WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Аннотация Станислав Лем автор произведений-легенд, на которых выросли поколения поклонников научной фантастики, – Соляриса, Эдема, Звездных дневников Ийона Тихого – и ...»

-- [ Страница 1 ] --

Станислав Лем

Магелланово Облако

Станислав Лем Возвращение со звезд: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2007

ISBN 5-17-040299-6, 5-9713-4240-1, 5-9762-1597-1

Оригинал: StanislawLem, “Obok Magellana”

Перевод:

Л. Яковлева

Т. А. Агапкина

Аннотация

Станислав Лем автор произведений-легенд, на которых выросли поколения

поклонников научной фантастики, – «Соляриса», «Эдема», «Звездных дневников Ийона Тихого» – и множества других.

Лауреат множества национальных и иностранных литературных премий.

Писатель, которого критики называли «последним из философов-энциклопедистов».

Но прежде всего – классик не просто мировой фантастики, но – мировой литературы XX века.

С. Лем. «Магелланово Облако»

Содержание Вступление Дом Молодость Марафонский бег Прощание с Землей «Гея» Парк в пустоте Гость из пространства Пилот Амета Трионы Золотой гейзер Девятая симфония Бетховена Совет астрогаторов Бал Звездная Анна Петр с Ганимеда Бунт Коммунисты Гообар, один из нас Статуя астрогатора Начало эпохи Солнца Центавра United States Interstellar Force Красный карлик Планета красного карлика Товарищ Гообара Падающие звезды Цветы Земли Магеллановы облака С. Лем. «Магелланово Облако»

Станислав Лем Магелланово облако Вступление Я – один из тех двухсот двадцати семи человек, что покинули Землю и устремились за пределы Солнечной системы. Мы достигли намеченной цели и теперь, на десятом году путешествия, отправляемся в обратный путь.

Вскоре наш корабль достигнет половины скорости света. Однако пройдут годы, прежде чем, подобно голубой пылинке среди звезд, возникнет из мрака Земля, невидимая сейчас в самые мощные телескопы.

Мы привезем вам дневники экспедиции – огромный, еще не осмысленный и не систематизированный материал этого первого опыта, в точности запечатленный в механической памяти нашей аппаратуры.

Мы привезем вам ценнейшие научные труды, созданные за время полета. Открываются новые, непредвиденные, безграничные перспективы дальнейших исследований в глубинах Вселенной.

Но в этом путешествии мы познали и нечто более трудное и прекрасное, чем научные открытия и тайны миров, – что неподвластно никаким теориям, чего не может зарегистрировать самая совершенная аппаратура.

Я сижу один. В полумраке, заполняющем кабину, едва различимы контуры оборудования и стоящее передо мной небольшое устройство. Внутри него мерцает крошечный, как крупинка, кристалл: на нем будет записываться мой голос. Прежде чем начать говорить, я закрыл глаза, чтобы ощутить вашу близость. В эти мгновения я вслушивался в великую черную тишину – без конца и края. Я попытаюсь рассказать вам, как мы ее победили. Это история о том, как, удаляясь от Земли на световые расстояния, мы становились все ближе к ней, как боролись со страхом, который гораздо страшнее любых порождений материального мира, с боязнью пустоты, в безднах которой огромное солнце превращалось в мерцающую искорку и маленькими казались любые громадины.

По мере того как пролетали недели, месяцы, годы, слабели в памяти самые дорогие, самые сокровенные воспоминания – бессильные перед всепоглощающей чернотой. Как в попытках найти точку опоры мы отчаянно хватались за все новые и новые дела и мысли, как рушились и уходили в небытие представления, в свете которых на Земле наша экспедиция казалась безусловно оправданной и необходимой; как в поисках ее высшего смысла мы обращались к минувшим эпохам и, лишь осознав, какой кровавый тернистый путь пройден человечеством, обрели себя, а наше время – настоящее, отделяющее бездонное прошлое от неведомого будущего, – исполнилось при этом такой мощи, что мы сумели выстоять и в победах, и в поражениях.

Чтобы вы смогли понять это хотя бы частично, хотя бы приблизительно, я должен дать вам ощутить самую малую толику трудностей, которые тяжким бременем ложились на нас и нас терзали. Вместе со мной вам предстоит пережить множество событий и провести в черной пустоте те долгие годы, когда нам доводилось слушать внутри корабля самое страшное из всего сущего – безмолвие Вселенной, видеть в небесах, то черных, то багровых, рождения и угасания солнц; годы, когда за стальными стенами раздавался вой раздираемых атмосферных покровов встречных планет – мертвых, или населенных разумными существами, или таких, на которых жизнь еще зарождается.

С. Лем. «Магелланово Облако»

К кому из вас я обращаюсь с рассказом о наших испытаниях, о том, как мы жили и умирали?

Мне хотелось поведать об этом моим близким – матери, отцу, друзьям юности, – людям, с которыми меня соединяло мимолетное, но самое прочное: шум деревьев, шепот воды, общие мечты и голубое небо, по которому ветер гонял облака над нашими головами.

Однако, восстанавливая в памяти их образы, я понял, что не вправе так поступать. Этих людей я люблю не меньше, чем прежде, хотя теперь мне это труднее выразить, но рассказ я адресую не только им: с течением времени, по мере того как росло расстояние между Землей и нами, круг близких ширился и рос.

Все эти годы на разных континентах, в городах и маленьких селениях, в лабораториях на горных вершинах и искусственных спутниках Земли, в обсерваториях на Луне и в ракетах, бороздивших межпланетное пространство, миллионы людей каждую ночь устремляли взоры в сектор неба, где мерцала слабая звездочка – цель нашей экспедиции.

Ведь когда мы скрылись в бездне – за гранью солнечного тяготения, с каждой секундой удаляясь от Земли на десятки километров, – ваша память продолжала сопутствовать нам.



Если бы не вера миллиардов людей в наше возвращение, чем бы мы были в этой металлической скорлупе среди мрака, усеянного звездами, когда, подчиняясь законам физики, наша связь с Землей прервалась?

Поэтому круг моих друзей охватывает людей близких и далеких, забытых и неизвестных, родившихся уже после нашего отлета и тех, кого я уже не увижу никогда. Все вы мне одинаково дороги, и в эту минуту я обращаюсь ко всем вам. Наверное, необходимы были именно такие расстояния, такие страдания и все эти долгие годы, чтобы я понял, как велико то, что нас объединяет, и как ничтожно то, что нас разделяет.

У меня впереди мало времени. Мой торопливый рассказ обо всем, что с нами происходило, временами может становиться не совсем понятным, сумбурным, но стремиться я буду к одному. К тому, чтобы показать вам, как обстоятельства, с которыми мы стремились совладать, подтолкнули нас к необходимости окинуть хотя бы беглым взором путь, пройденный человеком с начала его истории.

Эта экспедиция кажется нам покорением огромной высоты, с которой открываются взору все времена, а по существу, это всего лишь подъем на одну из ступеней неизмеримой возвышенности, пик которой сокрыт в будущем. Пройдут сотни и тысячи лет, на фоне которых наша история сконденсируется до размеров крошечного, хотя и непременного этапа, и все эти события, сегодня нашей кровью оплачиваемые, станут мертвой буквой в забытых летописях. Мы станем безымянными, как далекие звездные россыпи, среди которых только огромные скопления обретают названия. По сравнению с человеческой жизнью звезды – огромные, сильные, вечные. Ведь это звезды породили человека, и звезды его убивают. Но вот человек взлетел к звездам, познал пространство и время, познал и самые звезды, истоки своей жизни. Противостоять человеку не может ничто. Чем большие преграды возникают на его пути, тем сильнее он становится. В человеке есть все: величие и слабость, любовь и жестокость, ограниченность и дерзание. Ведь даже звезды стареют и гаснут, а мы остаемся.

Потому что когда-нибудь, спустя века, наша фантастически развившаяся цивилизация после эпохи бурного, стремительного прогресса столкнется с новыми трудностями, неизвестными, грозными для основ бытия, и тогда люди еще раз оглянутся назад и вновь нас откроют – так же, как мы открывали для себя эпоху великого прошлого.

С. Лем. «Магелланово Облако»

Я появился на свет в Гренландии, неподалеку от Полярного круга, в той части острова, где тропический климат сменяется умеренным, а пальмовые рощи уступают место высокоствольным лиственным лесам. Наш дом был старым, чересчур остекленным строением, какие часто встречаются в тех местах. Окружавший его сад сквозь открытые почти круглый год двери и окна проникал в комнаты нижнего этажа. Непосредственное соседство цветов, все ближе подступавших к дому, временами причиняло нам разного рода неудобства, и отец даже пытался бороться против, как это называл, заполонения жилища цветами, но бабушка, при поддержке мамы и сестер, одержала верх, и отцу в конце концов пришлось поселиться этажом выше.

У этого дома была долгая и весьма достойная история. Возведенный в конце XXVIII века, он тогда стоял на автостраде, ведущей в Меорию; но, когда во всей этой округе воздушные сообщения окончательно вытеснили наземный транспорт, на дорогу стал наступать лес, и место, где она когда-то проходила, можно было отличить лишь по тому, что тут росли более молодые деревья.

Каким дом был внутри, я почти не помню. Закрыв глаза, я вижу его лишь издали, просвечивающим сквозь листву деревьев. Это, впрочем, легко понять, потому что я постоянно находился в саду, будто жил в нем. Там был искусно выращенный лабиринт из кустарников, у входа в который стояли на часах два стройных тополя; далее начиналось хаотическое переплетение неизменно тенистых тропинок, по которым надо было очень долго идти – вернее, бежать (кто же ходит степенно в четыре года!), – чтобы попасть в высокую беседку, обвитую плющом. Сквозь просветы между листьями был виден лесистый горизонт до того самого места на западе, откуда каждые несколько минут взмывали в небо огненные линии:

от нашего дома до ракетного терминала в Меории было меньше восьмидесяти километров.

Пожалуй, еще и сегодня я с закрытыми глазами мог бы отыскать каждый сучок, каждую ветку в этой беседке. Здесь я взмывал выше туч, плавал по океанам, бывал капитаном дальнего плавания, водителем ракеты, астрогатором и путешественником, открывавшим новые планеты и живущих на них людей или терпевшим крушение в межпланетном пространстве, а временами – всем сразу.

С братьями и сестрами я не играл: слишком велика была между нами разница в возрасте. Больше всего времени уделяла мне бабушка, и мои первые воспоминания связаны именно с ней. После обеда она выходила в сад, разыскивала меня в самых глухих зарослях, брала на руки и усаживалась на террасе. Вместе с ней я всматривался в небо, пытаясь разглядеть маленький, розовый и круглый, как пионы перед домом, самолет, на котором должен был прилететь отец. Я всегда боялся, как бы он не заблудился в пути.

– Не бойся, глупыш, – говорила бабушка, – папа найдет нас: он летит по ниточке, которая тянется из радиоклубка. – И она показывала на антенну, серебряной тростинкой поднимавшуюся над крышей дома.

Я от удивления широко раскрывал глаза.

– Бабушка, там нет никакой нитки!

– Это у тебя еще очень маленькие глазки. Подрастешь – увидишь.

Бабушке было всего восемьдесят шесть лет, но мне она казалась невероятно старой. Я думал, что бабушка была такой всегда. Она гладко зачесывала седые волосы и завязывала их сзади тугим узлом, одевалась в синие или фиолетовые платья и не носила никаких украшений, кроме узенького перстня на среднем пальце. На этом перстне был прямоугольный камушек, который иногда изменялся в цвете. Моя старшая сестра Ута сказала мне однажды, что в кристаллике, вделанном в этот перстень, спрятали голос дедушки – когда тот еще был С. Лем. «Магелланово Облако»



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:

«ГЛУШКОВА НАТАЛЬЯ ЕГОРОВНА Модель совершенствования организации оказания медикосоциальной помощи молодежи на примере студентов вузов г. Семей 6D110200 – Общественное здравоохранение Диссертация на соискание ученой степени доктора философии (PhD) Научный руководитель доктор медицинских наук, профессор Т.К. Рахыпбеков Научные консультанты MD, PhD, профессор Н. Такамура, кандидат медицинских наук, М.В. Горемыкина Республика Казахстан Семей, 2013 СОДЕРЖАНИЕ...»

«В своё время талантливый писатель Г.К. Честертон, как всегда, удивительно проницательно выразил свои мысли: Когда человек перестаёт верить в Бога, он начинает верить во всё остальное. Этими словами великий художник выражал своё отношение к деятельности тайных обществ и их вероучений, имея свои серьёзные основания. Надо сказать, что слова Г.К. Честертона не только не потеряли своей актуальности, но и приобрели особую значимость в наши дни. Новая религиозная философия,...»

«Александр Борисович Долгин Экономика символического обмена Ответственный редактор Е. А. Лебедева Технический редактор П. Н. Гиверц, А. В. Каньшиева Дизайнер А. А. Иванов Дизайн обложки С. А. Антонов Корректор Л. А. Викулина Верстка А. С. Тубольцев Инфографика Д. В. Ворончихин Рецензенты: А. А. Аузан, доктор экономических наук А. Л. Доброхотов, доктор философских наук А. В. Лебедев, доктор искусствоведения Долгин А.Б. Экономика символического обмена. M.: Инфра-М, 2006. — 632 с. А. Долгин, 2006...»

«РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ вице-президент по международным делам и политике высшего образования Университета Висбадена, доктор юридических наук, профессор В. БЕРГМАНН советник президиума Национальной академии наук Республики Армения, президент Международной академии философии, директор Международного научно-исследовательского института философии, трансформационной логики и теории аргументации, доктор философских наук, профессор, академик НАН РА, заслуженный деятель науки Армении Г. А. БРУТЯН директор...»

«Материализм и сознание Анализ дискуссии о природе сознания в современной аналитической философии КАЗАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ 2011 УДК 1(091) ББК 87.3 Н 16 Печатается по рекомендации Ученого Совета Казанского государственного медицинского университета Научный редактор – доктор филос. наук, профессор Казанского гос. университета культуры и искусств Г.П. Меньчиков Рецензенты: доктор филос. наук, профессор КНИТУ–КАИ В.Д. Евстратов, доктор филос. наук, профессор К(П)ФУ М.Д. Щелкунов Нагуманова С.Ф. Н 16...»

«Александр Павлович Лопухин Толковая Библия. Ветхий Завет. Книга Премудрости Соломона. О КНИГЕ ПРЕМУДРОСТИ СОЛОМОНА Надписание книги. В греческой Библии эта книга надписывается: — Премудрость Соломона, а в латинской Liber Sapientiae. Такое надписание указывает, прежде всего, на содержание книги; главным предметом ее является учение о Премудрости Божией, ее начале, свойствах и действиях в мире. Другое слово надписания указывает на Соломона. Имя этого царя стоит здесь потому, что писатель книги...»

«Веерные матрицы как инструмент построения онтологий S. Kordonsky Fractal matrix tables as a tool for onthologies creation South Eastern Publishers 2011 С. Кордонский Веерные матрицы как инструмент построения онтологий Издательство Юго-Восток 2011 УДК 004.82 ББК в6 К662 Кордонский, Симон К662 Веерные матрицы как инструмент построения онтологий / Симон Кордонский – Вашингтон, Издательство Юго-Восток, 2011. – Серия Гитика Сайенс– 66 с., 22 табл., 1 илл. – ISBN 978-1-936531-00-4. В работе...»

«СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 030501.65 ЮРИСПРУДЕНЦИЯ КВАЛИФИКАЦИЯ - ЮРИСТ КАФЕДРА ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ ДИСЦИПЛИН ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс Ростов-на-Дону 2012 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОСТОВСКИЙ (Г. РОСТОВ-НА-ДОНУ) ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО В ОБЛАСТИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА Учебно-методический комплекс...»

«Ф.Е.ВАСИЛЮК ПСИХОЛОГИЯ ПЕРЕЖИВАНИЯ АНАЛИЗ ПРЕОДОЛЕНИЯ КРИТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЙ Издательство Московского университета 1984 Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 200 с. Монография посвящена исследованию критических жизненных ситуаций и процессов их преодоления. Проанализированы ситуации стресса, фрустрации, внутреннего конфликта и жизненного кризиса. Чтобы справиться с этими ситуациями, пережить их, человеку необходимо...»

«Б.С. БРАТУСЬ АНОМАЛИИ ЛИЧНОСТИ Хакасская областная библиотека МОСКВА мысль ББК 88 Б87 РЕДАКЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Рецензенты: д-р психол. наук-В. В. Давыдов, д-р филос. наук В. А. Лекторский 0304000000-129 gg 004(01 )-88 ISBN 5-244-00008-Х © Издательство Мысль. 1988 ПРЕДИСЛОВИЕ Предисловие можно назвать громоотводом — считал немецкий ученый Г. К- Лихтенберг. И действительно, в предисловии автор обычно старается заранее оправдаться, объяснить, почему он выбрал именно эту тему и данный угол...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.