WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 42 |

«BIOETHICS AND HUMANITARIAN EXPERTISE: Complex Human Studies. Problems of Virtualistics Volume 3 Moscow 2009 Российская Академия Наук Институт философии БИОЭТИКА И ...»

-- [ Страница 12 ] --

Обращу внимание: возможность осуществить свою цель налична для разума лишь в том случае, если он удерживает само осуществление всеобщих определений природы в статусе возможности предоставления3. Если они не просто есть, но лишь могут сбыться в зависимости от того, предоставит такую возможность разум или нет, и в какой форме он ее предоставит. К примеру, законы Ома или Ампера всеобщи. Они есть вне зависимости от наличия или отсутствия представляющего субъекта. Однако разум может предоставить возможность природе реализовать себя в соответствии с ними так, что получится в одном случае лампочка, в другом – рефлектор для обогрева жилища. Почти по Аристотелю, знания в форме законов природы определяют не форму того, что есть, а лишь материю и потенцию – область возможных про-изводящих актуализаций, неопределенную в отношении цели производительную мощь природы. Относительно изобретений культуры это рассуждение должно быть понятно. Но и неклассическая наука (в смысле В.С.Степина), обнаружив зависимость того, что наблюдается, от «прибора» и «языка», осуществила радикальный сдвиг, осмыслив бытие как бытие в возможности.

В медицине мы имеем ситуацию, при которой цель разума на первый взгляд совпадает с целью природы. Врач, казалось бы, ничего не изобретает нового – просто возвращает жизнь тела в ее естественное русло протекания. Однако его вмешательство оправдано лишь в том случае, когда сама природа тела в силу естественно разворачивающихся событий вернуться к своей истинной форме не может. Здесь-то и возникает нужда в помощи. Причем осоВрачевание как власть (абрис проблемы) знается она путем сравнения наличного страдательного состояния с некоторым эталоном нормальности. В одной из своих работ я попытался показать, что базисный для медицины анатомический эталон нормального человеческого тела был в буквальном смысле сконструирован художниками эпохи Возрождения на основе пифагорейских пропорций4. Господствующее в современных разделах медицины представление о норме как среднестатистическом значении является также относительно недавним изобретением, имеющим под собой вполне конкретные метафизические предпосылки. В свою очередь то обстоятельство, что статистика, являющаяся источником современного типа нормативности, еще очень плохо преподается в медицинских вузах, свидетельствует о переходном этапе становления идеи нормы в клинической медицине.

«Клиническое мышление» качественно отличается от современного технологически ориентированного мышления, стандарты которого представлены в движении «доказательной медицины». Ниже об этом вопросе будет сказано больше.

В любом случае мне важно было подчеркнуть, что хотя медицина и ставит задачу восстановления утраченной естественной целостности тела, но саму идею целого она в каждый исторический период изобретает заново. Именно поэтому врачевание как род деятельности не выпадает из остальных родов деятельности и к нему вполне возможно применить идею хитрости разума в качестве основы его (врачевания) власти как могущества. Транслируя эталоны нормальности в общество, она формирует соответствующую сеть потребностей (крепежных узлов власти), в которую попадает практически каждый современный человек. Это с одной стороны, и об этом сказано достаточно. С другой – она проясняет в некотором знании необходимую для хитрости разума онтологическую дистанцию между есть и может быть, между сущим и должным. Именно этот онтологический зазор и раскрывает саму возможность опосредования (заставления), лежащую в основе человеческого могу-щества и подчиняющего принуждения конкретного действия. В действии бытие человека выступает не просто как бытие возможностей, но прежде всего как производительная мощь самого бытия.

Человек знающий обладает онтологической привилегией предоставлять производительной мощи бытия реализоваться в той или иной форме. Поэтому в зависимости от типа знания сам характер могущества может быть различным. Схематично выделю три типа знания, определяющих характер врачевания, соотнеся их с тремя типами доминирования по Максу Веберу. Знание может существовать как миф, традиция и как собственно рациональное знание.

Миф – это запечатлённая в формах исторически специфичных языков культуры непосредственная, неосознаваемая, жизненнопрактическая способность людей узнавать, именовать и преобразовывать предметы окружающего мира и собственные жизненные ситуации. Миф представляет собой род знания, обеспечивающий самоочевидность всего непосредственно данного, того, что Гуссерль включил в понятие жизненного мира. Он придаёт первичную, базисную культурную оформленность всем проявлениям человеческой жизни, в том числе и тому, как человек субъективно переживает факт заболевания и какие поведенческие стереотипы им неосознаваемо при этом воспроизводятся. Человек приобретает мифологическое знание незаметно для себя с первых до последних дней жизни через общение и совместную деятельность с другими. Оно задает фундаментальные антропологические различия:

свое – чужое; угрожающее – защищающее; больное – здоровое;

запретное – разрешенное; плохое – хорошее; злое – доброе; публичное как открытое (для зрения и обсуждения) и частное (прячущееся и умалчиваемое).

На уровне мифа закладывается фундаментальное антропологическое различие между «сделал» и «сделалось» – произвольным движением и непроизвольным, между телом и душой5. Именно данное различие формирует предмет медицинского вмешательства – телесное страдание. Медицина изучает человека в качестве «тела», т.е. такой реальности, в которой события детерминированы естественными природными причинами. Разные культуры имеют различную эмпирическую границу между душой и телом.



Культурная обусловленность этого различия во всей своей очевидности проявляется в психосоматических феноменах. Однако в любом случае мифологическое знание является общим основанием взаимодействия врачей и пациентов. Создает их общий жизненный мир. Проясняет некоторые архетипические формы взаимодействия в качестве неосознаваемых и поэтому естественных ритуалов взаимодействия.

66 Врачевание как власть (абрис проблемы) Традиционное знание, многое впитывая из сферы мифа, характеризуется своей осознанностью. Но осознание это радикально иного типа, чем то, которое непосредственно воплощает в себе идеалы научной объективности. Оно традиционно (если учесть латинскую этимологию слова традиция) передается из рук в руки – от учителя к ученику, от профессора к студенту или ассистенту.

В сфере искусства этот тип трансляции знания не как информации, а как практического умения неслучайно именуется «мастеркласс». В философии Хайдеггера он обозначен как подручное знание. Прагматизм именует его знанием-умением. Майкл Полани назвал его личностным знанием. В медицине традиционное знание образует фундамент профессионального врачебного знания.

В процессе обучения студенты-медики приобретают навыки узнавать симптомы болезней, оценивать степень тяжести состояния больного, выбирать и проводить врачебные манипуляции под руководством учителей так же, как дети приобретают навыки распознавать кошек и собак, ездить на велосипеде, играть в футбол, писать и читать и т.д. под руководством взрослых. Приобрести подобного рода знание можно только через соучастие в диагностических и лечебных процедурах, подражая действию опытного учителя-медика. Подобного рода знание принципиально не может быть превращено в последовательность знаков (к примеру, слов), поскольку сферой его объективации является не овнешненная в знаках речь, а знающая и могущая действовать тренированная плоть профессионала-медика. Как писал один из ведущих нейрофизиологов Карл Прибрам о специфике клинического мышления и принятия решения профессионалами, «решения принимаются не в результате пошагового анализа информации, а голографически (т.е. в виде целостного образа), схватывая корреляцию и констелляцию множества аспектов ситуации»6.

Поскольку традиционное знание-умение неотделимо от личности врача, в буквальном смысле воплощено в нем, то его действие (врачевание) носит личный характер оказания помощи страдающему человеку. Более того, он узнает в качестве предмета своего действия не просто тело, подчиняющееся природным законам, но плоть другого человека, в которой этот другой в свой черед воплощен как личность. Патернализм составляет основу традиционного типа взаимодействия врачей и пациентов не потому, что он был когда-то доминирующей формой знания, а потому что есть и еще долго будет, вырастая на почве особого опыта личного приобщения к мастерству врачевания и личностного отношения к пациенту.

Третья форма знания соответствует стандартам научной объективности. Объективное знание не зависит от личности того, кто его получил. Оно опирается на идеалы статистической достоверности и в принципе может свободно транслироваться от одного профессионала к другому. Благодаря научному отношению к реальности врач видит в пациенте прежде всего объект манипуляций, некий сломавшийся биологический механизм. Целью врачевания оказывается исправление подобного рода поломки. Знание законов физиологии, биохимии, патологии, социальной гигиены и истин других медицинских наук образует основание врачебного могущества. Если первые две формы знание обосновывали врачевание как ритуал и помощь, то третий удобней всего назвать процедурой, т.е.

квазитехнической манипуляцией с обезличенным телом.

С данной точки зрения современное врачевание представляет собой сложное сочетание ритуала, помощи и процедуры. Соответствующим образом структурируются и отношения власти. Они, во-первых, оказываются всегда уже данными как неосознаваемые, ритуально воспроизводимые предпосылки, а человек обнаруживает себя всегда уже вписанным в них. Во-вторых, традиционно (со ссылкой на авторитет мастера) осознаваемые и устанавливаемые за счет понимания необходимости отношения подчинения и доминирования. И, в-третьих, врачевание разворачивается в систему рационального администрирования – дисциплинарной власти (или биовласти) по Фуко.

Выделенные типы власти как могущества вполне соответствуют трем типам доминирования в известной схеме Макса Вебера.

Харизматическая власть – власть, основанная на вере в сверхъестественные свойства или качества субъекта (обычно индивида), которые непосредственно эмоционально, т.е. без осознания, принуждают других субъектов к подчинению и исполнению его воли. Примеры: вождь – толпа, гипнотизёр – гипнотизируемый. Любое действительное врачевание суггестивно, если обращается как к началу к неосознаваемой (на поверхности – само собой разумеющейся) стихийной продуктивности индивидуальной и коллективной жизни.

68 Врачевание как власть (абрис проблемы) Традиционная власть – власть, основанная на исторически сложившихся, осознаваемых обычаях господства и подчинения, руководства и исполнения чужой воли. Патерналистские структуры врачевания – самый характерный пример.

Рациональная власть – власть, основывающаяся на законах или иных нормативах, являющихся результатом соглашения между рационально действующими субъектами, преследующими свои частные или групповые интересы. Рациональная власть осуществляется в структурах административного управления, элементами которого являются стандартизированные, рационально обоснованные методы диагностики, профилактики и лечения, в нашей стране утверждаемые специальными приказами Министерства здравоохранения… Рассмотрев архитектонику врачебной власти как могу-щества, основанного на неоднородном каркасе знаний, можно перейти к врачеванию как особого рода действию, в котором все выше описанные аспекты власти находят свою реализацию.

Внешний, выходящий за рамки осознания каркас врачебного действия создает мифологический  архетип  инициации  –  путешествия в мир смерти в поисках истины для обретения власти. Смерть заставляется истиной. Небытие при этом предстает как особого рода мир, к которому причастен врачующий.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 42 |