на почве современного скептицизма и пессимизма и преследуют в общем троякую за дачу: 1) разрушение христианского религиозно нравственного миросозерцания во имя окончательного торжества позитивно и прогрессивно научного, языческого, 2) разрушение прогрессив но научного и языческого миросозерцания во имя окончатель ного торжества христианских начал жизни, 3) примирение но выми путями и на новой почве, того и другого. Последние, примирительные, попытки дали пока лишь весьма слабые и малоубедительные результаты. Но зато творческая работа в сфере более одностороннего отрицания одних идеалов во имя окончательного торжества других, им противоположных, поро дила в последние десятилетия несколько крупных и чрезвы чайно оригинальных явлений. Я намерен остановиться только на самых типических и сравнить крайние миросозерцания двух выдающихся современных мыслителей, из которых один изображает собою защитника чистого языческого миросозерца ния и мечтает пером своим навсегда разделаться с религиозно нравственными идеалами христианства. Это — Фридрих Ниц ше. Другой ведет энергическую борьбу с миросозерцанием позитивно научным и языческим во имя окончательной побе ды в жизни человечества высших нравственных идеалов хрис тианства. Это — Лев Толстой.

Моей задачею будет, по мере умения и сил, собрать воедино главнейшие черты этих двух оригинальных учений, выяснить их происхождение, определить их достоинства и недостатки, показав при этом их одинаковую односторонность, хотя и весь ма различное нравственное значение.

Подробное изложение учений Ницше и Толстого я считаю излишним. Талантливое и очень верное изображение нрав ственного учения Ницше недавно появилось на русском языке в известной статье г. Преображенского *, а нравственное уче ние графа Льва Толстого достаточно известно всем нам, хотя, думается мне, не многими правильно понято **. Во всяком слу чае, моей задачей будет лишь общая их характеристика.

Замечу прежде всего, что между воззрениями обоих мысли телей не только существует резкая противоположность, но есть и много общих, сходных черт: «les extremites se touchent» 4.

Начну с указания общего.

* См.: Вопросы философии и психологии. Кн. 15. 1892. Но ** Правильное понимание его я вижу только в статьях Н. Н. Страхо ва (см.: Вопросы философии и психологии. Кн. 9, 11).

Общим является, во первых, одинаково решительный, та лантливо выраженный и искренний протест обоих против со временного нравственного миросозерцания общества, против всего внутреннего духа и строя жизни современного культур ного человечества. «Так дольше нельзя жить, нельзя дольше терпеть все существующие и ставшие явными противоречия жизни: надо изменить всю жизнь, а для этого прежде всего не обходимо пересмотреть все ныне господствующие понятия о жизни, ее значении и целях».



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 



Похожие работы:

«MANUALE DI ONTOPSICOLOGIA Psicologica Editrice Антонио Менегетти УЧЕБНИК ПО ОНТОПСИХОЛОГИИ Издание второе, переработанное и дополненное ННБФ Онтопсихология Москва 2007 Б Б К 88.5 УДК 301.151 М86 Менегетти Антонио М86 Учебник по онтопсихологии/Издание 2-е, переработанное и дополненное. Перевод с итальянского ННБФ Онтопсихоло­ гия. — М.: ННБФ Онтопсихология, 2007.- 608 с. Под научной редакцией доктора психологических наук, профессора МГУ Петровской Л. А. В данной книге предствлен весь путь...»

«© 2002 г. А.О. ГАНЖА, А.А. ЗОТОВ ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ ФЛОРИАНА ЗНАНЕЦКОГО ГАНЖА Анна Олеговна - аспирантка социологического факультета МГУ им. M.B. Ломоносова. ЗОТОВ Андрей Анатольевич - научный сотрудник Института социологии РАН. В статье представлен творческий путь Флориана Знанецкого (1882-1958 гг.), исследуются философские истоки, предметная область и основные линии развития его гуманистической социологии как одной из частных наук о культуре. Размеры статьи не позволяют одинакопо...»

«Эмпирической основой для анализа в данной статье результатов либеральной модернизации современной российской деревни стали официальная статистика о ее функционировании и развитии в последние полтора десятилетия, а также данные двух ежегодных мониторинговых социально-экономических обследований: Формирование и становление единоличного крестьянства и фермерства и Либеральная модернизация сельского хозяйства и деревни в России. Они проводятся под руководством автора с 1991 г. Сначала совместными...»

«© 2005 г. О.А. МИТРОШЕНКОВ ПРОСТРАНСТВО РОССИЙСКОЙ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ: ИСПЫТАНИЕ ПЕРЕМЕНАМИ МИТРОШЕНКОВ Олег Александрович - доктор философских наук, профессор, зав. сектором Социологического центра РАГС при Президенте РФ. Для начала ~ несколько суждений о том, что в статье понимается под духовностью и духовной культурой. Духовность рассматривается как интегративное качество, свойственное высшему уровню освоения мира человеком, определяющее его отношение к природе, обществу, другим людям, к...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.