WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 108 | 109 ||

«VI Российский философский конгресс Философия в современном мире: диалог мировоззрений Материалы (Нижний Новгород, 27–30 июня 2012 г.) Том II Нижний Новгород Издательство ...»

-- [ Страница 110 ] --

Для повышения гуманистической ценности современного спорта в системе международных отношений предлагается повышение уровня спортивно-гуманистической и олимпийской образованности всех субъектов международного спорта – спортсменов, тренеров, руководителей спортивных организаций, зрителей и т.д.. Цель этой работы усматривают в том, чтобы более полно и глубоко ознакомить спортсменов, тренеров, организаторов спортивных соревнований с гуманистическими идеалами и ценностями, разъяснить их смысл и значение в сфере международного спорта.

Хотя разъяснение и пропаганда принципов Фэйр Плэй, гуманистических идеалов мира и дружбы между народами, разностороннего и гармоничного развития личности и др. имеют важное значение, но сами по себе вряд ли способны устранить антигуманные явления в области современного международного спорта. Нельзя не учитывать существенное влияние объективных факторов на ценностные ориентации и поведение людей.

К числу таких факторов относятся:

• общая ситуация социально-экономического и политического развития общества, система принятых здесь ценностей, норм и образцов поведения, • используемый в современном спорте способ организации соперничества, который развивает у спортсменов желание победить любой ценой (даже за счет здоровья, одностороннего развития, агрессивного поведения, нарушения нравственных принципов), продемонстрировать свое превосходство над другими, завоевать ценные призы, награды, получить другие связанные с победой материальные блага, приобрести славу и т.д.

Инициативные физкультурно-спортивные объединения как социальное пространство Enterprising physical-sporting unions as social spase of self-realization Южноукраинский национальный педагогический университет имени К.Д.Ушинского, Спорт – особая часть обширной и многообразной сферы физической культуры общества, при этом в спорте можно выделить, как минимум, два направления: спорт высших достижений (профессиональный) и спорт как двигательная соревновательная активность индивидов (инстинкт соперничества). В данном исследовании нас интересует именно общественный смысл и социальные функции второго направления. Игровая соревновательная природа спорта обеспечивает его непреходящую притягательность для человека. Спорт привлекает людей возможностью реализации различных целей и потребностей.

Один из насущных вопросов современного виртуализированного мира – это вопрос социального пространства, где человек в реальном живом общении может «измерить» себя в сравнении с другими людьми, где он может проявить свою сущность. Такого рода социальную общность можно охарактеризовать как малая группа, которая понимается как немногочисленная по составу группа, члены которой объединены общей социальной деятельностью и находятся в непосредственном личном общении. Наш активный интерес к малым группам определяется, прежде всего, предметной природой самих малых групп, в которых включенность индивида в окружающий мир с самых ранневозрастных контактов очевидна, отслеживаема, наблюдаема. Результаты внутригрупповых контактов-взаимодействий, трансформация поведенческого плана доступны для изучения и оценки.

Из всего разнообразия малых групп в круг наших интересов попадают группы, которые можно охарактеризовать как инициативные физкультурно-спортивные объединения. Эти объединения образуются по инициативе самих участников на основе интереса к двигательно-активному проведению свободного времени. В спортивных сообществах такого рода, единение участников основывается на их общей увлеченности, интересе и стремлении реализовать себя в данном виде деятельности, ценности быть признанным такими же увлеченными людьми и при этом деятельность таких групп должна опираться на мировоззренческую позицию активного выбора индивида.

Олимпизм и обеспечение национальной безопасности Московский государственный университет культуры и искусств, г. Голицыно Развитие олимпийского движения как составной части мировой культуры и культуры мира ставит серьезную и важную проблему, которая в настоящее время еще не нашла должного освещения, но, тем не менее, обретает острую актуальность, а именно необходимость создания специальной системы обеспечения безопасности в сфере спорта. Это, прежде всего, касается сферы олимпийского спорта и спорта высших достижений, то есть крупнейших национальных и международных состязаний. Уже сейчас раздаются угрозы не только со стороны экстремистских организаций и вооруженных бандформирований, но и со стороны некоторых официальных правительственных организаций сопредельных стран относительно проведения Олимпийских игр в Сочи. Поэтому современным специальным службам приходится разрабатывать новые надежные методы обеспечения безопасности при проведении таких состязаний.

Но и без угрозы терроризма обеспечение безопасности спортивных мероприятий представляет чрезвычайную сложность. Во-первых, они сопровождаются волнами миграции, когда в месте их проведения население увеличивается в десятки, а то и сотни раз. К тому же эта гостевая волна имеет повышенную эмоциональность, добрая ее часть экзальтированна, фанатически и агрессивно настроена, что представляет актуальную угрозу в любом отношении.

Во-вторых, международные волны спортивной миграции создают повышенную напряженность для деятельности пограничных органов федеральной службы безопасности. Помимо резко возрастающей нагрузки в чисто формальной организации работы пограничных переходов, кратно умножаются возможности проникновения контрабанды, подрывной литературы, диверсионных материалов. Особенно это касается зимних Олимпийских игр года, которые проводятся в пограничной зоне. Так что здесь не обойтись без существенных инновационных разработок в деле обеспечения пограничной безопасности.



Внедряемые в школу новые образовательные стандарты касаются и спортивных секций.

Реализуя новшества, необходимо учитывать следующее.

Школьный спорт построен по аналогу профессионального спорта, где ребенку необходимо соответствовать жестким требованиям с целью участия в соревнованиях по правилам, в которых не учитываются его индивидуальные особенности и не ставятся задачи воспитания личности. С этой целью проводится отбор, а в процессе занятий – отсев. Фактически, человек является средством, а не целью, что зловеще перекликается с понятием из недавнего прошлого «человек-винтик». «Неспортивные» дети и вовсе оказываются за бортом.

В обществе в целом налицо высокий уровень агрессивности, жестокости, бесчеловечности. Как ни парадоксально, но построенный на принципе конкурентной борьбы спорт сам связан с жестокостью. За так называемым «боевым духом» зачастую прячется агрессия, направленная против соперника, его команды, клуба, а зачастую этнической и государственной принадлежности. Подобная тенденция может привести к навязчивому поиску врагов, виноватых, отличных от себя по какому-либо незначительному или вымышленному признаку. Подобное в нашей истории случалось не раз.

Речь не идет об отмене соревнований, а о более гуманном их использовании. Пример:

спортивный праздник, на котором в дружеской обстановке сопоставления (а не конкурентной борьбы) демонстрируются индивидуальные достижения каждого, особенно моральноэтические качества: благородство, выдержку, уважение к другому. Тем более что методологической основой реализации государственного образовательного стандарта является Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России.

Имеет смысл формировать спортивные объединения с целью приобретения опыта ценностно-окрашенного социального действия. Возможно создание проектов по аналогии с игрой «Зарница», движением «Тимур и его команда», но с более мирной, гуманистической направленностью.

Российский государственный университет физической культуры, спорта и туризма, Философия спорта и телесности человека (ФСТЧ) понимается как научно обоснованная рефлексия (осознание и осмысление) предельных оснований, фундаментальных предпосылок тех форм социального бытия и жизнедеятельности людей, их сознания, культуры, поведения и т.д., которые связаны со спортом и телесностью человека.

Элементы структуры ФСТЧ могут быть выделены по двум основаниям: 1) с точки зрения объектов, изучаемых этой дисциплиной; 2) с точки зрения тех философских проблем, которые она ставит и пытается решить.

По первому основанию она включает в себя три тесно связанных между собой, но все же относительно самостоятельных философских дисциплины:

• философию спорта, • философию физкультурной двигательной деятельности, • философию телесной (физической, соматической) культуры.

Другой комплекс дисциплин может быть выделен в структуре ФСТЧ с учетом того, что философский анализ физкультурно-спортивной деятельности и телесной культуры предполагает постановку и решение философско-мировоззренческих, социально-философских, аксиологических (культурологических, семиотических, эстетических, этических, экологических), гносеологических, онтологических и логико-методологических проблем. К числу таких дисциплин относятся философская антропология/социальная философия спорта, культурология (аксиология) спорта, этика спорта, эстетика спорта, эпистемология (гносеология, логика и методология научного познания) спорта и телесности человека и другие уже сформировавшиеся и еще только формирующиеся философские дисциплины.

Возможны различные парадигмальные основания разработки философских проблем спорта и телесности человека. Позиция автора в этом плане предусматривает при разработке ФСТЧ, постановке и решении соответствующих философских проблем ориентацию в первую очередь на научный подход, принципы и законы диалектики, правила диалектического метода, а также на идеи, идеалы и ценности гуманизма.

Санкт-петербургский государственный университет кино и телевидения, г. Санкт-Петербург Вопрос о соотношении спонтанной экстремальной деятельности и спорта требует дополнительного обсуждения. Прежде всего, следует отметить, что эти два понятия скорее находятся в отношениях пересечения, чем эквивалентности. Спорт повсеместно трактуется как часть физической культуры, в которой главным моментом является соревновательность. Без соревнований спорт не мыслим. Что касается экстрима, то если соревновательность в нем играет роль, то эта роль сугубо второстепенная.

Часто можно услышать рассуждения о том, что экстрималы соревнуются сами с собой. Это правильно, но при этом упускается из вида, что это означает, что у экстремала имеется совсем другая ментальность, как общая духовная настроенность, чем у спортсмена. Экстремал представляет собой раздвоенную личность. Эта личность остро ощущ ает дефицит смыслы своего существования. Этот дефицит и представляет собой результат этой раздвоенности, расхождения индивидуальных и общих смыслов существования индивида. Когда человек начинает соревноваться сам с собой, то это говорит о наличии у него духовной раздвоенности и одновременно о стремлении эту раздвоенность пр еодолеть.

Напротив, можно сказать, что у спортсмена присутствует «избыток» смысла. У него есть единство общей цели положенной в основу соревнования и его личностного бытия и это единство, и является духовной движущей силой его спортивной деятельности. Так, например, хотя самый известный российский путешественник-экстремал Федор Конюхов и является мастером спорта, но он видит основной смысл своих путешествий вне соревновательности.

«Феномен Федора Конюхова» это некоторый почти предельный случай, вместе с тем, очевидно, что у спортсменов и у экстрималов их социальные вектора достаточно сильно рознятся. Спортсмены полностью включены в современный социум и играют в нем значительную роль. Экстрималы же имеют с обществом очень неоднозначные отношения. Большинство людей не понимают смысла их деятельности. Вместе с тем число экстрималов довольно быстро растет и они уже превратились в заметное социальное явление. Все это, требует концептуальной проработки с целью прояснения характера тех духовных проблем, которые порождают экстремальную деятельность.

Национальный государственный Университет физической культуры, спорта и здоровья им. П. Ф. Лесгафта, г. Санкт-Петербург Многозначность спорта, его способность изменять смысл и ценностные ориентации в зависимости от социально-исторического контекста и от поведения участников спортивного действия, отмечается всеми серьезными исследователями и объясняет неоднозначное отношение общества к спорту и физической активности в целом.





Современное российское общество проходит этап формирования новой идеологии и культурной идентификации в сфере спортивной деятельности и на этом поприще испытывает большие трудности.

Трудности объясняются, на наш взгляд, по крайней мере, тремя причинами.

Во-первых, тем, что при огромной популярности спорта в обществе недооценивается серьезность спорта как социального феномена и, главное, недооценивается важность исследований в области философии и социологии спорта.

Вторая причина состоит в том, что спорт как идеал и спорт как реальность очень сильно отличаются, зрители же, в том числе и ученые-гуманитарии, чьи представления были сформирована советской идеологией и героическими образами советских спортсменов, ностальгируют по спорту романтических грез и фантазий и отторгают современные спортивные реалии.

Третья причина – устойчивые стереотипы, существующие в современной педагогической теории спорта, основанные на идеологической ангажированности советского периода, даже на уровне базовых понятий. Например, «любительский спорт», с которым, в сущности, было покончено еще в 80-е годы ХХ века.( В 1981 году. А. Самаранч отказался от идеи любительства, сосредоточившись на определении понятия профессионал, а в 1985 г МОК допустил к участию в Играх официальных профессионалов по хоккею, футболу и теннису).

На сегодняшний день один из самых сложных моментов – это преодолеть сложившиеся стереотипы в характеристике и анализе феномена спорта.

Социокультурные аспекты физкультурной деятельности Social and cultural aspects of athletic activities and athletic training Российский государственный университет физической культуры, спорта и туризма Важнейшее значение для решения актуальной проблемы духовного и физического оздоровления детей и молодежи имеет создание эффективной системы воспитания. Глубокий исследователь, авторитетный педагог-новатор О.С. Газман так писал о задачах воспитательной работы в современной России: «Когда стираются границы между добром и злом, между нравственным и безнравственным, взрослое общество, если оно осознает свою ответственность перед подрастающим поколением, не может оставить его без поддержки и помощи в трудный период самоопределения» [Газман, 1997, С. 45].

В последнее время ситуация начинает меняться в лучшую сторону. Воспитание подрастающего поколения начинает рас¬сматриваться как одна из главных стратегических задач развития современного общества, составляющих основу безопасности страны.

Все большее число специалистов склоняется к выводу о том, что важное место в системе воспитания детей и молодежи (наряду с другими направлениями этой педагогической деятельности) должно занимать физкультурно-спортивное воспитание, основанное на использовании активных, регулярных занятий физкультурой и спортом для решения комплекса педагогических задач. С учетом этой ситуации в Министерстве образования и науки России недавно создан Департамент развития системы физкультурно-спортивного воспитания (директор Департамента – д.п.н., проф. А.Т. Паршиков).

Для эффективной организации физкультурно-спортивного воспитания детей и молодежи в первую очередь должны быть разработаны концептуальные основы этой педагогической деятельности. Имеется в виду теоретический анализ физкультурно-спортивное воспитания, определение его содержания, основных направлений, структуры, целей и задач, места в общей системе воспитания детей и молодежи и т.п. От результатов этого анализа существенным образом зависит ответ на вопрос о формах и методах физкультурно-спортивного воспитания детей и молодежи, а также на другие вопросы, касающиеся этого воспитания.

ФИЛОСОФИЯ, НАУКА, РЕЛИГИЯ В РОССИИ:

ПЕРСПЕКТИВЫ ДИАЛОГА

Сопоставление богословского и научного дискурсов: опыт киевской духовноакадемической библеистики (конец 19 - начало 20 вв.) Comparison of the theological and scientific discourses: the experience of Kiev biblical studies tradition (the late 19th - early 20th centuries) Киево-Могилянская академия, Национальный университет, г. Киев Идейные основания и герменевтические программы библейской науки в Киевской духовной академии ХІХ – начала ХХ ст. определялись внешними и внутренними факторами эволюции духовно-академической культурно-интеллектуальной среды. Анализ исследования и преподавания Священного Писания в КДА в связи с критикой и рецепцией плодов западноевропейской библеистики фокусирует внимание на вопросе, который будучи богословским и библеистическим, оказался актуальным и для т.н. «позитивной» науки.

Речь идет о соотношении научного и богословского компонентов в исследовательской парадигме и соответствующих дискурсов высказывания в изучении и толковании Библии.

Проблема эта явилась в лоне рационалистической библейской исторической критики. Однако она оказалась причастной не только к науке истории, так и к таким богословским дисциплинам, как библейская или церковная история.

Секуляризация и сциентизация культурно значимых сегментов общественного сознания;

снижение авторитета христианской идеологии и церковной морали; распространение социалистического радикализма; потребность в религиозно-богословском и общественнополитическом осмыслении взаимоотношения библейско-христианской и еврейской (иудаизм и сионизм) традиций в начале ХХ ст. породили новый импульс развития библейской апологетики. Актуализированное еще с середины и особенно с последней трети ХІХ ст. под влиянием западной рационалистической библеистики сопоставление научного и богословского дискурсов на этом этапе вылилось в усиление супранатурализма и апологетических мотивов прочтения и толкования Библии – именно как Священного Писания христианской Церкви.

Апологетический мотив рассматривался как определяющий и научные библиологические исследования, и школьное преподавание Библии, и чтение ее для религиозно-морального просвещения. Становление и доминирование апологетической позиции в институциональной структуре киевской академической библеистики считаем важной чертой общей эволюции киевской православной богословской культуры.

Категория сущности как инструмент диалога философии и богословия Essence category as the tool of dialogue of philosophy and divinity Волжская Государственная Академия Водного Транспорта, г. Нижний Новгород 1. Введение Аристотелем определений «первая» и «вторая» сущность означает не просто перечисление видов, но именно взаимное их отношение, рефлексивную связь. Проблема, сформулированная в Стагиритом, это - проблема представления единичного во всеобщем и всеобщего в единичном. Решением проблемы стало введение в философский оборот категорий – особых форм понятийного выражения предмета, концентрирующих его значение и смысл. Категории – способ сказывания о сущем. Таким образом, сущностные определения оказались связанными с определенным действием.

2. Важным моментом в развитии святоотеческой теории следует считать тезис свят.

Афанасия Великого о том, что сущность есть отношение. Хорошо известно, что для христианского монотеизма исключительное значение имеет вопрос об отношении Божественных Ипостасей – личностное отношение Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа. Согласно Иринею Лионскому, отношение Бога-Отца и Бога-Сына строится так: В Сыне – «благоволение, благая воля Отца, Сын есть откровение Отца». Свят. Афанасий Великий конкретизирует:

отношение Отца к Сыну – это отношение силы(потенции) к действительности, энергии.

Святоотеческая теория имеет своим предметом абсолютный субъект, деятельность которого ничем не обусловлена: Отец из любви, т.е. свободно, рождает Сына и посылает Духа.

Итак, источник божественности – в личности Отца. Данное положение, принципиальное для православия, стало совершенно «размытым» в католическом, филиоквистском богословии.

3. Для Гегеля сущность – это то, что «стоит за бытием», иначе – «сущность есть то, что она есть через собственное бесконечное движение бытия». В разделе «Науки Логики», посвященном самой рефлексии, содержится описание е видов. Путь мысли(«чистая абсолютн Существует традиция определять философию как теоретическое мировоззрение. Традиция корректируется исторически и теоретически. Предлагается вариант осознания изменений.

Человек обоснованно рассматривается как деятельное, универсальное и социальное существо, обладающее сознанием и личностными качествами, не выводимыми из социума.

На основании этих предпосылок утверждается, что в его деятельности выделяется особая реальность именуемая миром. Сам мир есть всегда мир человека, представляющий собой реальность, вовлеченную в деятельность человека, существовавшую или существующую до него или без него. Тогда философия определяется как учение о мире в целом. Мир в целом, если использовать некоторые категории, должные впоследствии подвергнуться критике, являет собой органическое единство субъективного и объективного. Между тем в традиции мировоззрение предстает, прежде всего, как совокупность оценок. Тогда философское знание, не подлежит рассмотрению в концепциях истины, философия не есть наука.

В этом пункте понимание предмета философии корректируется. Ее предмет, мир уже не представляется через выраженную в теории «вторичную» реальность, мир, «первичен», трансцендентален, если угодно, а философия – наука. Теперь термин мировоззрение приобретает свой естественный смысл. Мировоззрение и выделяемое в герменевтической методологии бытие как предметы философии оказываются в принципиальном отношении аналогичными.

«Аналогичными» не означает «тождественными». Тем не менее, современная герменевтика может и должна быть используема в качестве методологии философии. Истинным в современной герменевтике, как известно из анализа Г. –Г. Гадамера, может выступать сам предмет, если выявляется его бытие. Подвергнув это рассмотрение определенной трансформации, допустимо в качестве предмета изучения выявлять исторические события, содержание деятельности в их действительности и перспективе. Тогда философское исследование актуализируется как центр нового научного соц.-гуманитарного знания.

Образование и религия в системе государственно-церковных отношений Education and Religion in the system of state-church Relations Кубанский государственный аграрный университет, г. Краснодар Политика в области образования всегда была одним из наиболее важных направлений работы государства. Светское государство стремится законодательными актами предоставить конфессиям равные права осуществлять образовательную деятельность. Однако представители религиозных организаций в борьбе за влияние на общество легко трансформируют религию в идеологию, способствуя клерикализации общества. И если в конце ХХ века впервые появились признаки клерикализма, то в настоящее время это стало реальностю. Под требования обязательного религиозного образования и воспитания в государственной системе образования подведена мощная историческая и культурологическая база.

РПЦ выдвигает на первый план проблему религиозного воспитания как стратегически важную и для церкви, и для государства. Наступление на светское содержание образования особенно усилилось в предвыборный период, когда история и теория религий некоторыми иерархами РПЦ объявляется «вредной», развивающей «индифферентность к вопросам духовной жизни и нравственный релятивизм».

Однако, несмотря на осуществленные уже эксперименты по изучению основ религий, многие специалисты считают, что эта модель неосуществима в силу традиции нетерпимости к иному. Общество пока не выработало убедительных приоритетов не только в решении, но и в постановке этой проблемы. Слаба и противоречива правовая база.

Клерикальные тенденции проявляются и в обсуждении вопроса о соотношении науки и теологии в системе научного знания и образования, вводятся в научный оборот понятия «светская теология», «научная догма», «научный креационизм».

Обязательства государства по обеспечению права на свободный выбор взглядов и убеждений требуют уточнения и конкретизации. В многоконфессиональной России невозможно создать равные возможности для религиозного образования для действующих религиозных организаций. Эффективной может быть только светская модель образования.

Навязывание обществу религии провоцирует протестные настроения среди секулярно ориентированной части молодежи, среди учителей и преподавателей, обостряет межмировоззренческую нетерпимость.

О соотношении идеологии, религии и нравственности About relationship between ideology, religion and moral Красноярский филиал Российского государственного гуманитарного университета, г. Красноярск Проблема соотношения идеологии, религии и нравственности - одна из сложнейших проблем всего цивилизованного мира от древности до наших дней. Исторически взаимоотношение идеологии и религии изменялось. В первобытно-общинном обществе идеология и религия были тождественны. В рабовладельческом обществе философия начинает конкурировать с религией в области идеологии, однако роль религии остается очень значительной. В средние века религия, обогащенная философскими приобретениями, опять становится доминирующей в идеологии. При этом религия присваивает себе роль единственного хранителя и распространителя нравственности среди людей. На самом деле это есть обман и лицемерие.

В церкви также как во всяком государстве появляется, как сейчас принято говорить, двойной стандарт. Требование к рядовым людям, к большинству – одни, требования к элите, к власть имущим - другие. Причем это тщательно скрывается от большинства, но по сути дела церковь становится лицемерной организацией, враждебной всякому свободомыслию, преследующей всех творческих людей – ученых, писателей, художников, поэтов, музыкантов.

Религия — церковь, претендуя на роль единственного носителя нравственных ценностей в обществе, что в корне неверно, просто лживо, насаждает также и ложные мировоззренческие принципы и установки (творение из ничего, сотворение мира в течение недели, вочеловечение и воскресение, непорочное зачатие и т.д.). Нравственное воспитание людей должно осуществляться на принципах, выработанных в гуманистической философии.

Если общество найдет в себе силы пойти по пути очищения себя от лицемерия, лжи, «законного» обогащения одних людей за счет других, религия (церковь), с ее многовековым опытом «работы» с людьми, с огромным интеллектуальным потенциалом ее активных членов, найдет органические, действенные пути своего реформирования.

National culture and multiculturalism in the context of dialogue realization in Russia Современная Россия как одно из полиэтнических государств особенно остро нуждается в выработке стратегий действенных диалоговых и полилоговых коммуникаций. Сегодня ясно, что устойчивость развития любой страны определяется ее культурным потенциалом, где разнообразие выступает как конкурентное преимущество, становящееся не только источником инновационного потенциала, но и основой культурного и цивилизационного равновесия. Диалог как коммуникация, осуществляемая через сферу общезначимого, основывается на стремлении субъектов к установлению понимания, а также на антииерархичности, то есть, равной значимости субъектов коммуникации. Эти суперпозиции как исходные функции диалога позволяют поставить вопрос о его соотносимости с понятием «мультикультурализм», который означает не «поликультурность» (как звучит перевод-калька этого слова), а позитивную политику, рожденную стремлением поддержать угасающие народности. К сожалению, практика реализации принципа мультикультурализма нарушает принципы демократии, что выражается в принятии компенсационных мер, направленных на нейтрализацию соревновательного превосходства более развитых групп в обществе. Односторонность мультикультурализма стала очевидной и для европейских исследователей и ведущих политиков, которые предложили заменить данную политику на политику ассимиляции. Однако для России, в границах которой насчитывается более ста народов, представляется неприемлемой ни первая, ни вторая культурная стратегия. Реализация первой будет означать ценностное ранжирование народов и народностей, реализация второй может привести к уменьшению культурного разнообразия. Наиболее приемлемой в подобной ситуации представляется политика, которая связана с поддержанием значимости национальной общероссийской культуры.

Несмотря на тезисы об устаревании государства-нации, именно национальная культура объединяет культуры народов и этносов единством истории, языка, символики и формирует единое поле для их коммуникации, в том числе, диалоговой.

Взаимоотношение науки и религии как диалог мировоззрений эпохи глобализации The relationship science and religion as a dialogua of worldviews era globalization Дагестанский государственный университет, г. Махачкала В эпоху глобализации вопросы, связанные с сохранением и развитием современной цивилизации, выживанием человека, определением им своего места в мире выходят на первый план в философских, религиозных, научных исканиях. Многие процессы в истории человечества от века к веку, особенно в переходные периоды перестали поддаваться какому-либо разумному объяснению. Надежда на решение проблем человеческого бытия и общественного развития с помощью науки оказалась поколебленной, ибо многие явления человеческой жизни и мироздания не поддаются научным объяснениям. Традиционное научное познание, развивающееся в границах рационального рассудочного мышления, оказывается неспособным разрешить многие проблемы, начиная с мировоззренческих и заканчивая социальными. Попытки религии ответить на эти вопросы также обречены. Религия все больше используется в корпоративных и политических интересах, а люди становятся фанатиками безумных идей.

Если в XIX в. противопоставляли науки о духе и науки о природе, то в современную эпоху глобальных изменений, интеграций и новых открытий в естествознании, такое противопоставление не только нецелесообразно, но и пагубно. Новая эпоха требует переосмысления вопросов эволюции человека, научной картины мира, его отношения к природе и мирозданию в целом. Возникла проблема поиска новых мировоззренческих ориентиров. В процессе своего развития наука приходит к пониманию, что нельзя однобоко, с крайних позиций, смотреть на жизнь и мироздание. Чтобы понять универсум, мы должны объяснить его в целостности. А целостный подход требует радикальных изменений в методологии, линейной диалектики недостаточно, здесь необходимо пространственное мышление. Они возможны современной постнеклассической науке и синергетической методологии.

Посвящается 190-летию рождения славянского мыслителя Н.Я. Данилевского(1822 – 1885) Гениальный историко-философский труд Николая Яковлевича Данилевского, написанный в Крыму - «Россия и Европа: взгляд на культурные и политические отношения Славянского мира к Германо-Романскому» (1869г.), подтвердил выводы, сделанные мыслителем по Славянскому вопросу: Н.Я. Данилевский блестяще осветил проблемы «России и Славянского мира», и сформулировал главную задачу, стоящую перед Славянством: «Для каждого славянина: русского, чеха, серба, хорвата, словенца, болгара, (желал бы прибавить, и поляка), - после Бога и Его святой Церкви,- идея Славянства должна быть высшею идеей, выше свободы, выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага…».

Н.Я.Данилевский является теоретиком-первооткрывателем цивилизационной парадигмы постижения логики исторического процесса.По его теории «культурно-исторических типов», будущее историческое лидерство - за Славянской культурой, которая придт на смену Европейскому (Германо-Романскому) культурно-историческому типу, «…ибо ни один из культурно-исторических типов не одарн привилегией бесконечно прогрессировать». Мыслитель дал чеканное, как формула, определение Славянской цивилизации: «Славянство есть термин одного порядка с Эллинизмом, Латинством, Европеизмом,- такой же культурноисторический тип». Велика заслуга Н.Я.Данилевского перед Россией, Славянством и наукой благодаря приращению им нового Славянского культурно-исторического типа, который он предназначил имперской православной России, именно ей предрекая лидерство в дальнейшем духовном развитии всего человечества. Славянский мыслитель также предвидел, что суждено будет православному Славянству открыть новую религиозную эпоху мировой истории, духовно объединить и повестú человечество ко Христу, что Россия способна стать устроительницей нового духовного мира, развивая нравственный, политический и экономический идеал народов Славянского культурно-исторического типа. Можно считать «Россию и Европу» историко-философским и духовно-нравственным, на наш взгляд, «Манифестом Славянской идеи», с выявлением эсхатологических (учение о конце времен) и мессианских перспектив об основной миссии славян. Святой преподобный Серафим Саровский пророчески предсказал о союзе братских славянских народов: «Славянские народы в предконечные времена объединятся, сольются в единый народный океан…». В «Послании»

почти 500-летней давности великому князю Московскому Василию III Иоанновичу - сыну Софии Палеолог, - монах-книжник Филофей из Спасо-Елеазаровского псковского монастыря с главным собором во имя Трх Святителей Вселенских написал: « Все христианские царства преидоша в конец и снидошася во едино Царство нашего Государя по пророческим книгам, то есть Российское Царство, - два уво Рима падоша, третий [Русь] стоит, а четвертому не быти!».

У России начала ХХI века остатся не так и много «исторического времени» для осуществления в реальности определнного Божественным Промыслом плана для России. На ум приходит блестящее образное выражение К.Н. Леонтьева (его «метла всесмешения»), который провидчески предрк в 1888 г.: «Если уже нигде на земном шаре невозможен более новый культурно-исторический тип, то вс человечество осуждено сперва на демократическое всесмешение, а потом на медленное вымирание или на внезапную гибель», - то, что и наблюдали мы весь 2011 год с «народными цунами» т.н. «арабской весны», а теперь уже и «вечной арабской зимы»...

Эволюция самоопределения философии в отношении к науке: ХVII-ХХ вв.

Evolution of self-determination of philosophy in the relation to a science: ХVII-ХХ centuries Омский государственный технический университет., г. Омск Одним из способов сущностного самоопределения философии является е соотнесение с другими феноменами культуры, в связи с чем важными и неоднозначно решаемыми в разные периоды являются тесно связанные вопросы о научности самой философии и о специфике е взаимодействия с частнонаучным знанием. Выделение их в ХVIIв. в качестве предмета специального рассмотрения (обусловленное дифференциацией наук, постановкой проблем демаркации и рефлексии над основаниями науки) и его проблематизация позволяют выявить имманентное противоречие самоопределения философии в новоевропейской культуре: философия понималась как необходимое завершение научного познания, и в то же время как нечто иное по сравнению с наукой. Поэтому, хотя магистральной линией решения данного вопроса до ХХв. и являлся сциентизм в форме трактовки философии как эталона научности,в то же время формировались концепции философии как иной формы знания.

Принципиальное изменение их значимости в ХХв. было обусловлено обнаружением ограниченности научного способа познания.

Сохраняющаяся сегодня антиномичность сциентизма и несциентизма в определении статуса философии требует обращения к основаниям постановки данной проблемы с целью рефлексии и коррекции. Таковыми являются: недооценка типологических разл ичий внутри самой философии и сведение образа науки к исторически ограниченному классическому. При обращении к не- и постне- классическим моделям рациональности возможности для оценки философии как науки расширяются, более того, е особенности перекликаются с современными тенденциями трансформации образа науки: некумулятивность, ценностная рациональность и др.

Т.о, что из двух тенденций ХХ в. (противопоставление философии и науки с жесткой демаркацией, с одной стороны, и обоснование необходимости их взаимодействия, предопределенное сущностными чертами обеих – с другой) активнее развивается первая, однако более обоснованной и эвристичной представляется вторая.

Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал) Тюменского государственного университета, г. Нижневартовск Тема толерантности давно и прочно вошла в научный дискурс. Со времен классиков (Дж.

Локка, Вольтера и др.) и вплоть до наших дней (М. Вебер, Э. Фромм, Дж. Ролз, Б. де Жувенель, Л. фон Мизес, Ю. Хабермас) толерантность понимается, прежде всего, как принцип и модель этического поведения. Однако особую остроту она приобрела в связи с вызовами международного терроризма и национального экстремизма в конце XX – начале XXI веков, обусловленными, прибегая к терминологии американского социолога С. Ф. Хантингтона, «цивилизационными разломами».

Эти «разломы» обнажились в силу масштабных трансформационных процессов глобального характера (крушения СССР, «триумфа» западной либеральной идеологии, дезориентации граждан в силу отсутствия «знаний, умений и навыков» народовластия и самостоятельного экономического бытия, формирования доктрины однополярного мира, попытками распространения ценностей западной цивилизации в регионах традиционной культурной ориентации и т. п.).

Таким образом, тема толерантности в науке не нова, но в свете новых социальных реалий необходима рефлексия ее содержания для создания прочных основ бытия мультикультурных обществ, к которым, без сомнения, принадлежит и объединяющее более ста восьмидесяти народов сообщество России.

Важность осмысления концепта толерантности в многонациональных обществах об условлена необходимостью предотвращения самой возможности разжигания межнациональной розни, закрепления в сознании мировоззренческой установки, заключающейся в устойчивом неприятии любых форм экстремизма. Это в первую очередь касается мол одежи – наиболее радикально настроенной части социума. Профилактика, как известно, обходится дешевле лечения.

Естественно, рефлексия содержания идеи толерантности должна начаться в теоретической плоскости и осуществляться научным, прежде всего, философским сообществом. Однако от осознания действительности необходимо двигаться к осознанности действий, к применению полученных результатов на практике. Таково категорическое требование времени.

Диалог как статус пре-бывания человека в мультикультурном пространстве dialogue as a status of residence human in a multicultural space Новосибирский государственный технический университет, г. Новосибирск Пре-бывание человека в мире возможно в двух статусах: 1) объективирующий субъект, 2) субъектность, становящаяся через диалог с другой субъектностью. Первый статус отражает «философия систематизирующая» (Р. Рорти), которая отвечает запросам человека, стремящегося управлять происходящим и активно изменять действительность. Это философия ставшего, понятного, пассивного универсума. Второй статус отражен в «философии просвещающей» (Р. Рорти), к каковой относится и философия диалога. Диалог необходим человеку, чувствующему и понимающему незавершенность бытия, в том числе и своего собственного. Эти статусы составляют единство и противоречие пре-бывания человека в мире.

В современном философском, научном, политическом дискурсе понятие «диалог» становится чрезвычайно популярным, что вполне объясняется изменением типа рациональности:

на смену монистической онтологии классики пришел плюрализм постмодернизма. Понятие получает различные содержательные интерпретации, которые могут быть сведены к трем ключевым смыслам: 1) как способ пребывания человека-в-мире, через бесконечное «самодостраиваивание» себя через Другого (онтологический смысл); 2) как метод познания в диалектической методологии (гносеологический смысл); 3) как техника взаимодействия в социальных коммуникациях (инструментальный смысл). Как техника взаимодействия диалог легко может потерять свою аксиологическую составляющую, если становится инструментом объективирующего субъекта. В результате становится невозможной реализация тех смыслов (онтологического и гносеологического), о которых, собственно, и идет речь в философии диалога.

Мультикультурализм, как признание правомерности различных форм культурной инаковости, продуктивен лишь когда строится на диалоге в онтологическом и гносеологическом смыслах, когда признание Другого является ценностью и необходимым условием самодостраивания.

Онтология и этика: на пути к взаимодействию религиозного Ontology and Ethics: Towards interaction of religious and scientific approaches Новое время – эпоха смены представлений об истине. Теоцентрический подход к истине (патристика) основывается на представлении о двойственности жизненного пути (учение о двух путях). Поиск истины сосредотачивается во внутренней сфере сознания, обращенной к божественной реальности. В эпоху схоластики систематизируется представление о соотношении двух миров. Н. Кузанский находит точку соприкосновения двух миров в математических объектах. Для Р. Декарта математическая символика – прямой путь постижения объективности материальных объектов физического мира. Рациоцентрическая научная истина явилась гносеологической категорией свободной от непостоянства нравственного фактора.

При этом признавалось соответствие между теоретическими объектами и эмпирической реальностью. Однако открытие неевклидовых геометрий и возникновение неклассики проблематизировало этот принцип. Классика считается частным случаем неклассики. Но признавая, что мы изучаем реальный мир, а не воображаемый мы вынуждены утверждать о многомерности реального мира, имеющего свойства несовместимых геометрических моделей.

В созвучии с этим выводом Б.В. Раушенбах считает, что перцептивные способности человека могут воспринимать мир в соответствии, как с евклидовой, так и неевклидовыми традициями, характерными для двух различных систем перспективы. Для П.А. Флоренского этический фактор - условие альтернативного выбора образов восприятия мира. И если древности и средневековью свойственно ставить в центр бытия реальность со свойственной отсюда обратно перспективной моделью, то для Нового времени характерна антропоцентическая модель деонтологизирующая реальность. Следствие этого – экологический кризис современности, актуализирующий необходимость нравственного отношения к реальности.

К вопросу о свободе воли как фактору конституирующему онтологию обращается А.А.

Гриб в связи с исследованием парадоксальных феноменов микромира. Таким образом, этический фактор имеет важное значение для научной онтологии.

Курганский государственный университет, г. Курган В классической философии существование человека определялось преимущественно через его разумность, способность познавать. В неклассической и современной философии обнаруживается, что индивидуальное сознание является недостаточным основанием для познания. Эта мысль многократно повторяется в разных направлениях как западной, так и русской философии XIX-XX веков: философии жизни, герменевтике, феноменологии, коммуникативной философии. Многие представители данных направлений для удостоверения существования Я требовали присутствия Другого, Ты, пространства между, второго Ego, сферы Мы. Подлинный духовный смысл личности раскрывается в общении, в соотнесении себя с Другим. Человеческое сознание словно пробуждается в отношении к Другому. Вместе с Другим появляется социальность как взаимо-действие, открытость, обоюдность. Без отношений Я и Другой не существует ни мир вообще, ни какой-то конкретный мир.

Разное отношение к Другому различным образом определяет бытие человека-индивида, его сознание. В экзистенциализме оно представляет монадное индивидуально-личностное бытие во враждебном мире das man. В коммуникативной философии особое понимание Другого приводит к формированию диалогического сознания и утверждению туистического бытия Я – (со-бытия).

На первый взгляд, в виду развития различных технических средств социальные контакты между людьми растут, т.е. поле диалога расширяется. Вопрос заключается в следующем:

является ли Другой, с которым я встречаюсь посредством техники тем же Другим, о котором писали философы?

Общение современных людей становится более анонимным, заочным, опосредованным техникой. Тогда как, в живом диалоге важны интонации, взгляд и даже молчание. Современные технические средства коммуникации превращают общение в трансляцию информации, происходит редукция речевой культуры человека. В общении, опосредованном техникой, утрачивается взаимная открытость человеческого бытия, т.к. вместо себя настоящего, можно представить искусственный образ своего Я.

Толерантная культура как основа диалога мировоззрений Tolerant culture as basis for the dialogue of worldviews Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, г. Москва Принятая в 1995 году Генеральной конференцией ЮНЕСКО Декларация принципов толерантности ориентирует на формирование толерантной культуры. Толерантная культура представляет собой сторону культуры общества, гражданина, индивида, личности, различных стратов, этнических, гендерных, возрастных и др. социальных групп. Компонентами толерантной культуры являются: обеспечение прав и свобод человека; уважение к другим и другому независимо от их происхождения, пола, возраста, расовой, этнической, религиозной, конфессиональной, государственной, профессиональной принадлежности; свободное принятие и утверждение свободно избранных нравственных, социально-политических, художественных, религиозных, мировоззренческих и иных установок. Толерантная культура включает готовность к диалогу, к взаимопониманию смыслов, мотиваций, целей участников, к нахождению общности или близости позиций при решении определенных вопросов, к компромиссам с разумной достаточностью при выявлении инаковости позиции. Важной стороной толерантной культуры является интолерантность к разрушительным, деструктивным устремлениям и действиям, противостояние безнравственности, ксенофобии, этнофобии, религио/конфессиофобии.

Дагестанский государственный университет, г. Махачкала Государственно-конфессиональные отношения в современной России выстраиваются в условиях отсутствия вразумительной, научно обоснованной политики государства в отношении религии, что ведет к частичной клерикализации государства и общественных структур. Власть и общество втягиваются в межконфессиональные разборки, религиозные деятели вовлекаются к принятию государственных решений, религия превращается в разряд респектабельных социальных отправлений. И если первоначальный подъем религиозной активности происходил в недрах самой религии и не затрагивал светские основы государства, то последующие события показали, что всплеск религиозности не столько способствует духовному оздоровлению общества и укреплению нравственности, сколько провоцирует сепаратизм и агрессивный национализм, рост деструктивной активности радикальных религиозных организаций.

Религия может выступить союзником светской власти, оформляя свою категоричность и повиновение во имя нравственного закона. Потому российскому обществу нужна модель государственно-конфессиональных отношений, нормативно закрепляющая конституционные принципы взаимодействия светского государства и религиозных объединений, использующая конструктивный опыт общественного служения религии. В основу такой модели должен быть положен научный подход к сути религии и религиозной активности, трезвая оценка двойственной роли религии в обществе.

Требуемая модель государственно-конфессиональных отношений должна направить усилия религиозных организаций и их лидеров на укрепление общественной и личной нравственности, достижение политической стабильности российского общества посредством осуждения экстремизма, терроризма, насилия, иных форм социальной деструктивности. В основу такой модели должен быть положен принцип безусловного доминирования светской власти над властью религиозной. В ней необходимо четко и недвусмысленно обозначить демаркационную линию между государством и религией, указать, где кончается государственная жизнь и начинается жизнь конфессиональная, сформулировать соответствующие правовые нормы.

VI Российский философский конгресс (Нижний Новгород, 27–30 июня 2012 г.) Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура Таймс.

Уч.-изд. л. 49,6. Усл. печ. л. 42,1. Заказ № 389. Тираж 1000 экз.

Издательство Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского 603950, Нижний Новгород, пр. Гагарина, Отпечатано в типографии ННГУ им. Н.И. Лобачевского 603000, г. Нижний Новгород, ул. Большая Покровская,

Pages:     | 1 |   ...   | 108 | 109 ||
 



Похожие работы:

«Спорт и питание Заправьте топливом Вашу страсть к спорту! Компания Гербалайф – один из лидеров индустрии wellness на протяжении почти 30 лет. Наука в основе Гербалайф Сегодня Гербалайф – это открытая компания, с оборотом в 3,8 млрд. долларов. Акции Гербалайф Более четверти века компания Гербалайф находится в авангарде науки о питании. Наша цель – расширять ее котируются на Нью-Йоркской Фондовой бирже (NYSE: HLF). С компанией сотрудничает около 1,9 горизонты. Гербалайф – одна из крупнейших...»

«Нет такой категории науки, которую можно было бы назвать прикладной. Есть наука и ее различные применения, связанные между собой подобно плодам дерева, на котором они растут. Луи Пастер (1822 – 95) ВВЕДЕНИЕ Главным предназначением семиотической теории несомненно является возможность ее разнообразного применения для изучения культурных систем, зрелищ, ритуалов, артефактов и тому подобного. Поскольку в основе всего этого лежат знаки, очевидно, что семиотические понятия, обсуждаемые в этой книге,...»

«и.и. Кравченко ПОЛИТИКА И СОЗНАНИЕ МОСКlIи 2()04 УДК 320 ББК 66.0\ К 78 в авторской редакции Рецензент. доктор фИ.'lос. наук Юдина н.с. поктор фИJJОС. наук ГлаЮJ/ев В.с. К Кравченко И.И. Политика и сознание. М.• 78 с. ПОЛlIТ11ка 110 IIсех CIIOIIX формах - 11ДСальных (замыслы. Т':ОРI1И, пpot:кты11 Т.Д.) 11 маТ':Рllальных (ПОЛИТИЧ':СКllе формы У'lреждения, докумеlПЫ 11 др.) представляет собой результат ра­ боты сознания. Действнт,:льные 11 преllраш,:нные \юрмы cOJНa­ НlIЯ многооБРЮllЫ, так же...»

«Курс лекций Б 61 Бим-Бад Б.М. Педагогическая антропология: Курс лекций. — М.: Изд-во УРАО, 2002. — 208 с. ISBN 5-204-00325-8 В настоящем курсе лекций кратко освещены все темы и вопросы, предусмотренные государственными стандартами трех специальностей: 1) Педагогика (033400), квалификация — преподаватель педагогики; 2) Социальная педагогика (031300), квалификация — социальный педагог; 3) Педагогика и психология (031000), квалификация — педагог-психолог. Учебный материал призван дать ясное...»

«Александр Борисович Долгин Экономика символического обмена Ответственный редактор Е. А. Лебедева Технический редактор П. Н. Гиверц, А. В. Каньшиева Дизайнер А. А. Иванов Дизайн обложки С. А. Антонов Корректор Л. А. Викулина Верстка А. С. Тубольцев Инфографика Д. В. Ворончихин Рецензенты: А. А. Аузан, доктор экономических наук А. Л. Доброхотов, доктор философских наук А. В. Лебедев, доктор искусствоведения Долгин А.Б. Экономика символического обмена. M.: Инфра-М, 2006. — 632 с. А. Долгин, 2006...»

«рассматривается психоаналитическая концепция Шандора Аннотация: Ференци. Излагаются основные этапы его биографии и научной деятельности. Анализируются его взгляды на психоаналитическую теорию. Отмечаются особенности терапевтической работы. Ключевые слова: философия, психология, психоанализ, сексуальность, биоанализ, интроекция, невроз, генитальность, педагогика, комплекс. Шандор Ференци (1873-1933) — венгерский врач, один из последователей и учеников Зигмунда Фрейда. Он обратился к психоанализу...»

«Аспирантура по специальности 09.00.01 Социальная философия отрасль науки: 09.00.00 Философские науки Кафедра философии, культурологии и этнологии Дисциплина: Философия и методология науки Статус дисциплины: [ОД.А.04] ЗЕТ: [5] Руководитель дисциплины: д-р филос. наук, профессор Л.И. Ермакова Контактный телефон: +7 879 3 400 164 E-mail: miano@pglu.ru Пятигорск, 2012 I. ОРГАНИЗАЦИОННО- МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ 1.1. Общие положения Учебная программа дисциплины Философия и методология науки разработана...»

«© 2002 г. А.О. ГАНЖА, А.А. ЗОТОВ ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ ФЛОРИАНА ЗНАНЕЦКОГО ГАНЖА Анна Олеговна - аспирантка социологического факультета МГУ им. M.B. Ломоносова. ЗОТОВ Андрей Анатольевич - научный сотрудник Института социологии РАН. В статье представлен творческий путь Флориана Знанецкого (1882-1958 гг.), исследуются философские истоки, предметная область и основные линии развития его гуманистической социологии как одной из частных наук о культуре. Размеры статьи не позволяют одинакопо...»

«1 © Петухов Валерий Александрович ПЛАН РЕФЕРАТА Введение 1. Исходный пункт анализа 2. Товарно-денежные отношения 3. Общая характеристика плановой экономики и ее место в мировом экономическом развитии. Главная причина экономического загнивания. Заключение Список литературы 2 ВВЕДЕНИЕ. Данный реферат основан на моей опубликованной работе Экономика абсурдов или абсурд экономики, посвященной анализу плановой экономики. Прежде всего, считаю необходимым привести ряд аргументов в пользу более...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.