WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 42 |

«ВОЙНА ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА 1999 – 2009 REGNUM 2009 УДК 327(470) 1999/2009 ББК 66.4 (2рос), 302 К60 Модест Колеров. К60 Война: внешняя политика ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вместе с тем Запад добился значительного успеха, в частности включив все три страны региона в режим индивидуального сотрудничества с НАТО, а для Грузии четко зафиксировав перспективу включения в Альянс. США прямо заявили о том, что рассматривают регион в качестве территории для размещения элементов своей системы противоракетной обороны (ПРО). Территория Азербайджана уже предоставлена для реализации интересов американских РЛС и ВВС. В рамках подписанного между США и Азербайджаном соглашения о военно-техническом сотрудничестве, США планируют включить РЛС в Лерике и радиотелефонную наблюдательную станцию в Агстафе в состав радиолокационной сети «Кавказнет», которую они собираются создать на Южном Кавказе. США установили радары на территории Астаринского и Хызинского районов, модернизировали базу ПВО в Кюрдамире, участвуют в переговорах между Москвой и Баку вокруг перспектив использования Габалинской РЛС. Азербайджан старается время от времени успокаивать Тегеран, заявляя о том, что не предпримет действий против своего южного соседа, однако очевидно, что Иран одними заявлениями и обещаниями успокоить невозможно. Иран продолжает развивать военное сотрудничество с Россией в усовершенствовании системы ПВО и противоракетной обороны Ирана, в том числе путем поставок зенитных комплексов С-300. Россия балансирует эти шаги в вооружении Армении и Азербайджана. Тегеран ведет не только очевидную «экспансию безопасности» в Туркмению и Таджикистан, но и активнейшую разведывательную деятельность в Закавказье, не оставляет попыток создания

ВОЙНА: ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИК А РОССИИ И ПОЛИТИЧЕСК А Я БОРЬБА

в Азербайджане групп влияния, объединенных в рамки религиозных течений. Региональная линия Ирана заключается в поддержании контуров оси Москва – Ереван – Тегеран, маневрировании во взаимоотношениях с Ереваном и Баку с использованием карабахского фактора. В этой ситуации слабым звеном, несмотря на особые связи с Ираном и Россией, подчинённым воле США, выступает Армения.

Если активная политика США в Закавказье ведет к напряженности в отношениях между Ираном и Азер ай- б джаном, то напротив Тегеран и Ереван поддерживают между собой подчеркнуто конструктивный диалог. Для иранской стороны взаимоотношения с Арменией представляют важность в плане обеспечения рычагов давления на Баку и вообще сохранения присутствия в приграничном регионе, для Армении же Иран становится альтернативным полюсом обеспечения национальной безопасности.

В армяно-иранские энергетические проекты активнейшим образом вовлечена Россия. У Ирана, России и Армении ряд совместных масштабных проектов: железной дороги из Армении в Иран с участием РЖД, НПЗ на армяно-иранском приграничье с участием «Газпрома», доставки газа из Ирана к электрогенерирующим мощностям в Армении, находящимся в российской собственности, увеличения пропускной мощности электрических сетей для экспорта электроэнергии из Армении в Иран. При этом Тегеран старается поддерживать взаимоотношения и с властями Нагорного Карабаха, в том числе и осуществляя там ряд строительных проектов.

По обратной логике строятся турецко-армянские и турец о-азербайджанские взаимоотношения. Усилия Вак шинг она, нацеленные на примирение Еревана и Анкары и разблокирование государственной границы между двумя странами, не дали никаких результатов. Власти в Ереване прекрасно отдают себе отчет в том, что Анкара категорически не заинтересована в налаживании диалога с армянской стороной. Такая перспектива не устроит и Азербайджан, являющийся главной региональной опорой Турции и поставщиком углеводородов по турецким транзитным маршрутам. Можно констатировать, что США отказались от дальнейшего продвижения стратегии примирения, тем более что проявились разногласия между США и Турцией вокруг проблем Ирана и суверенизации Курдистана.

Итак, политика США и их союзников в Закавказье обрела практически консолидированное отторжение России, Ирана и Турции. Азербайджану, Армении и Грузии в конечном итоге придётся выбирать свой путь в зависимости от исхода этой позиционной борьбы: или строить собственную стратегию на свой страх и риск, или становиться «разменными монетами» американской стратегии «сдерживания», ответственность за которую не понесут ни США, ни Россия, ни Иран. Одним словом, выбор предстоит неудовлетворительный.

Прецедент признания независимости Косово, как и сле овало ожидать, привел к радикальному изменению ситуации в Закавказье, где тлеют три территориальных конфликта, включающих этнические и религиозные элементы.

ВОЙНА: ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИК А РОССИИ И ПОЛИТИЧЕСК А Я БОРЬБА

Несмотря на то, что Азербайджан, Армения и Грузия до провозглашения и признания Косово заявляли, что урегулирование конфликтов в регионе развивается вне зависимости от исхода событий вокруг Косово, их поведение после появления косовского прецедента свидетельствовало об обратном. В частности, независимость Косово не была признана Азербайджаном, несмотря на обратное решение Турции. Даже проамериканское правительство Грузии отказалось последовать примеру Вашингтона и отказалось признать Косово. А власти Армении не исключили возможность признания Косово, несмотря на однозначно отрицательную позицию России и Ирана. Налицо ситуативное поведение Баку, Тбилиси и Еревана. Отрицая на словах «прецедентность» Косово, закавказские государства отнеслись к нему именно как к прецеденту, решив наполнить его каждый своим содержанием: Тбилиси – против Косово, ибо не хочет его международного повторения в Абхазии и Южной Осетии; Баку – против Косово, ибо не хочет такого же признания Нагорного Карабаха; Ереван — за, ибо борется, как минимум, за сохранение правосубъектности Карабаха.



Косово лишило Запад времени, маневра и чистого политического влияния в Закавказье. Здесь каждому теперь некуда отступать, каждый вынужден торопиться и подменять добровольное «союзничество» с Западом примитивной торговлей: всем очевидно, что после Косово безопасности на всех не хватит.

После выхода из режима экономических санкций против Абхазии и решения об экономической поддержке Абхазии и Южной Осетии Россия, хотя не заявила о готовности признать Абхазию и Южную Осетию, ведет дело к интеграции этих протекторатов: в момент вступления Грузии в НАТО, Абхазия и Южная Осетия должны быть полностью защищены от возможной агрессии со стороны Грузии.

Тем не менее при прямой военной помощи своих запад ых союзников Грузия усиленно готовится к военнон му решению конфликтов в Абхазии и Южной Осетии. По мере приближения Олимпиады в российском Сочи (2014), Грузия будет наращивать военное давление в зонах конфликтов, шантажируя Россию срывом Олимпиады (и возобновлением этнического конфликта на Северном Кавказе путём изгнания осетинского населения из Южной Осетии).

Параллельно США и Европейский союз резко активизировали свои усилия по «мирному» внедрению в процессы урегулирования в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, предлагая местным элитам гуманитарные, политические и экономические выгоды от сотрудничества с Западом при «уравновешивании» роли России. Высшие должностные лица Приднестровья и Абхазии, оппозиция в Южной Осетии уже избрали западную риторику «многовекторности» внешней политики в качестве своей официальной доктрины. Таким образом они стараются снизить свою зависимость от конъюнктуры российско-американских и российско-европейских отношений. При этом, однако, реальных механизмов гарантий от тотальной «зачистки» капитулировавших государств и элит по югославскому сценарию Запад не предусматривает. Всё это стимулирует Грузию (и Молдавию) к отказу от мирного урегулирования.

ВОЙНА: ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИК А РОССИИ И ПОЛИТИЧЕСК А Я БОРЬБА

Одновременно вся военная машина Грузии и военная помощь НАТО ей подчинены не только наступательной (Абхазия, Южная Осетия), но и тыловой роли Грузии в будущих действиях США против Ирана, а также в действиях радикальных исламистов на российском Северном Кавказе.

Азербайджан торпедировал многолетние усилия Минской группы (МГ ОБСЕ: России, США и Франции) по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. В период острого внутриполитического кризиса в Армении он добился в ООН принятия резолюции, резко ослабляющей позиции Армении вокруг Карабаха, заявил о возможности расформирования самой МГ ОБСЕ, предупредил, что признание Нагорного Карабаха Арменией приведет к войне.

При этом уровень угроз (со стороны Грузии) и весомость гарантий безопасности для Абхазии, Южной Осетии (предоставляемых Россией) несравнимы с реалиями Карабаха. Если бывшие грузинские регионы находятся в сфере ответственности миротворческих сил СНГ, населены российскими гражданами и граничат с Россией, то Нагорный Карабах выпадает из зоны контроля России. Единственным гарантом безопасности Нагорного Карабаха является член ОДКБ Армения. В последние годы Москва предпринимала усилия по включению Нагорного Карабаха в общий политический контекст с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем, но это встретило неприятие Армении (в частности, на слушания в Государственной Думе РФ о перспективах урегулирования конфликтов, представители Степанакерта были приглашены, но не явились по рекомендации Еревана). DAs FUtUR ZwEi: 2008 – Россия уже дала знать, что война Азербайджана против Нагорного Карабаха не станет поводом для вступления в войну партнёров Армении по ОДКБ.

США заметно активизировали усилия по решению конфликта вокруг Нагорного Карабаха. В рамках МГ ОБСЕ были выработаны основные принципы урегулирования: армяне согласились вернуть Азербайджану пять (из семи) занятых районов вокруг территории бывшей НКАО, в которые вернутся азербайджанские беженцы, будут введены миротворцы из стран, не состоящих в МГ ОБСЕ, восстановлены коммуникации. Лишь затем начнется поэтапное решение вопроса о статусе Нагорного Карабаха: Нагорный Карабах обрел бы отложенный статус, окончательно оформленный в результате референдума через 10 – 15 лет (формат его проведения не конкретизировался). Ясно, что предложенный США вариант урегулирования в сложившейся ситуации может устроить только Армению. Вместе с форматом урегулирования с участием МГ ОБСЕ Азербайджан торпедировал и этот план, что ещё больше подтолкнуло Армению к НАТО.

После вывода российской военной базы из Ахалкалаки (населенного преимущественно армянами южного региона Грузии), Армения начала испытывать серьезные опасения перед перспективой создания плацдарма для скорейшего развертывания «северного фронта». Тому будет способствовать и реализация проекта строительства железной дороги Карс – Ахалкалаки – Тбилиси – Баку. Возможность блокады с севера — из Грузии — закрепит за Арменией позицию коммуникационного тупика, даже с учетом остающегося маршрута — через Мэгри (Армения) в Иран. Все это способствует популяризации в армянских кругах идеи

ВОЙНА: ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИК А РОССИИ И ПОЛИТИЧЕСК А Я БОРЬБА

о том, что лишь Армения может стать эффективным партнером НАТО в регионе: ведь включение Грузии в НАТО обострит ситуацию вокруг Абхазии и Южной Осетии, углубит противоречия между НАТО и Россией, а членство Азербайджана в НАТО скажется исключительно на усилении региональных позиций Турции.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 42 |