WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 65 |

«Памяти Октябрины Федоровны Волковой Сборник статей МОСКВА Издательская фирма Восточная литература РАН 2006 УДК 24(34) ББК 86.35(5Инд) С50 Издание осуществлено при ...»

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Институт востоковедения

Памяти

Октябрины Федоровны

Волковой

Сборник статей

МОСКВА

Издательская фирма

«Восточная литература» РАН

2006

УДК 24(34)

ББК 86.35(5Инд)

С50

Издание осуществлено при финансовой поддержке

Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)

согласно проекту № 05-01-16004д Издательство благодарит за содействие в выпуске книги Институт практического востоковедения (Москва) Составитель ВТ. Лысенко Редакционная коллегия:

Б.А. Захарьин, ВТ. Лысенко, С.Д. Серебряный Smaranam : Памяти Октябрины Федоровны Волковой. Сб. ст. / С50 Ин-т востоковедения РАН. — М.: Вост. лит., 2006. — 334 с.: ил. — ISBN 5-02-028543- Сборник статей, посвященный памяти известного российского буддолога и индолога О.Ф. Волковой (1926-1988), составлен ее учениками и коллегами. В книгу вошли исследования по буддизму, а также по литературе, философии, искусству и науке древней Индии.

ББК 86.35(5Инд) © Лысенко В.Г., составление, © Институт востоковедения РАН, © Оформление. Издательская фирма ISBN 5-02-028543-4 «Восточная литература» РАН, Предисловие Хотя эта тема вряд ли нуждается в предисловии, мне приятно написать несколько вводных слов.

Во-первых, потому, что личность О.Ф. Волковой уникальна и наш долг, долг старшего поколения — постараться познакомить с ней тех, кто не имел возможности непосредственно с нею общаться.

Давно отмечено, что особенности личности находят свое отражение и в оставленном потомкам письменном слове, даже если речь идет о переводах. При всей самозначности печатного текста, знание голоса, интонаций, судьбы человека, его написавшего, дает читателю новые краски и иное, более широкое понимание, даже, повторю, переводного текста.

Мало того — приблизиться к узнаванию Учителя можно и через работы его учеников, людей его круга и последователей, даже если эти работы созданы много времени спустя.

Во-вторых, по прямо противоположной причине. Уникальная и неповторимая Октябрина (как до сих пор ее называют в индологической среде — ив этом нет и тени фамильярности!) на самом деле могла бы стать героем романа о жизни советской интеллигенции. В ее судьбе выпукло отражаются парадоксы системы, странствия духа и неконформистская верность себе и совести.

То, что друзья и ученики собрали этот том, — свидетельство о редком в наши дни чувстве справедливой благодарности. Память— это не памятник, память — это ступени в будущее, и данная книга обращена к тем, кто придет после нас. Она не только обожжет их прикосновением к конечной, бескарьерной, подвижнической жизни настоящего Ученого, но и наполнит их светом вечных ценностей.

И это третья причина моей радости в связи с выходом книги. И последняя, уже совсем личная, — я тоже был вхож какое-то время в тот дом на улице Вавилова и хорошо помню тяжкие уроки санскрита и маленькую стальную женщину в полумраке заставленной книгами квартиры, ее истинно московский чай и элегантные извивы двух доброжелательных колли...

Как мудро сказано: «Мне грустно и светло...»

Р.Б.Рыбаков Октябрина Федоровна Волкова 23.01.1926-22.10. О ктябрина Федоровна Волкова умерла в конце 1988 г.— на исходе «советской эпохи», или, иначе сказать, на исходе «короткого двадцатого века»1. Она прожила сравнительно недолгую жизнь — без трех месяцев 63 года. При всей неповторимости личной судьбы ее биография вписана в жесткие и даже жестокие рамки времени.

В отличие от своих друзей и коллег (и в отличие от многих своих учеников) Октябрина Федоровна не обрела никаких ученых степеней и званий и ушла на пенсию (в 1981 г.) младшим научным сотрудником. Владея обширными знаниями и всеми навыками создания образцового научного текста, оригинально и остро мыслящая и умеющая передавать свои мысли в кратких и отточенных формулировках, она не любила рутинную работу над рукописями для подготовки их к печати. Своим ученикам, словно оправдываясь, Октябрина Федоровна говорила, что в научном исследовании главное для нее — сам процесс познания. Она не любила собственные, сочиненные ею тексты и часто забрасывала начатую работу — может быть, из-за повышенной (и с годами повышавшейся) требовательности к себе, а может быть, из-за того, что с годами все глубже проникалась буддийским ощущением «несуществования личности» («анатма»).

Ее стихией было не письменное, а устное слово; но не публичные выступления или лекции (она не была ни трибуном, ни оратором), а живое или, как сейчас говорят, «интерактивное» общение — в кругу друзей, понимавших ее с полуслова. В начале 60-х годов у нее дома, на кухне, часто собирались будущие известные востоковеды (индологи, тибетологи, исследователи буддизма), устраивались семинары-посиделки См.: Хобсбаум Э. Эпоха крайностей. Короткий двадцатый век (1914-1991). Пер.

с англ. М, 2002.

с докладами и обсуждениями. Сейчас, пожалуй, трудно себе представить, чтобы вне институтов, вне официальных конференций и круглых столов на кухне (нередко «за рюмочкой») увлеченно обсуждались бы проблемы понимания и истолкования индийской мысли. Индологи (как и вообще гуманитарии) более склонны к индивидуальной работе — в библиотеке или у себя дома. Но тогда даже у отъявленных индивидуалистов была потребность общаться с коллегами; и там, на кухне у Октябрины Федоровны, эта потребность встречала полное понимание.



Если про русских писателей XIX в. говорилось, что все они вышли из «Шинели» Гоголя, то многие индологи советской (и постсоветской) поры могут с неменьшим правом утверждать, что они вышли из кухни Октябрины Федоровны; из кухни или из кабинета — как ученики, которым она преподавала санскрит. Все, кто соприкасался с ней, испытали на себе магнетизм и силу ее личности. Октябрина Федоровна располагала к себе сразу и бесповоротно — никакой позы, абсолютная прозрачность и открытость всего облика, неизменное дружелюбие и простота обращения (но без всякой фамильярности).

Она была в Индии всего один раз и провела там лишь две недели:

в 1964 г. в Дели на XXVI Международном конгрессе востоковедов (с докладом «Легенда о Кунале») — как научный турист, т.е. «за свой счет». Но ее знание Индии было совсем не книжным, а настолько живым, многогранным и неожиданным, что впору было предположить:

в своих прошлых рождениях она жила именно там.

Санскрит Октябрина Федоровна знала так, что могла не просто разбираться в первоисточниках со словарем, а свободно читать, как другие читают по-английски или по-французски. И тогда и сейчас — это (в нашей стране) большая редкость. К ней ходили на консультации даже известные специалисты, никто не мог с таким блеском и знанием дела распутывать самые сложные хитросплетения санскритских текстов. У нее была не только потрясающая интуиция, но еще и инстинкт и азарт сыщика, умение «взять след» и дойти до конца. И при этом никаких авторских амбиций! Сколько своих находок и открытий Октябрина Федоровна щедро раздарила ученикам, сколько их переводов увидело свет благодаря ее помощи, но без ее подписи. Ее считали лучшим знатоком индийской религиозно-философской литературы, особенно буддийской, но она разбиралась и в индийской драме, и в поэзии, и в эпосе, и в индийской музыке, и в индийской математике. С уходом Октябрины Федоровны мы потеряли не только милостью Божией знатока санскритских текстов, индийской и буддийской культуры, но и яркую, харизматическую личность, Учителя (гуру) и верного друга, стойкого воина, рыцаря без страха и упрека — и самоотверженную мать всех собак и кошек2!

Со смертью Октябрины Федоровны исчез и «дом сестер Волковых»— небольшая двухкомнатная квартира на первом этаже в доме по улице Вавилова. Инны Федоровны (которая хотя и была младшей, но по отношению к Октябрине Федоровне играла роль старшей сестры) к тому моменту уже не было в живых. Сестры были бездетны — наследников не оказалось. Исчезло уникальное пространство, отмеченное яркой индивидуальностью своих обитательниц. Атмосфера Индии, но не южной — томной и располагающей к неге, а скорее северной, граничащей с Тибетом,— аскетичной и суровой (множество книг, санскритские фолианты, словари, индийские ткани, тибетские танки, буддийская ритуальная утварь). И собаки, сначала элегантные колли Зетти и Ильена, потом два огромных ньюфаундленда— Донна Рона, в просторечии Дуня, и Леди Джейн — царствовали на этом пространстве и в сердцах своих хозяек, со спокойным достоинством принимая их заботу и внимание.

Строгий порядок и чистота были законом — полы постоянно мылись (собачки дисциплинировали), пыль вытиралась, но гостей ни в чем не притесняли и даже не заставляли непременно снимать обувь.

А народ толпился целыми днями —- дом был центром притяжения для многочисленных друзей, приятелей, родственников, знакомых — в том числе и «по собачьей линии» (после ухода на пенсию Октябрина Федоровна стала заниматься «собачьими делами» и даже была судьей на выставках). К Волковым шли, ехали и летели из Ленинграда, Вильнюса, Тарту, Душанбе и других городов и весей; Дом был открытым — туда можно было явиться без звонка и просто забежать «на огонек», но вместе с тем посторонних и случайных там особо не привечали, круг друзей и знакомых был хоть и широк, но строго ограничен. «Попасть к Волковым» было престижно.

В детстве Октябрина Федоровна перенесла тяжелое заболевание (туберкулез костей) и всю жизнь страдала от его разрушительных последствий. Но язык не поворачивается назвать ее инвалидом. Иных болезнь подминает под себя, превращает в своих рабов. Октябрина Федоровна приняла свой недуг как вызов, он закалил ее, сделал сильной и даже отчаянной. В этой хрупкой женщине не было ничего от инвалидности с затаенной обидой на судьбу и постоянным сознанием своей неполноценности. Огромный интерес к приобретению новых У нее всегда были животные, она их прекрасно чувствовала и умела оказать деятельную помощь в случае их болезни. Когда занемог мой любимый кот и я в полном отчаянии позвонила Октябрине Федоровне, она сразу же сказала: «Приезжайте!».

Кот был спасен.

знаний3* какое-то жадное любопытство к жизни4, даже, можно сказать, авантюрная открытость ко всему новому, и — самое удивительное — легкость на подъем (это при ее проблемах с передвижением!)—-все в ней заставляло окружающих забывать о недуге и принимать как равную и даже — как самую сильную. Когда же боль припирала, она никогда не жаловалась, а скорее подшучивала над собой, подчас шокируя окружающих своим неповторимым черным юмором.

Для учеников, которым она преподавала санскрит, ее возраст не имел значения, она всегда держалась на равных, никогда не «давила»

ни знанием, ни авторитетом и вообще вела себя не как учитель, а как соученик — вместе со своими учениками рассуждала и фантазировала, предполагала и сомневалась, радовалась, когда удавалось разобраться в сложной проблеме. В ней была какая-то детская непосредственность и даже озорство. Все в ее руках спорилось: взяла гитару — заиграла, взяла прялку — стала прясть, взяла спицы — стала вязать, взялась лечить животных — вылечивала. Талантов было много, и каждому находилось свое место и свое время5.

Сестры Волковы родились в семье командира Красной Армии Федора Андреевича Волкова (1898-1954), человека интереснейшей судьбы, достойной романа. Он был по этническому происхождению ингерманландец6. Фамилия Волков— это перевод ингерманландского (финно-угорского) слова-имени Суси (букв. «волк»). Родители Федора Андреевича, простые крестьяне, жили в селе Косколово, Сойкинской волости Ямбургского уезда Петербургской губернии (ныне Кингисеппского района Ленинградской обл.). Там, 4(16) февраля 1898 г.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 65 |
 



Похожие работы:

«Под редакцией В.В. Волкова 2012 УДК 347.9 ББК 67.71 К 16 Рецензенты: Л.Е. Бляхер, доктор философских наук, профессор Тихоокеанского государственного университета; К.Б. Калиновский, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Северо-Западного филиала Российской академии правосудия, ведущий советник Управления конституционных основ уголовной юстиции Секретариата Конституционного Суда РФ К 16 Как судьи принимают решения: эмпирические исследования права / Под...»

«© 2002 г. А.О. ГАНЖА, А.А. ЗОТОВ ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ ФЛОРИАНА ЗНАНЕЦКОГО ГАНЖА Анна Олеговна - аспирантка социологического факультета МГУ им. M.B. Ломоносова. ЗОТОВ Андрей Анатольевич - научный сотрудник Института социологии РАН. В статье представлен творческий путь Флориана Знанецкого (1882-1958 гг.), исследуются философские истоки, предметная область и основные линии развития его гуманистической социологии как одной из частных наук о культуре. Размеры статьи не позволяют одинакопо...»

«К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС СОЧИНЕНИЯ Издание второе ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва • 1955 К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ТОМ 3 V ПРЕДИСЛОВИЕ В третий том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят Тезисы о Фейербахе К. Маркса, написанные весной 1845 г., Немецкая идеология — большой совместный труд основоположников марксизма, созданный ими в 1845—1846 гг., и работа Ф. Энгельса Истинные социалисты, которая была написана в январе — апреле 1847 г. и является прямым продолжением...»

«Абрар Кадыров ВОДА И ЭТИКА (Раздумья специалиста и человека) Ташкент - 2003 Редколлегия: В.А. Духовный, В.И. Соколов, А.Г. Пулатов, Б.К. Турдыбаев Редактор С.П. Татур Рецензенты: докт. фил. наук, Заслуженный деятель наук Узбекистана Х.Ф. Вахидов, докт. техн. наук, профессор В.А. Духовный, народный писатель Узбекистана У. Хашимов Верстка Акбаров О.Р. © Кадыров А.А., 2003 г. 2 ПРЕДИСЛОВИЕ Согласно определениям толковых словарей, понятия мораль, этика, нравственность практически идентичны....»

«ПОДЛИННОЕ ЛИЦО ПАДРЕ ПИО ЖИЗНЬ И БЕССМЕРТИЕ Перевод с французского (обновлённая редакция) SALVEMUS! 2010 В СВОБОДНОМ ДОСТУПЕ ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ Maria Winowska LE VRAI VISAGE DE PADRE PIO Fayard, Paris 1976 Мария Виновска ПОДЛИННОЕ ЛИЦО ПАДРЕ ПИО Перевод с французского Эмиля Адельханова Редактор о. Анри Мартен Перевод этой книги был осуществлён по инициативе Ирины Михайловны Посновой, главного редактора издательства Жизнь с Богом в Брюсселе, где и вышел в свет в 1994 г., а затем...»

«Александр Павлович Лопухин Толковая Библия. Ветхий Завет. Книга Премудрости Соломона. О КНИГЕ ПРЕМУДРОСТИ СОЛОМОНА Надписание книги. В греческой Библии эта книга надписывается: — Премудрость Соломона, а в латинской Liber Sapientiae. Такое надписание указывает, прежде всего, на содержание книги; главным предметом ее является учение о Премудрости Божией, ее начале, свойствах и действиях в мире. Другое слово надписания указывает на Соломона. Имя этого царя стоит здесь потому, что писатель книги...»

«УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН * Аннотации к именам философов, которым посвящены особые жизне­ описания, не даются. Указания на жизнеописания выделены курсивом в отличие от других упоминаний. Соименники, которых перечисляет Диоген, в указатель не включены. Все ссылки на того или иного автора как на источник помещены в Указателе источников (Ук. ист.). Все неоговоренные даты — до нашей эры. Аб, отпущенник Стратона V 63 Автодор, эпикуреец. См. Ук. ист. Автолик, математик, учитель Аркесилая IV 29 Агафенор, отец...»

«Санкт-Петербург 2012 УДК 303.1 ВВК 60.5 СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ – ОТ ТЕОРИИ К ПРАКТИКЕ: сборник статей по итогам II Ежегодной Социологической школы, под редакцией профессора Бороноева А.О. – СПб.: ООО Северная Нива, 2012 – 287 с. ISBN 978-5-905459-08-5 Сборник статей Современная социологическая методология – от теории к практике издается по итогам проведения II Ежегодной социологической школы, организованной факультетом социологии Санкт-Петербургского государственного...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.