WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ЖЁЛТАЯ КНИГА (избранные части) 1933–1934 I. Лекции, предшествовавшие диктовке Голубой книги 1. Мнение Шопенгауэра, что философия есть организм и что книга по философии с ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 161/162

ИЗ «ЛЕКЦИЙ Л. ВИТГЕНШТЕЙНА 1932–1935 гг.»

(по записям Алис Эмброуз)

От переводчика. В зимнем семестре 1933/34 г. Л. Витгенштейн диктовал группе студентов текст, впоследствии ставший известным как Голубая

книга (См.: Витгенштейн Л. Голубая и коричневая книги. Новосибирск:

Сиб. унив. изд-во, 2008). В это же время он продолжал читать лекции. Идущий ниже текст, так называемая Жёлтая книга, составленный Алис Эмброуз, представляет собой выборочную публикацию записей лекций и неформальных обсуждений, непосредственно предшествующих диктовке Голубой книги и продолжающихся в интервалах между диктовками. Как и следовало ожидать, большинство проблем, рассматриваемых в Жёлтой книге, совпадают с проблемами Голубой книги. Важно, однако, что в Жёлтой книге многие из этих проблем сформулированы более отчётливо. Кроме того, здесь обсуждаются ряд тем, которые отсутствуют не только в Голубой книге, но и в других текстах Л. Витгенштейна.

Перевод выполнен при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), проект № 07-06-00185-а по изданию: Wittgenstein’s lectures, Cambridge, 1932–1935. – Oxford: Basill Blackwell, 1979. – P. 4373.

В.А. Суровцев ЖЁЛТАЯ КНИГА (избранные части) 1933– I. Лекции, предшествовавшие диктовке Голубой книги 1. Мнение Шопенгауэра, что философия есть организм и что книга по философии с начала и до конца есть своего рода противоречие, содержит долю истины. Одно из затруднений с философией заключается в том, что нам недостаёт сводной точки зрения. Мы встречаемся с затруднением того рода, которое бывает с географией страны, карты которой у нас нет или же её карта фрагментарна. Страна, о которой мы говорим, – это язык, а география – его грамматика. Мы вполне можем прогуливаться по этой стране, но когда нас заставляют сделать карту, у нас не получается. Карта будет демонстрировать различные дороги, пересекающие страну, любую из которых, хотя и не две сразу, мы можем проследить, так же как в философии мы должны рассматривать проблемы одну за другой, хотя фактически каждая проблема ведёт к многообразию других. Мы должны выжидать, пока вернёмся к исходной точке, до того, как сможем перейти к другому разделу, т.е. до того, как сможем подробно обсудить проблему или перейти к другой. В философии проблемы не столь просты, чтобы нам было достаточно сказать: «Составим приблизительное представление», ибо нам неизвестна эта страна, за исключением знания связей между дорогами. Поэтому как Из «Лекций Л. Витгенштейна 1932–1935 гг.»

средство исследования связей я предлагаю повторы. Я начну с обсуждения проблем, связанных с пониманием, мышлением, значением. Моё исследование не будет психологическим, даже если предложение в некотором смысле мертво, пока оно не понято. До того как предложение понято, оно представляет собой чернила на бумаге. Можно сказать, оно имеет значение, только будучи понятым. Если бы никто не понимал знаки, мы не назвали бы знаки языком.

2. Слово «значение» играет в философии большую роль. Его важность очевидна в дискуссиях о природе математики. Фреге высмеивал людей за то, что они не видят, что значение знаков «1», «2», «3» и т.д. является важной вещью, не закорючками на бумаге. Странно, однако, что люди имеют склонность, слыша существительное «число 1», мыслить его значение как нечто такое, что находится за знаком и соответствует ему тем способом, которым Смит соответствует имени «Смит». Разумеется, есть смысл, в котором мы можем говорить о значении, но в котором мы не можем говорить о закорючке. Мы употребляем слово «один» способом, которым не употребляем фразу «знак ‘один’». Бессмысленно, например, спрашивать, где находится число 1.

Этот комментарий может быть тривиальным, как и все комментарии, которые мы будем делать; но видеть их все вместе не тривиально.

Полезно говорить о шахматах, которые подобны математике, но преимущество которых заключается в отсутствии ореола математики. [И математика, и шахматы вызывают сходные вопросы и сходные замечания. «Что такое шахматный король?», «Что такое число?»; «Правила шахмат относятся к шахматному королю, а не к фигурам из дерева или слоновой кости», «Правила арифметики относятся к числам, а не к знакам на бумаге».] Странно, что, когда спрашивают: «Что такое шахматный король?», некоторые люди мыслят бесплотную сущность, отличную от этой фигуры. То же самое относится к вопросу: «Что такое число 1?» Вопрос вводит в заблуждение, поскольку, хотя и корректно ответить: «Не существует объекта, соответствующего ‘1’ в том смысле, в котором существует объект, соответствующий ‘Смит’», мы затем ищем объект в другом смысле. Это одна из полудюжины ловушек, в которые мы постоянно попадаем. Когда мы слышим существительное «число», употребляемое в вопросе «Что такое число?», мы склонны мыслить бесплотный объект. Но какого рода ответ мы можем дать на этот вопрос? Бесполезно говорить: «Дайте определение», ибо это продвинет нас дальше только на один шаг. В качестве выхода из затруднения, поставленного этим вопросом, я предполагаю, что мы говорим не о значении слов, но скорее об употреблении слов. Предположим, мы принимаем, что значением слова является способ его употребления. Употребление фразы «значение слова» как эквивалент фразы «употребление слова» имеет, среди прочего, то преимущество, что оно кое-что продемонстрирует нам о странных философских случаях, где мы говорим об объекте, соответствующем слову. Обычно мы говорим, что объект соответствует слову там, где для того, чтобы объяснить слово, мы указываем на объект, т.е. даём остенсивное определение.



Есть слова, значения которых мы можем задать, указывая на их носителей.

Фреге сказал бы, что объект является значением. Но слово «значение»

Из «Лекций Л. Витгенштейна 1932–1935 гг.»

не употребляется каким-то таким образом. Фраза «значение имени» – это не то же самое, что «носитель имени». Последнее можно заменить на «Ватсон», но не первое. Очевидно, что фраза «употребление слова», если она принята за определение «значение слова», не заменима на «носитель слова».

Может показаться, что мы могли бы дать остенсивное определение слову «Ватсон», но не «1». Но это неправильно, поскольку мы также можем дать остенсивное определение «1». Остенсивные определения, конечно, различны. Фраза «остенсивное определение» употребляется во многих различных смыслах. Остенсивное определение «1» включает указание иного рода, чем остенсивное определение «объекта», хотя в обоих случаях можно указать на одну и ту же вещь. На самом деле остенсивное определение вообще не является определением. Остенсивное определение является только одним из правил употребления слова. А одного правила недостаточно, чтобы задать значение. Например, из «Это – сош» вы бы не поняли употребление слова «сош», хотя вы поняли бы его из «Этот цвет есть сош». То есть если человек должен усвоить значение слова из такого определения, он уже должен знать, какого рода вещь оно обозначает. Слово «цвет» уже фиксирует употребление слова «сош». Остенсивное определение употребляется, если вам нужно заполнить только один пробел.

Предполагалось, что род плюс отличительный признак эквивалентны остенсивному определению. Это обильный источник ошибок. Как мы должны решать, что такое род? Есть склонность считать, что если для некоторого числа вещей используется родовое имя, то у этих вещей должно быть нечто общее. То, что вещи должны иметь одно родовое имя, факт достаточно странный. Общее убеждение заключается в том, что определение родового имени может задать общую характеристику вещей, для которых употребляется это имя, например, всё то, что называется играми, имеет нечто общее, общее, которое может быть задано определением «игры». Это представление – ловушка. Наш язык сконструирован по очевидно простой схеме, поэтому мы склонны рассматривать язык как нечто намного более простое, чем он есть:

мы смотрим на некий объект, когда видим языковой знак; мы мыслим то, о чём упоминаем, как подпадающее только под один род; мы рассматриваем качества вещей как то, что сравнимо с ингредиентами смеси. Трудно избежать трактовки рода в качестве общего элемента, как если бы он был ингредиентом, который можно смешать с другими ингредиентами, поскольку такое представление воплощено в нашем языке. Но даже если бы у нас были двенадцать жидкостей с одним общим ингредиентом и эти двенадцать жидкостей имели родовое имя, отсюда не следовало бы, что это имя было дано из-за одного этого ингредиента. Игры, например, нельзя назвать «играми»

из-за общего элемента; могут просто существовать соответствия между членами ряда игр. И может случиться так, что числом называется нечто такое, что не имеет ничего общего с каждым видом чисел, но только с числами трёх видов. Следовательно, если вы ищете оправдание употреблению родового имени, вы не должны искать общее качество, которое имеют все именуемые им вещи. Значительные недоразумения возникали, например, потому, что люди считали, что нечто общее есть у всех вещей, называемых «благо».

Одним из важных источников затруднения в философии является то, что слова выглядят очень похожими. Они объединены в словаре, как инструменты в ящике, но подобно инструментам, выглядящим достаточно похожими, они могут иметь огромное количество различных употреблений. Употребления слов могут отличаться друг от друга так же, как прекрасное отличается от стула. Они не сравнимы так же, как не сравнимы покупаемые нами вещи, типа дивана и билета в театр. Когда мы говорим о словах и их значениях, мы стремимся сравнивать их с деньгами и вещами, которые куплены на эти деньги, а не с деньгами и употреблением, которое имеют деньги. Вещь, покупаемая нами за деньги, – это не то же самое, что употребление денег, так и носитель имени не является значением имени.

Вернёмся к остенсивному определению. Я говорил, что оно может быть понято, только если формирует окончательное решение относительно употребления слова, т.е. если оно дополняет знание грамматики слова, для которой не хватает одного правила. Нет причины, по которой вы не должны говорить, что остенсивное определение фиксирует отличительный признак, если остальное известно, при условии, что вы не считаете существующими только один род и только один способ фиксации рода. Но утверждение, что оно может быть понято, только если формирует окончательное решение, вводит в заблуждение и в некотором смысле ложно. Например, в детстве мы не усваиваем правило употребления слова «вода», когда нам указывают на воду или нам становятся известны другие правила, из которых это правило было последним. Конечно, мы, возможно, не должны называть это остенсивным определением, но явной границы между остенсивным определением для детей и остенсивным определением для взрослых не существует. В обучении детей есть стадии, не достигнув которых они не могут спросить: «Что это такое?», и даже когда они достигли этой стадии, они всё ещё могут быть не в состоянии спросить: «Какого это цвета?» Чтобы описать остенсивное определение, мы могли бы привести некоторое число игр, различающихся на следующие: (1) задать последнее правило из списка правил, (2) делать то, что делают дети, когда они осваивают применение слова, (3) переходить от (1) к (2) и обратно.

3. Я отмечал, что мы склонны считать наш язык много более простым, чем он есть на самом деле. Ср. с Августином, который говорил, что он осваивал латынь, осваивая имена вещей. Разумеется, он осваивал также такие слова, как «не», «или» и т.д. Мы можем критиковать его точку зрения любым из двух способов: что она ошибочна или что она описывает нечто более простое, нежели то, что мы называем языком. Последнее можно сравнить с описаниями игр, которые применяются только к специальному классу игр.

Ввиду того, что наш язык является сложным, я укажу на более простые структуры, которые можно с ним сопоставить, чтобы посмотреть, какой свет они на него прольют.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 



Похожие работы:

«Аннотация Станислав Лем автор произведений-легенд, на которых выросли поколения поклонников научной фантастики, – Соляриса, Эдема, Звездных дневников Ийона Тихого – и множества других. Лауреат множества национальных и иностранных литературных премий. Писатель, которого критики называли последним из философов-энциклопедистов. Но прежде всего – классик не просто мировой фантастики, но – мировой литературы XX века. С. Лем. Магелланово Облако Содержание Вступление 3 Дом 5 Молодость 11 Марафонский...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Антропология Направление подготовки 040100.62 – Социальная работа Профиль - Организация социальной защиты населения Квалификация выпускника – бакалавр социальной работы Курс 1 семестр 1 Лекции 36 (час.) Экзамен - 1 сем. Практические занятия 17 (час.) Лабораторные занятия нет (час.) Самостоятельная работа 55 (час.) Общая трудоемкость дисциплины 108 (час.) Составитель: Гостева Л.З., к.м.н., доцент Семенихина Н.А., ассистент Факультет социальных наук Кафедра медико-социальной...»

«ИНТЕГРАЛЬНАЯ НАУКА Издательство Московского университета 2005 УДК 11 ББК 87 И73 Редколлегия: Чумаков А.Н., Кацура А.В., Королев А.Д., Чекалкин В.В., Илизаров Л.Г., Ашер Т. Редколегия выражает глубокую благодарность за участие в рецензировании доктору философских наук, доценту кафедры Философская антропология МГУ Свирскому Я.И. и доктору философских наук Аршинову В. И. ИНТЕГРАЛЬНАЯ НАУКА. УКА И73 М: Изд во Московского университета, 2005. – 168 с. ISBN 5 211 05184 X В сборнике помещены статьи...»

«К 175-летию со дня рождения Б.Н. Чичерина А.С. Кокорев Социологическая концепция Б.Н. ЧИЧЕРИНА Рубрика Классика российской социальной мысли предлагает читателю очерк творчества виднейшего русского обществоведа Х!Х века Б.Н. Чичерина и публикацию четвертой главы из первой части его книги Социология - Отношение общества к государству. Чичерин первый из русских ученых Х!Х столетия опубликовал работу под названием Социология (1896), которая составляет вторую часть трилогии Курс государственной...»

«ПУШКИНСКАЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ЛИРИКА Введение Предмет, цели и задачи работы Данная работа посвящена системному анализу пушкинской романтической лирики. Наиболее ярко и глубоко гений Пушкина проявился в лирической поэзии, самой существенной, однако, менее всего изученной области его творчества. В научных монографиях романтическое творчество поэта, как правило, рассматривается лишь в плане общей эволюции, а в многочисленных специальных пушкиноведческих работах исследование собственно романтических...»

«К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС СОЧИНЕНИЯ Издание второе ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва • 1955 К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ТОМ 3 V ПРЕДИСЛОВИЕ В третий том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят Тезисы о Фейербахе К. Маркса, написанные весной 1845 г., Немецкая идеология — большой совместный труд основоположников марксизма, созданный ими в 1845—1846 гг., и работа Ф. Энгельса Истинные социалисты, которая была написана в январе — апреле 1847 г. и является прямым продолжением...»

«Владимир Мацкевич Вызывающее молчание 7 7 7 Мацкевич Владимир 8 8 Вызывающее молчание/Владимир Мацкевич. — 2006. — 240 с. Десять лет назад методолог, философ, политолог Владимир Мацкевич в кни ге Беларусь: вопреки очевидности сформулировал девиз своей работы — Думать Беларусь! Книга Вызывающее молчание, написанная в 2000 году, продолжает тему и будет интересна всем, кто интересуется обществен ной и культурной жизнью современной Беларуси. © В.Мацкевич, 2006 2 Вызывающее молчание 8 8 8 Максим...»

«В. И. МЕТЛОВ ДИАЛЕКТИКА И СОВРЕМЕННОЕ НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ О современном научном познании мы будем говорить лишь в той степени, в какой оно становится на эволюционный путь. Мы не в состоянии, разумеется, затронуть все проблемы современной науки. Тем не менее выбранный нами аспект нынешнего состояния науки представляется достаточно важным для его более или менее обособленного рассмотрения. Эволюционный подход довольно прочно утвердился в исследованиях научного познания в целом и стал содержанием...»

«РЦ О ИТ РЦ О ИТ Центральная избирательная комиссия Российской Федерации Министерство образования и науки Российской Федерации Российский центр обучения избирательным технологиям при Центральной избирательной комиссии Российской Федерации СБОРНИК КОНКУРСНЫХ РАБОТ в области избирательного права, избирательного процесса и законодательства о референдуме, выполненных студентами и аспирантами высших учебных заведений (юридических вузов и факультетов, правовых кафедр) Российской Федерации в 2007/2008...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.