WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |

«BIOETHICS AND HUMANITARIAN EXPERTISE: Complex Human Studies. Problems of Virtualistics Volume 3 Moscow 2009 Российская Академия Наук Институт философии БИОЭТИКА И ...»

-- [ Страница 6 ] --

Таким образом, человек вообще и человек-как-испытуемый – это далеко не одно и то же. Будем понимать под антропологией биомедицинского исследования выявление тех предпосылок относительно человека как испытуемого, которыми руководствуется исследователь, планирующий и реализующий свой исследовательский проект. Несмотря на то, что эти предпосылки чаще всего не осознаются им, они тем не менее в существенной мере предопределяют круг проблем, которые могут осмысленно ставиться как проблемы, подлежащие изучению, и которые в принципе могут быть решены в ходе исследования. Иными словами, если исследование вообще понимать как вопрошание, тогда то, что мы, собственно говоря, вопрошаем, в существенной степени обусловлено тем, о чём и у чего мы вопрошаем.

Когда же речь идет об исследовании, проводимом на человеке, то здесь, по сравнению со всеми другими исследованиями, возникает дополнительная сложность: важно не только то, о чём, но также и то, о ком мы вопрошаем, а это различие порождает массу самых разнообразных нюансов. Таким образом, антропология биомедицинского исследования – это один из путей осмысления того, что такое вообще есть биомедицинское исследование и, далее, того, на получение чего мы, методологически грамотно подходя к его проектированию, вправе рассчитывать при его проведении.

Рассмотрим теперь два различных варианта антропологии биомедицинского исследования, расхождения между которыми могут доходить до противоположности. Первый из них является первым, изначальным и с исторической точки зрения; он же, вообще говоря, всем нам представляется и более привычным. Его, быть может, самое контрастное выражение можно будет найти, обратившись ко временам Второй мировой войны.

В те годы в оккупированном Японией Китае, недалеко от Харбина, действовал японский исследовательский центр – знаменитый «Отряд 731»7. Его главной задачей была разработка биологического оружия. Те или иные разновидности этого оружия испытывались в ходе экспериментов на людях; в качестве испытуемых использовались заключенные, которых привозили в специальную тюрьму, расположенную на территории этого отряда. В декабре 1949 г. в Хабаровске проходил судебный процесс, в ходе которого на скамье подсудимых оказались те, кто готовил и проводил эти 32 Человек в научном познании: методология и ценности эксперименты. Материалы процесса были опубликованы, благодаря чему стали доступными уникальные данные и свидетельства, касающиеся одного из наиболее жестоких эпизодов в истории биомедицинских исследований8.

Характерно, что испытуемых заключенных при этом деперсонифицировали: они лишались имен, а те, кто работал в отряде, называли этих заключенных «марута», т.е. в переводе с японского – брёвнами.

В литературе, посвященной «Отряду 731», выдвигаются различные версии того, зачем это делалось. Согласно наиболее распространённой версии, целью такой деперсонификации была психологическая защита: если исследователи, как и все те, кто имел дело с этими испытуемыми, не воспринимали их как людей, то психологически было легче подвергать этих людей всему тому, что предполагалось делать с ними в ходе экспериментов.

Каковы же были ценностные основания и моральные предпосылки, делавшие возможным проведение жесточайших экспериментов в массовых, если угодно, индустриальных масштабах?

Этот вопрос можно сформулировать и таким образом: как должны понимать человеческое существо те, кто считает допустимым подвергать пыткам и жестокостям так много людей? Отдельный жестокий поступок можно было бы счесть, скажем, психической аномалией; однако, принимая во внимание масштабы этих экспериментов, мы должны допустить, что у экспериментаторов были какие-то обоснования, позволявшие им принять такого рода исследования. Безусловно, сама по себе жестокость, имевшая место в «Отряде 731», отнюдь не уникальна: история человечества изобилует такого рода примерами. Тем не менее можно попытаться понять некоторые аспекты такого рода практик, реализовавшихся в области биомедицинских исследований.

Прежде всего, необходимым условием применения такого рода технологий является различение «мы» и «они». «Мы» – это те, кто проводит эксперименты, наряду с теми, кого экспериментаторы относят к той же самой категории. «Они» принадлежат к другой категории и могут в какой-то мере рассматриваться как «нечеловеки». Такая установка позволяет приостановить или по крайней мере ослабить действие «золотого правила»

нравственности.

Наиболее распространенной основой такого различения является раса или этничность. И в нашем случае это основание нашло свое применение. Вот что пишет Дж. У.Доуэр о японской теории расового превосходства: «Первой расой – расой хозяев – были японцы, второй – родственные расы, такие, как японцы и корейцы, а третьей – раса гостей, состоящая из островных народов, таких, как жители Самоа. Все неяпонские расы рассматривались как низшие формы жизни, которые должны быть подчинены Японии»9.

Это означало, что можно приносить в жертву людей тех рас, которые считались низшими.

Действительно, вопрос о расе играл существенную роль при выборе испытуемых. В литературе нет упоминаний об использовании в таковом качестве японцев. Однако большинство экспериментов было проведено над теми, кто принадлежал к одной из «родственных рас», на китайцах. Это значит, что расовый критерий был не единственным, использовавшимся для категоризации «мы» и «они».

Другое основание, использовавшееся японскими военными, – это выбор испытуемых среди вражеского населения, будь то действительные или возможные враги. Так называемые «законы военного времени», вообще говоря, очень часто толкуются как оправдание самых разных жестокостей, включая и ужасные эксперименты. Дополнительным оправданием было сформулированное Исии Сиро, генерал-лейтенантом медицинской службы, идейным вдохновителем и организатором «Отряда 731», специфическое понимание военной медицины, которая «состоит не только в лечении и превентизации, подлинная военная медицина предназначена для нападения»10.



Между прочим, когда испытуемые воспринимаются как враги, принадлежащие к чужим расовым группам, и когда различие между своей и чужими расовыми группами проводится вполне серьезно, возникает одна специфическая проблема: насколько валидными будут результаты исследований для различных расовых групп? Благодаря экспериментам можно получить биомедицинские знания, направленные на уничтожение врагов, но, строго говоря, без проведения подобных экспериментов на испытуемых, рекрутируемых из популяции «мы», невозможно гарантировать, что эти знания будут применимы для того, чтобы защитить собственный военный персонал.

34 Человек в научном познании: методология и ценности Известно, что в несколько ином контексте эта же проблема обсуждалась и в нацистской Германии. Так, когда «исследователи» решили провести серию экспериментов, которые должны были завершиться смертью испытуемых, первоначально предполагалось использовать в этом качестве цыган. Однако между «исследователями» разгорелась дискуссия по вопросу о том, будут ли данные, полученные в ходе экспериментов на цыганах, применимы к людям арийской расы. Ведь цель этих экспериментов состояла в выяснении того, в каких условиях окажутся пилоты (под которыми, конечно же, подразумевались арийцы) истребителей, поднимающихся на большие высоты. В конце концов решение пришлось принимать Гиммлеру, который распорядился таким образом, что данные, полученные при экспериментах на цыганах, вполне могут быть применены и к арийцам.

В нашем же случае речь шла о том, чтобы определить поражающий эффект бактериологического оружия применительно к разным человеческим популяциям. В качестве испытуемых использовались и русские, и китайцы, и американцы, и монголы и т.д.

Исследователей интересовали по сути дела знания о реакциях различных биологических организмов, в том числе различающихся по популяционным характеристикам, на те или иные воздействия.

С этой целью испытуемых заражали бактериями определенных заболеваний. При этом создавалась ситуация, когда удавалось снять моральные барьеры, которые в обычных, не «экспериментальных»

условиях препятствуют получению знаний о том, как ведёт себя человеческий организм, если он поражается бактериями, какие количества бактерий и каким образом вводить в организм для того, чтобы вызвать наиболее тяжелые поражения и разрушения.

В использовании всех до сих пор названных критериев для различения между «мы» и «они» (сюда же можно добавить и приписывание к категории «они» пленных, преступников и т.д.) нет ничего специфичного. Подлинно уникальным и заслуживающим оценки в качестве важного социально-психологического изобретения является применение для обозначения испытуемых уже упоминавшейся категории «марута». Здесь мы имеем поразительный пример социального конструирования. Благодаря этому изобретению возникли новые существа, новые объекты. Они обладали некоторыми общими свойствами с людьми, но не воспринимались как люди в подлинном смысле слова, они были не-совсем-людьми.

По свидетельству одного из подсудимых на Хабаровском процессе, генерал-майора медицинской службы Кавасима Киоси, подопытные назывались «бревнами» «в целях конспирации»11.

Представляется, впрочем, что конспирация была отнюдь не единственной причиной. С.Моримура отмечает, что один из офицеров, работавших в «Отряде 731», сказал ему: «Мы не сомневались, что ведем эту войну для того, чтобы бедная Япония стала богатой, чтобы способствовать миру в Азии... Мы считали, что “бревна” не люди, что они даже ниже скотов. Среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хотя бы сколько-нибудь сочувствовал “бревнам”. Все: и военнослужащие, и вольнонаемные отряда – считали, что истребление “бревен” – дело совершенно естественное»12.

Здесь, как мы видим, акцентируется «нечеловеческая» природа испытуемых – они воспринимаются как не более чем неодушевленный материал для исследований. Вполне можно согласиться с тем, что использование термина «марута» обеспечивает психологическую защиту исследователей и персонала. Х.Акияма, который служил солдатом в «Отряде 731», вспоминал впоследствии, что только по прошествии определенного времени и вследствие эмоционального привыкания он стал индифферентным по отношению к страданиям тех, кого он привык воспринимать в качестве «бревен»13.

Но наряду с психоэмоциональным эта «марута-технология»

имела и социальный смысл. В каком-то отдельном случае было бы весьма затруднительно воспринимать человеческое существо в качестве бревна. Если, однако, кого-то и тех, кто его окружает будут снова и снова побуждать согласиться с такой идентификацией, в какойто момент он начнет соглашаться с тем, что это действительно так.

Применение «марута-технологии» давало двусторонний эффект. Во-первых, зло, в данном случае – жестокие эксперименты на людях, когда оно совершается систематически, принимает вид обычной, рутинной практики, чего-то заурядного, что не может вызвать такие глубокие чувства, как отвращение. Говоря словами Х.Арендт, зло становится банальностью14. Во-вторых, «марутатехнология» оказалась эффективной в качестве технологии дегуманизации. Выяснилось, что некоторые биомедицинские эксперименты на людях можно проводить только тогда, когда исследователи перестают видеть в них людей.

36 Человек в научном познании: методология и ценности Моримура проводит такое весьма значимое сопоставление: «В жандармерии, до отправки в отряд, каким бы жестоким допросам их ни подвергали, они (пленники – Б.Ю) все же были людьми, у которых был язык и которые должны были говорить. Но с того времени, как эти люди попадали в отряд, они становились всего лишь подопытным материалом – “бревнами”…»15.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |
 



Похожие работы:

«Предисловие Александр Сергеевич Панарин – самый яркий политический философ современной России ушел из жизни в сентябре 2003 года. В разгар избирательной кампании его безвременной кончины многие не заметили – особенно среди тех единомышленников ученого, которые бились за будущее России против партий эпохи ельцинизма. Немногие узнали о смерти ученого из вскользь прозвучавшего объявления по телевидению. Далеко не все, кто должен был, пришли на панихиду. Александр Панарин не увидел первого...»

«А.А. ДАВЫДОВ К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ ОБЩЕСТВО 1 _ ДАВЫДОВ Андрей Александрович – доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН, руководитель научно-исследовательского комитета Теория социальных систем Российского общества социологов. Социология является наукой об обществе, однако, в социологии существуют разнообразные определения понятия общество, основанные на различных принципах и теориях, в частности, социологическом номинализме или социологическом...»

«Сначала я немного расскажу вам об авторе книги Драгоценное ожерелье: краткое изложение концепций буддийских и небуддийских философских школ. Эта книга очень известна в Тибете. Это очень сжатое учение обо всех четырех философских школах, все основные положения включены в этот текст. Постулаты этих школ излагаются здесь на очень высоком уровне, это труд очень высокого качества. Если вы будете изучать философию на основе этого текста, то действительно поймёте, что такое настоящая буддийская...»

«Антонин Яшек НЕКОТОРЫЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ГЕНЕТИКИ (Розмышление над „Генетикой') Последние годы внесли в философскую и вообще в теоретическую работу оздоровление, новый дух, который устранил много традиционных догм. Но все — таки еще остается много неудовлетворительного в решении таких вопросов, каким является например вопрос отношения философии к есте­ ствознанию, вопрос партийности специальных наук и философии и тому подобное. Сотрудничество философов и естествоиспытателей,...»

«‘ИРФАН-Е ‘АМАЛИ Москва Москва Академический Проект ООО Садра Paris, 1986 2013 2013 УДК. ББК. С. Редакционный совет серии: Суфийско-дервишский орден Сафавиййа был основан в Иране А.А. Гусейнов (акад. РАН), В.А. Лекторский (акад. РАН), его Светлостью шейхом Сафи ад-Дином Ардабили1 (650–735 л.х.), изТ.И. Ойзерман (акад. РАН), В.С. Степин (акад. РАН, вестным мистиком 8 века хиджры. Он — основатель династии Сафави председатель совета), П.П. Гайденко (чл.-корр. РАН), В.В. Миронов (чл.-корр. РАН),...»

«Н.О. Лосский Учение о перевоплощении По книге Учение о перевоплощении. Интуитивизм. Издательская группа Прогресс, Москва, 1992. СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава первая. Иерархический персонализм 1. Персонализм 2. Субстанциальный деятель 3. Абстрактное и конкретно-идеальное бытие 4. Целестремительность. Панвитализм 5. Единосущие субстанциальных деятелей 6. Бог 7. Знание как интуиция 8. Царство Божие 9. Свобода воли 10. Эгоистическое царство бытия Глава вторая. Происхождение человека из низших ступеней...»

«И УК ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЯ, БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЯ БГ И КНИГОВЕДЕНИЯ Учебно-методический комплекс для второй ступени высшего образования по специальности 1 – 23 80 01 Й библиотековедение, библиография и книговедение РИ ТО ЗИ Леончиков Василий Емельянович, доктор пед. наук, профессор О Касап Вера Александровна, канд. пед. П наук, профессор РЕ Стрижонок Ирина Михайловна, доцент Минск 2010 1 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА (зацверджана пратакол №5 ад 22.12.2008) ВВЕДЕНИЕ Учебная...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.