WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |

«BIOETHICS AND HUMANITARIAN EXPERTISE: Complex Human Studies. Problems of Virtualistics Volume 3 Moscow 2009 Российская Академия Наук Институт философии БИОЭТИКА И ...»

-- [ Страница 16 ] --

степени свободы, предоставляемые ребенку, возможность защиты своих прав, понимание законов и правил, стоящих выше и ученика, и учителя, – не в меньшей степени формирует установки, впоследствии способные повлиять на всю его взрослую жизнь. Влияние взрослых, вовлеченных в жизнь детского коллектива, сложно переоценить: можно в достаточно большой степени выправить те проблемы, которые дети принесли с собой из своих семей, выявляя и выращивая в них стремление к добру и сотрудничеству.

Следующая ступень социализации – понимание того, что власть это не просто определенные фигуры, облеченные властью, а прежде всего особые правила, нормы, принятые в обществе. Для того чтобы достичь этой ступени, понять, в чем состоит суть общественных институтов, индивиду необходимо пройти длительный и непростой путь личностного развития. Даже многие взрослые люди не вполне понимают, что власть отдельного судьи и власть закона – это не одно и то же. Разумеется, то и дело встречаясь с беззаконием и злоупотреблениями в общественных институтах, можно разувериться в силе и даже самом факте наличия законов, однако человечество стоит (все еще) именно благодаря тому, что существуют законы и стремление их выполнять. Фаталистическое отношение к внешнему миру вообще и к власти в частности весьма свойственно российскому менталитету. Часто можно слышать, как нас всех лишают права судить и решать. Однако у любой медали есть обратная сторона. Если оставить все как есть и не менять ничего ни в своем окружении, ни в мировоззрении, то означает:

следует принять факт, что тем самым мы просто стремимся избавиться от ответственности, от труда судить и решать.

Даже изучив причины наших проблем с властью и осознав всю глубину психических травм, полученных когда-то, наивно ожидать, что все образуется само собой, без каких-то серьезных усилий по осознанию того факта, что человек постоянно вносит свой собственный вклад в создание структур власти в обществе.

Помещая другого в высокое и центральное место в нашей социальной панораме, мы сами подготавливаем себя к тому, чтобы подчиниться и тем самым лишить себя даже тех прав, которые у нас никто не собирался отнимать. Обычно сила и мощь власти зависит не только от носителя авторитета, но и от глубины чувства покорности и готовности подчиниться и противоположной стороны.

Человек является жертвой только своих собственных социальных структур, в то время как эти структуры легко изменить и эти изменения в его власти. Не случайно общества, находящиеся в состоянии войны, осуждают интеллектуальный анализ врага: размышление является по сути некой подрывной деятельностью, так как подвергает сомнению не только объект исследования, но и все наше восприятие действительности. А понять не только причины, но и саму суть наших проблем с властью, осознать, как мы продолжаем создавать эти проблемы сами, – значит сделать первый шаг к преодолению их.

Миллер А. Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я / Пер. с нем.

М., 2001.

Miller A. For Your Own Good: Hidden Cruelty in Child-Rearing and the Roots of Violence / Translated by Hildegard and Hunter Hannum Farrar – Straus – Giroux.

N. Y., 2002.

Грэтч А. Как правильно читать слова и мысли мужчин. М., 2004. С. 278.

ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ

ГУМАНИТАРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

И.Т.Фролов о философских основаниях Институт гуманитарной экспертизы пока ещё не стал привычным в нашей стране. Однако всё больше усиливается осознание того, что реализация любого крупного производственноэкономического или социального проекта не должна вестись без учёта «человеческого фактора». Осознание того, что, вмешиваясь в природу или «перестраивая» человека, следует иметь в виду не только прямые и ближайшие, но и косвенные и отдалённые последствия. Сказываются эти последствия всегда в конечном счёте на человеке. Можно вспомнить примеры, когда апелляция к гуманитарному аспекту помогла остановить развёртывание вредных производств. Параллельно этой практике складывается теория и методика гуманитарной экспертизы.

Осмысление теоретических вопросов гуманитарной экспертизы – одна из задач Сектора гуманитарных экспертиз и биоэтики, созданного в 2005 г. в Институте философии РАН. Сектор работает в рамках Отдела комплексных проблем изучения человека, то есть бывшего Института человека РАН, созданного в 1991 г.

академиком И.Т.Фроловым и просуществовавшего до 2004 г.1.

Само представление о гуманитарной экспертизе как одном из обязательных измерений социальной практики вводилось именно в работах И.Т.Фролова. Поэтому для дальнейшего развития процедур гуманитарной экспертизы полезным будет обратиться к её истокам и проследить, как складывалась её теория и практика в работах И.Т.Фролова.

Начало систематического исследования И.Т.Фроловым гуманитарных аспектов научно-технического прогресса можно датировать 1970 г. И до этого вопросы науки и её воздействия на человека интересовали И.Т.Фролова, но он в большей степени был сосредоточен на философских и методологических проблемах биологии и генетики. И именно осмысление проблем генетики вывело И.Т.Фролова на проблему адаптации человека к им же создаваемому миру и, более того, к себе самому, преобразованному воздействием научно-технического прогресса.

В 1970 г. И.Т.Фролов выступал на научной конференции в Чехословакии, посвящённой научно-технической революции и её социальным аспектам. В его архиве сохранились наброски тезисов этого выступления, где он сформулировал ряд положений, из которых потом выросло несколько направлений научных исследований в нашей стране: глобалистика, биоэтика, гуманитарная экспертиза.



Процитируем некоторые фрагменты этой записи.

«Человек становится объектом НТР, которая обслуживает его, но он не может быть никогда объектом манипулирования:

социального, биологического – генетического (неоевгеника, эксперименты на человеке, фабрикация элиты). Человек уникален как личность. Решающее здесь – социальные факторы. “Социологизация” науки – всё большее утверждение её как социального института общества, а не чистого, изолированного инструмента познания… Наука и учёные всё больше вынуждены сегодня видеть общественные последствия результатов своей деятельности, остро осознавать свою социальную ответственность, не считая, что их дело – производить знания, а то, как они будут использованы, – безразлично… Существенное назначение науки – служить человеку, его всестороннему и свободному развитию.

Наука всё больше обращается к человеку, и её результаты имеют влияние на его жизнь. Генетическая (генная) инженерия (лечение наследственных заболеваний) – как и до каких пределов возможно вмешательство…».

Цитированные фрагменты позволяют высветить философские истоки позиции И.Т.Фролова. Они восходят к категорическому императиву Канта, к идее о том, что в человеческой деятельности 88 И.Т.Фролов о философских основаниях гуманитарной экспертизы всякий человек никогда не может быть рассматриваем как средство, но всегда как самоцель. Кант вообще был тем философом, кто был наиболее близок духовному строю И.Т.Фролова и к мыслям которого он неоднократно возвращался. В наибольшей степени это влияние сказалось при осмыслении И.Т.Фроловым природы познания и в формулировании идеи социально-этических регулятивов познания.

Естествоиспытатель в отличие от философа не всегда может определить качественную грань между иными объектами своих исследований и человеком, поскольку ведёт познавательный поиск под специфически определённым углом зрения, для которого вопросами общего порядка, казалось бы, можно пренебречь. Далеко ещё не решён вопрос, что вообще такое человек, но при этом человек считает себя вправе осуществлять направленное воздействие на свою человеческую природу. Осознание опасностей, которые могут отсюда проистекать, должно приводить к поиску инструментов защиты человека от себя самого.

Впервые для широкой аудитории И.Т.Фролов изложил эти идеи в докладе на XV Всемирном философском конгрессе, состоявшемся в сентябре 1973 г. в Варне (Болгария). Основные положения доклада были сформулированы И.Т.Фроловым в статье «Современная наука и гуманизм», опубликованной в журнале «Вопросы философии»2. И.Т.Фролов считал необходимым осмысливать научно-технический прогресс в контексте его человеческого предназначения. Он обращал внимание на то, что современная стадия научно-технического прогресса, на которой лидером стала биология, преобразует не только природу, но и самого человека, воздействует на его образ жизни и на его физиологию. Возрастает взаимозависимость человека и преобразуемой им природы, складывается комплекс, названный В.И.Вернадским ноосферой. Всё более усиливаются и возможности человека по направленному изменению не только внешней, но и своей собственной природы, и сопряжённые с этим опасности для человека и человечества.

Поэтому в дотоле невиданном масштабе встаёт проблема человека, связанная с насущной необходимостью овладения им своими развившимися возможностями, гармонизации научнотехнического и социального прогресса, преодоления отчуждения.

«Перейдёт ли “век биологии” в “век антропологии”? – ставит вопрос Иван Тимофеевич. – Что необходимо сделать, чтобы это стало возможным?».

И.Т.Фролов вычленяет совпадение гуманистических целей науки и общественного развития в качестве мировоззренческого и методологического принципа, реализация которого зависит, однако, от конкретных социально-исторических условий. В числе их он выдвигает новаторскую для того времени идею «гуманитарной экспертизы», ещё, правда, не вводя прямо этот термин.

После Чернобыля и Арала, проектов «поворота рек» и тому подобных социоантропогенных бедствий такая постановка вопроса начала казаться само собой разумеющейся. Но в начале 1970х гг., когда ещё были сильны традиции «строить любой ценой», помыслить не о технической или, так сказать, политической, а о какой-то там гуманитарной экспертизе народнохозяйственных проектов – для этого надо было обладать интеллектуальным мужеством и гуманистически направленной волей к будущему.

И.Т.Фролов писал: «Сегодня все меры по развитию народного хозяйства, развёртыванию строительства, подъёму культуры, организации общественной жизни должны так или иначе включать в себя в качестве органического элемента проблемы человека, его возможностей и запросов, его развития в условиях, когда становится возможным раскрытие подлинного богатства человеческой природы»3. Не развитие производства, как то было как при капитализме, так и при советской исторической форме социализма, а развитие человека должно быть социальным приоритетом.

Считая необходимым синтез науки и гуманизма, И.Т.Фролов определял и задачи философского познания человека. Он выдвигал идею «общей антропологии», которая преодолела бы существующий дуализм философской антропологии и изучения человека конкретными науками. Философия формулирует мировоззренческие и методологические принципы изучения человека. Но эти принципы, подчёркивал он, не смогут работать, если «не будут рассматриваться (как это зачастую и делается во многих философских работах, опирающихся лишь на историко-философский материал) с учётом особенностей их действия в отдельных науках и в решении специфических проблем гуманизма: соотношения 90 И.Т.Фролов о философских основаниях гуманитарной экспертизы социальных и биологических факторов развития человека в “век биологии”, возможностей и пределов медицинской и генетической инженерии, экологии человека и т.п.»4.

Всякое серьёзное продвижение науки сегодня прямо затрагивает существование человека и его будущее. Возникающие здесь эффекты и влияния в поле зрения естествоиспытателей не входят.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |