WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

«УДК 316.4 Д.А. Котов СОЦИАЛЬНАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ БЛАГОПОЛУЧНОГО КЛАССА Протестные настроения населения, наблюдаемые в последнее время, являются проявлением высокого уровня ...»

-- [ Страница 1 ] --

Вестник Томского государственного университета

Философия. Социология. Политология. 2013. №1 (21)

УДК 316.4

Д.А. Котов

СОЦИАЛЬНАЯ НАПРЯЖЕННОСТЬ «БЛАГОПОЛУЧНОГО КЛАССА»

Протестные настроения населения, наблюдаемые в последнее время, являются проявлением высокого уровня социальной тревожности и социальной напряженности. В

проявлениях протестной активности принимают участие широкие слои населения, в том числе и представители «благополучного класса». В классической ситуации «благополучные» слои населения не склонны к протестным действиям. В статье рассматриваются возможные причины возникновения социальной тревожности и социальной напряженности и выдвигается объяснение наблюдаемых процессов.

Ключевые слова: социальная напряженность, социальная тревожность, социальное самочувствие, протестные настроения.

Протестные настроения последних месяцев, являющиеся проявлением социальной тревожности и социальной напряженности в обществе, затронули в первую очередь слои населения традиционно считающиеся благополучными. Как показывают опросы, проведенные ВЦИОМ, до 80% участников митингов и акций протеста определяют свой материальный статус как средний или высокий [1]. Перед нами наиболее активная часть общества – «благополучный класс», включающий в себя представителей «среднего класса», «интеллектуального класса», «креативного класса». Сложившаяся ситуация заставляет задуматься о причинах возникновения протестных настроений у представителей этих социальных групп, которые являются в целом, благополучными и успешными, и их протест не связан с низким уровнем жизни, неуверенностью в своем будущем и т.д.

Как отмечают многие исследователи, протестные настроения являются следствием накопившейся в обществе социальной напряженности и социальной тревожности. Рассмотрим подробнее, что представляют собой эти явления, определяемые междисциплинарными понятиями и входящие в категориальный аппарат социологии, психологии, философии, политологии [2, 3].

Социологические концепции, касающиеся социальных напряжений, многообразны и противоречивы. О понятии «социальная напряженность» в литературе имеется около десятка определений, и в большинстве случаев понятие «социальная напряженность» связывается с социальной дезинтеграцией, девиацией, аномией, утратой социальной идентичности, депривацией, фрустрацией основных потребностей личности (группы, общности) [3. С. 4].

Иностранные и отечественные исследователи отличаются в своих подходах к рассмотрению социальной напряженности. Зарубежные специалисты больше внимания уделяют психологической стороне социальной напряженности, природа напряжений объясняется «неправильным» психическим поведением индивидов и термин «социальная напряженность» используется для характеристики специфической социальной ситуации. В своих трудах социД.А. Котов альную напряженность изучали Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Т. Парсонс, Н. Смелзер, Л. Козер, К. Левин, Л. Фестингер и другие исследователи, которые считали, что причинами социальной напряженности могут быть как индивидуальные психологические, так и социальные причины.

Первым из сторонников структурно-функционального подхода Э. Дюркгейм ввел в категориальный аппарат социологии и исследовал социальную напряженность при анализе процесса дезинтеграции [4. С. 20–23]. Рассматривая дезинтеграцию, Э. Дюркгейм писал, что биологическая природа человека находится в противоречии с его социальной природой, создаваемой путем воспитания, что обусловливает никогда не прекращающееся внутреннее беспокойство, чувство напряженности и тревоги. Только контролирующее действие общества сдерживает биологическую природу человека, создавая определенные рамки. Ослабление контроля общества над индивидом приводит к возникновению аномии, состоянию дезинтеграции общества и индивида. При таком ослаблении контроля отсутствует твердая моральная регуляция индивидуального поведения и складывается ситуация, когда старые нормы и ценности уже не выполняют своей роли, а новые еще не утвердились. Это состояние противоположно моральному порядку, регуляции, контролю, характеризующим нормальное, «здоровое» состояние общества [5. С. 171].

Вслед за Э. Дюркгеймом Р. Мертон продолжил анализ условий и характерных особенностей возникновения и развертывания социальной аномии, имеющей много общих черт с социальной напряженностью. По мнению Р. Мертона, социальная аномия возрастает вследствие нарушения равновесия между целями и средствами как фазами социальной структуры. При этом с помощью установленного социального порядка регулируется «социальная переработка» возникающих напряжений, и неснятая напряженность может проявляться в явном или неявном виде [6. С. 26; 7. С. 118–124].

Теория социальных изменений Т. Парсонса внесла значительный вклад в понимание механизмов формирования социальной напряженности. Понятие «напряженность» было использовано Т. Парсонсом для описания негативных состояний, форм «болезни» социальной системы. Т. Парсонс ввел понятие нормы в социальное действие и указал, что нормативный элемент, встречая сопротивление при реализации социального действия, является источником социального напряжения и потенциального конфликта. Т. Парсонс зафиксировал, что социальная напряженность неразрывно связана с конфликтом: она предшествует ему и при соответствующих условиях может перерасти в конфликт [8. С. 48; 9; 10. С. 183–184].

Источник социальной напряженности, по Т. Парсонсу, связан с проблемой соотношения двух главных линий в регулировании социального действия. Социальное действие разворачивается на четырех уровнях: организм, личность, социальная система, культура. Каждый из предшествующих уровней служит предпосылкой для реализации последующего, а каждый последующий уровень действия оказывает на предшествующее обратное регулирующее воздействие, в первую очередь за счёт накопления более мощного информационного потенциала на каждом новом уровне иерархии социального действия. Наряду с прямой связью существует в структуре социального действия обратная связь. Две обозначенные линии регулирования социальноСоциальная напряженность «благополучного класса»



го действия действуют в противоположном направлении. В их взаимодействии, в реальном историческом процессе образуются разрывы, несовпадения, которые могут являться причинами возникновения социальной напряженности, конфликтов, социальных взрывов, переворотов и т.д. Такие процессы Т.

Парсонс называл ростом напряженности и придавал им важное значение для понимания социальных трансформаций в обществе. Стоит отметить, что проявления напряженности можно рассматривать самостоятельно на всех уровнях социального действия [11. С. 131–144].

Социальная напряженность может зависеть от уровня удовлетворения базовых потребностей людей и социальных групп. П. Сорокин источниками социальной напряженности, взрывов и конфликтов называл подавленные инстинкты, потребности и рефлексы. Предотвращение напряжения и развитие общества возможны тогда, когда власти отслеживают меру удовлетворения потребностей различных социальных слоев и находят средства для их удовлетворения или компенсации, когда они не допускают серьезных разрывов между слоями общества в удовлетворении потребностей, поддерживая социальное неравенство на уровне социальной нормы [12. С. 80].

В концепции социальных изменений социальной напряженности отводится важное место. В своей книге «Функции социальных конфликтов» Козер отмечает, что обществу присуще фатально неизбежное социальное неравенство, вечная психологическая неудовлетворенность членов общества и проистекающая отсюда напряженность между индивидами и группами, время от времени разряжающаяся в конфликте. Таким образом, социальный конфликт сводится к напряженности между тем, что есть, и тем, что должно быть в соответствии с чувствами известных групп и индивидов. Дефицит материальных, политических ресурсов, ресурсов власти, престижа является постоянным источником и причиной современных социальных конфликтов.

Пока существует общество, будут конфликты и напряжения. По мнению Л. Козера, развязывание конфликта снимает напряженность и дает ей выход.

При этом возможность разрядки социальной напряженности в виде конфликта имеет свои особенности. Так, чем в меньшей степени опыт социализации членов неимущих групп порождает чувство внутренней личной напряженности, тем выше вероятность того, что они будут испытывать относительные лишения. Чем больше вторичных (основывающихся на функциональных взаимосвязях) отношений между участниками конфликта там, где он происходит, тем вероятнее наличие институциональных средств, необходимых для амортизации, погашения конфликта и снятия напряженности. Чем более жесткой является социальная структура, тем меньше институционализированных средств для погашения конфликта и снятия напряжения окажется в ее распоряжении и тем острее конфликт. Институционализированные средства, выполняют роль «защитных клапанов» и приводят к тому, что индивиды не ставят более перед собой задачу исправить неудовлетворительную ситуацию, им нужно всего лишь снять вызванную ею напряженность, в то время как напряженная ситуация не меняется либо продолжает ухудшаться. Возникшее напряжение может быть снято через различные средства замещения, не меняя структуры отношений. В то же время блокирование неснятого или частично снятого напряжения вместо адаптации к изменившимся условиям приводит к Д.А. Котов ужесточению структуры и создает предпосылки для разрушительного взрыва [13. С. 61–70].

Источником усиления социальной напряженности, которая может привести к возникновению социальных конфликтов, вплоть до политических взрывов, может быть рост депривации среди большинства населения, т.е.

психологического состояния, для которого характерно явное расхождение между ожиданиями и возможностями их удовлетворения. Ослаблению напряженности способствует снижение уровня депривации или ее сохранение на неизменном уровне, а ее усиление ведет к увеличению напряженности и создает психологические условия, способствующие проявлению агрессивной реакции на фрустрацию [14. С. 28–42].

В категориальный аппарат отечественной социологии понятие «социальная напряженность» прочно вошло с конца 80-х гг. В ней понятие «социальная напряженность» рассматривается в рамках теории социальных изменений и приобретает субъектно-деятельностный характер, и, таким образом изучение представлений отечественных исследователей идет в двух направлениях:

как феномена и как состояния социальной системы [11. С. 131–144].

Отечественные исследователи зачастую рассматривают социальную напряженность как процесс обретения и усиления субъектности. С точки зрения В.О. Рукавишникова, социальная напряженность – это «понятие, характеризующее особое состояние общественной жизни, отличающееся обострением внутренних противоречий объективного и субъективного характера»

[15. С. 15–22]. При этом социальная напряженность – это не просто сигнал о кризисном состоянии системы, о нарушении баланса ее структур и функций, она выражает определенное духовное состояние индивидов и социальных групп, их неудовлетворенность существующим положением, отношение к происходящему и к другим индивидам и группам [16. С. 6–11].

Некоторые отечественные исследователи отмечают, что социальная напряженность возникает в результате восприятия индивидуумом сложившейся дестабилизационной, кризисной ситуации в обществе, а также что она «может быть обусловлена противоречиями в ценностных ориентациях и социальных установках, разрывом между ожидаемым и реализованным, беспокойством о завтрашнем дне» [17. С. 100–101].



Pages:     || 2 | 3 | 4 |