WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 22 |

«СТРАТЕГИЯ ДЛЯ РОССИИ: НОВОЕ ОСВОЕНИЕ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА Часть 1 Москва 2001 Руководители проекта: В.А.Рыжков и А.Г.Хлопонин Руководители авторского коллектива: ...»

-- [ Страница 3 ] --

- совершенствование деятельности рыбохозяйственного комплекса с развитием промышленной марикультуры и обеспечением охраны и воспроизводства водных биологических ресурсов;

- развитие нефтегазового комплекса на шельфе о. Сахалин и в Республике Якутия;

- повышение конкурентоспособности продукции и интенсивное вхождение на рынки сбыта Азиатско-Тихоокеанского региона.

Необходимо осуществление государственной политики в области взаимовыгодного приграничного сотрудничества на Дальнем Востоке».

При такой постановке задач остается неясным кто, как, за счет каких ресурсов и, самое главное, по каким мотивам будет решать эти задачи. Ведь, «освоение новых месторождений нефти и газа» или «совершенствование деятельности рыбохозяйственного комплекса» должны осуществлять независимые от государства субъекты рынка, исходя из своих корпоративных интересов. При этом вне поля зрения могут остаться наиболее значимые именно для государства проблемы социальной разгрузки территорий, иммиграции и т.д. Из этого следует третий основополагающий вывод – государственные стратегические программы развития регионов Сибири и Дальнего Востока должны определять деятельность собственно государственных структур по решению государственно значимых проблем за счет государственных ресурсов и применения инструментов государственного регулирования.

Государственные структуры современной России не в состоянии обеспечивать в прежнем (характерном для советского периода) режиме комплексное социально-экономическое обустройство всего огромного и невероятно разнообразного сибирско-дальневосточного пространства с гигантской зоной экстремальных условий жизни. Невозможно, да и не нужно, сохранять прежний режим государственной ответственности за все происходящее на территории и государственного тотального патернализма, в условиях которого считались неприемлемыми закрытие убыточных предприятий, безработица, неорганизованное перераспределение рабочей силы, предоставление отдельным народам и этническим группам возможностей самобытного развития вне рамок унифицированных форм всеобщего огосударствления.

В настоящее время задачи развития Сибири и Дальнего Востока в составе единой России должны выдвигаться и решаться на принципиально других началах. Трансформировались состав и статус участников процессов обоснования, принятия и реализации решений.

Прежде всего, надо учитывать изменившуюся роль государства в постановке и выполнении этих задач; из высшего директивного центра и главного распределителя огромных общественных ресурсов оно все более становится только субъектом власти, устанавливающим единые «правила игры», контролирующим их соблюдение всеми её участниками и располагающим лишь относительно небольшими финансовыми ресурсами и собственностью. Принципиально иными становятся роли хозяйствующих субъектов, региональных и местных властей. Изменились механизмы и ресурсные возможности их взаимодействий; приоритет получают законодательные инструменты поощрения частных инвестиций, финансовые ресурсы и собственность независимых субъектов рынка и населения.

Новые оценки ситуации в Сибири и на Дальнем Востоке, новый курс либеральной экономической и адресной социальной политики государства, а также новые условия регионального развития обусловливают необходимость концентрации государственных действий на приоритетных направлениях развития этого макрорегиона.

При этом надо учитывать, что привлечение инвестиций и развитие тех или иных производств – дело, прежде всего, корпоративных структур частного бизнеса – российского и зарубежного. Стоящие за этим проблемы раздела продукции, установления энергетических и транспортных тарифов, лицензирования хозяйственной деятельности, регулирования внешнеэкономических отношений, оборонного заказа будут рано или поздно решены согласованными действиями федеральных и региональных властей. Но эти проблемы, по нашему убеждению, – лишь часть реальной сибирско-дальневосточной проблематики, причем часть наиболее понятная и по содержанию, и по возможным решениям. Наряду с этим, в развитии Сибири и Дальнего Востока существует круг проблем, которые лежат вне сферы прямых интересов и за пределами индивидуальных возможностей субъектов рынка, но играют огромную роль для нормального хозяйствования каждого из них, поскольку определяют общие условия развития территориальной среды их функционирования. В согласованном решении этих двух задач – создания условий как хозяйственного, так и регионального развития (что представляется многим или абсолютно неразрешимым, или поддающимся решению лишь в рамках прежних, советских подходов), и заключается новая роль государства по отношению к Сибири и Дальнему Востоку. Реализуя эту роль, государство неизбежно будет действовать во многих проблемных направлениях. По ряду из этих направлений уже начаты согласованные действия государства, регионов и корпораций в рамках стратегических программных решений. Таковы, например, меры по реструктуризации естественных монополий (РАО «ЕЭС России», МПС), по развитию топливно-энергетического комплекса, по реформированию жилищно-коммунального хозяйства, по военной реформе и т.д. В то же время, есть ряд особо значимых для Сибири и Дальнего Востока проблем, которые до настоящего времени остаются как бы в тени большой экономической политики.

Это – проблемы обезлюдения Сибири и Дальнего Востока, проблемы так называемой «желтой угрозы», проблемы коренных малочисленных народов Севера, проблемы соединения интересов хозяйствующих субъектов и регионов в целях социальноинфраструктурного и иного обустройства азиатской территории России на новых принципах.



Из этого вытекает четвертый основополагающий вывод – именно эти проблемы должны стать в ряд новых приоритетов государственной политики в развитии Сибири и Дальнего Востока XXI века. Адекватная оценка ситуации и тенденций её развития позволяет предложить реалистичные, на наш взгляд, и конструктивные рекомендации по решению указанных проблем.

Каждая из перечисленных приоритетных проблем является предметом отдельных разделов настоящей книги и здесь раскрывается только их концептуальное содержание.

Беспрецедентно затяжной и глубокий экономический кризис особенно больно ударил по обрабатывающим отраслям промышленности, составляющим «костяк» экономики ряда регионов Сибири и Дальнего Востока. Спад производства был настолько глубоким, что большинство предприятий оказалось просто не в состоянии самостоятельно преодолеть его последствия. Реальностью стала практически полная остановка многих градообразующих производств, поставившая под вопрос само существование и многих населенных пунктов. В этих условиях руководство регионов вынужденно начало заниматься не только собственно вопросами развития субъектов федерации, но и производственными проблемами ключевых промышленных предприятий, расположенных на их территориях.

Практика последнего десятилетия сформировала новое содержание и новые формы организации территориально-хозяйственных взаимодействий. Примеры на этот счет многочисленны и достаточно хорошо известны. При этом особый интерес представляют прецеденты инициатив руководства конкретных регионов (Красноярского края, Кемеровской и Томской областей, а также ряда других субъектов РФ) по «вытаскиванию» из кризиса местных предприятий, в результате чего возникают весьма сложные организационные схемы, в которые вовлекаются многие промышленные предприятия, расположенные в нескольких субъектах федерации1.

На территории Сибири и Дальнего Востока, в гораздо большей мере, чем в европейской части страны, деятельность корпораций всегда имела характер не только хозяйственный, но и социальный – по комплексному обустройству территорий. И в дореволюционный период, и в советское время создание социальной инфраструктуры, строительство дорог, портов и т.д.

обеспечивалось самими предприятиями, даже если они делали это на средства государства.

Примерами может служить деятельность бывшего «Дальстроя», обеспечившего в 40-50-е годы развитие северо-восточных территорий, Норильского комбината, организаций Минобороны и т.д. В новейшее время также накоплен большой положительный опыт участия крупных корпораций в решении острых проблем Сибири и Дальнего Востока.

Широкую известность получили инициативы ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» по решению социальных проблем работников компании и жителей, связанных с ней городов и поселков2.

Крупные корпорации играют значительную роль в развитии практически всех регионов Сибири и Дальнего Востока. Причем деятельность некоторых из них имеет трансрегиональный характер.3 Положительно оценивая такое направление территориальнокорпоративной деятельности в текущей ситуации, следует иметь в виду, что политика расширенного социального обеспечения (содержание дорогих социальных объектов, повышенная зарплата, различные льготы и т.п.) может иметь отдаленные негативные последствия. Откровенный корпоративный патернализм так же, как и патернализм государственный, ставит работников в излишне сильную зависимость от перспектив корпорации и в то же время снижает её конкурентные преимущества.

Все большее распространение получает такая форма организации территориальнохозяйственных взаимодействий, как соглашения между руководством регионов, муниципальных образований и корпораций4.

Из сказанного следует пятый основополагающий вывод – государство должно признать многие виды территориально-корпоративной деятельности по решению проблем Сибири и Дальнего Востока общественно полезными и федерально значимыми.

Рекомендуется при наличии такого признания рассмотреть возможность придания соответствующей деятельности статуса составной части федеральных программ экономического развития регионов и решения региональных социальных проблем.

Целесообразно разработать федеральный законопроект, устанавливающий содержание и порядок территориально-корпоративной деятельности, а также определяющий финансовые стимулы этой деятельности. Целесообразно также разработать механизмы согласования интересов и организации взаимодействия корпораций, региональных и муниципальных органов власти для решения социально-экономических проблем отдельных регионов (в форме соглашений, договоров, программ) с установлением соответствующих преференций регионального и местного уровней. Региональным властям и их ассоциациям следует рекомендовать взять на себя роль инициаторов и организаторов межрегиональной кооперации деятельности корпораций по решению особо важных общих задач развития Сибири и Дальнего Востока. Отдельные рекомендации по этому блоку вопросов содержатся также в главе 5.

Новая оценка демографической ситуации в Сибири и на Дальнем Востоке исходит из того, что демографические проблемы в этом регионе не могут быть решены за счет естественного прироста населения, что естественное постарение населения будет и впредь сопровождаться внутренним миграционным оттоком. Анализируя процессы миграционного оттока, многие эксперты, в первую очередь, видят его причины в закрытии предприятий, в сокращении рабочих мест и в отсутствии возможностей для внутрирегиональной самозанятости5.

Устойчивое и прогрессирующее соединение естественного постарения населения с его механическим оттоком из-за отсутствия работы формирует условия, при которых огромные сибирско-дальневосточные пространства могут не обезлюдеть только за счет внешней миграции, которая к тому же одна только способна улучшить половозрастную структуру населения. Поскольку такая миграция реально возможна и уже началась из стран АТР, в первую очередь, из Китая, её в разумных пределах надо оценивать как общественно значимую и государственно приветствуемую. На пути этого процесса стоят, с одной стороны, нагнетаемые в общественном сознании страхи перед «желтой угрозой» и, с другой стороны, резкая неприязнь к мигрантам со стороны отдельных групп местного населения.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 22 |