WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 46 |

«ОЛЕГ ХЛЕВНЮК, ЙОРАМ ГОРЛИЦКИЙ  Холодный МИР СТАЛИН и завершение сталинской диктатуры Москва УДК 94(47+57)(082.1) ББК 63.3(2)63 Х55 Редакционный совет серии: Й. ...»

-- [ Страница 17 ] --

Отрицательное воздействие на работу аппарата оказывали личные дурные привычки диктатора. Поскольку Сталин работал по ночам, все высшие руководители могли уйти с работы только после того, как получали сообщение от сталинского секретаря, что хозяин отправился спать. Обычно это происходило в четыре-пять часов утра 211. Сверху эта практика распространялась вниз. Члены Политбюро держали в напряжении министров и региональных партийных секретарей, те — свои аппараты. Каждый был готов к тому, что Сталину в любой момент может потребоваться справка или кто-либо из чиновников. В ночную смену трудились целые армии секретарей и других работников 212.

Эти инструктивные совещания проводились ветераном довоенных кампаний массовых репрессий председателем военной коллегии Верховного суда В. В. Ульрихом, призывавшего чиновников проверить свое доверие к окружающим. Обсуждения касались вопросов личных и официальных контактов на службе, использования информации для личных целей в докладах и лекциях, обсуждения своей работы с коллегами и родственниками. Давались инструкции по регистрации, хранению и рассылке секретных документов (ГА РФ. Ф.

Р-5446. Оп. 50 а. Д. 6957. Л. 4-5).

Более 99 тыс. копий этого постановления рассылались всем союзным и республиканским министерствам и ведомствам (Там же. Д.

6957. Л. 14-20).

См. подробнее: Gorlizki Y. Ordinary Stalinism: The Council of Ministers and the Soviet Neo-patrimonial State, 1945-1953 //Journal of Modern History. 2002. No 74 (2). P. 722-723.

Байбаков H. К. От Сталина до Ельцина. М., 1998. С. 42.

См. письмо машинистки В. Д. Галактионовой» в Управление делами Совмина от 6 декабря 1948 г., в котором она жаловалась на Нездоровый ночной образ жизни усугублял и без того большие нагрузки, которые несли как соратники Сталина, так и их подчиненные. В проекте постановления о режиме труда и отдыха руководящих работников, который готовился в аппарате ЦК в апреле 1947 года, говорилось:

«Анализ данных о состоянии здоровья руководящих кадров, партии и правительства показал, что у ряда лиц, даже сравнительно молодого возраста, обнаружены серьезные заболевания сердца, кровеносных сосудов и нервной системы со значительным снижением трудоспособности. Одной из причин указанных заболеваний является напряженная работа не только днем, но и ночью, а нередко даже и в праздничные дни» 213.

Год спустя, в марте 1948 года в записке Лечебно-санитарного управления Кремля сообщалось, что двадцать два министра страдают от переутомления, один от нервного истощения, три больны язвой 214.

Положение осознавалось как серьезное. В аппарате ЦК периодически рассматривались проекты постановлений, призванных улучшить режим труда руководящих работников. Одним из таких проектов занимался в апреле 1947 года Жданов. Документ предусматривал некоторое упорядочение рабочего графика: начало рабочего дня в 13:00, завершение не позднее полуночи с двухчасовым перерывом для обеда и дневного отдыха. В субботу и предпраздничные дни предусматривался сокращенный рабочий день до 20:00. Обязательными объявлялись ежегодные месячные отпуска и т. д. 215 В еще одном проекте, на этот раз составленном под руководством Маленкова, Берии и Микояна в декабре 1948 года, ненормальным признавалось то, что руководящие работники центральных ведомств «работают по преимуществу во второй половине дня и в ночное время». Постановление предусматривало введение в Совете министров, ЦК ВКП(б), Президиуме Верховного Совета СССР, в министерствах и других центральных советских, хозяйственных и общественных организациях нового рабочего графика: с 10:30 до 19:30 с перерывом на обед с 15:30 до 17:00. В субботние и предпраздничные дни работа должна была завершаться в 17:00 без обеденного перерыва 216. Оба этих постановления, а возможно и какие-то другие, о которых мы пока не знаем, так и остались на стадии проекта. Причина этого очевидна. Предлагаемые меры полностью противоречили привычному образу жизни Сталина, а это при диктатуре было куда важнее, чем перенапряжение и болезни многих тысяч людей. Только после смерти Сталина его соратники провели уже назревшую и крайне необходимую реформу. 29 августа 1953 года было принято постановление Совета министров СССР, устанавливающее новый режим работы в аппарате.

«Работа в ночное время, — говорилось в нем, — отрицательно влияет на здоровье работников и снижает их трудоспособность». Постановление требовало начинать рабочий день в зависимости от типа учреждения с 9 или 10 часов утра и заканчивать в 6 или 7 часов вечера с часовым перерывом на обед. Сверхурочные работы допускались лишь в случае необходимости и подлежали дополнительной оплате 217. Бодрствующий ночами аппарат наконец вздохнул свободно.

Укрепляя централизацию власти и личный контроль, Сталин не мог править в одиночку.

В послевоенный период Сталин действовал, опираясь на две руководящих структуры:

Политбюро, в котором он почти всегда председательствовал, и Бюро Совета министров, почти всегда заседавшее без него. Сочетание сталинского персонифицированного руководства в Политбюро, и технократических методов работы Совмина можно охарактеризовать как неопатримониальное, позволявшее Сталину соединить диктаторское правление с более трудности возвращения домой за 50 км от Москвы на поезде, когда ее смена заканчивается в 6 часов утра (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 50 а.

РГАСПИ. Ф. 77. Оп. 3. Д. 3. Л. 6; Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет министров СССР. 1945-1953 гг. С. 399.



ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 37. Д. 49. Л. 237-245.

РГАСПИ. Ф. 77. Оп. 3. Д. 3. Л. 6-10; Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет министров СССР. 1945-1953 гг. С. 399-401. Постановление под названием «О режиме труда и отдыха руководящих работников партии и правительства» предполагалось принять от имени ЦК и Совета министров.

РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 396. Л. 138; Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет ми- нистров СССР. 1945-1953 гг. С. 405-406. Постановление под названием «О режиме работы руководящих работников в учреждениях» предполагалось принять от имени Политбюро.

ГА РФ. Ф, Р-5446. Оп. 87. Д. 2112. Л. 92; Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет министров СССР. 1945-1953 гг. С. 409.

современными методами принятия решений. Впрочем, в этом неопатримониальном порядке коренилась внутренняя нестабильность.

Во-первых, Сталин в любой момент мог изменить неопатримониальную практику, перекраивая границы сфер ответственности между различными структурами или непосредственно вмешиваясь в решение неполитических вопросов. Такое вмешательство происходило по собственному усмотрению вождя. В делах управления он участвовал выборочно и произвольно. Часто, как в случае с законом о государственной тайне, его вторжение, отражавшее его личные предубеждения, могло дезорганизовать управленческую практику. Полномочия на принятие решений делегировались Совету министров сверху. В тех случаях, когда у экономических решений выявлялась содержательная «политическая» подоплека или у Сталина появлялись подозрения по поводу их обоснованности, они передавались Политбюро.

Во-вторых, важной чертой неопатримониальности были патриархальные личные отношения с соратниками, возглавлявшими ключевые структуры партийно-государственной машины. Подчиненные интуитивно приспосабливались к вождю и, в конечном итоге, вынуждены были следовать его приоритетам, предубеждениям и даже маниям. Это приспособление распространялось не только на случаи выполнения прямых распоряжений диктатора, но и на ту сферу управленческой практики, которая выпадала из-под его непосредственного контроля. С оглядкой на вождя члены ближнего сталинского круга принимали решения, выдвигали и увольняли своих сотрудников, ели и пили, ложились спать и просыпались. Работать на Сталина, не только безусловно выполняя его конкретные указания, а следуя его намерениям (пусть даже смутным и не вполне оформленным), было важнейшим приоритетом диктатуры. Следовать этому приоритету было непросто, но только это служило залогом успешной карьеры и, нередко, самой жизни. Новая волна репрессий, начавшаяся в году и захватившая высшие эшелоны власти, очередной раз напоминала об этом.

Глава 3. ПОСЛЕДНИЕ ЧИСТКИ В ПОЛИТБЮРО Экономические показатели 1948 года давали основания считать, что наиболее разрушительные последствия войны были преодолены, а основные цели послевоенного восстановления достигнуты. Особое значение имело завершение жестокого голода 1946годов. В 1948 году валовой урожай зерна почти достиг довоенного уровня, а производство картофеля (одного из основных продуктов питания советского населения) было большим, чем в любом из предвоенных годов. Прирост промышленного производства в 1948 году по официальным данным достиг 27 % по сравнению с 19 %, намеченными планом 218. Хотя эти благополучные цифры отражали не только успехи, но и диспропорции, характерные для периодов форсированного наращивания производства, они, несомненно, оказывали воздействие на расчеты высшего советского руководства. В противоположность относительной осторожности, которую проявлял Сталин при составлении плана на год, план индустриального развития в 1949 году был особенно амбициозным 219. В свою очередь, эти амбиции были одной из причин усиления давления на экономические ведомства и так называемого «дела Госплана» или «дела Вознесенского».

Как обычно, существенный отпечаток на политику сталинского режима накладывала международная ситуация. Во многих отношениях позиции СССР в 1949 году укрепились.

29 августа 1949 года было произведено успешное испытание советской атомной бомбы, что не могло не усилить уверенность сталинского руководства. Престиж и позиции СССР усилила победа китайских коммунистов, завершившаяся провозглашением 1 октября года Китайской Народной Республики. Вместе с тем 1949 год был отмечен и существенными внешнеполитическими проигрышами. Прежде всего, это была серия Эти и другие данные об итогах 1948 г. см. в записке Госплана, представленной в Бюро Совета министров СССР: ГА РФ. Ф. Р-5446.

Оп. 51 а. Д. 5433. Л. 1-44.

Подробнее см.: Хлевнюк О. В. Советская экономическая политика на рубеже 1948-1950-х годов и «дело Госплана» // Отечественная история. 2001. № 3. С. 77-82.

дипломатических поражений в отношениях с Западом. В апреле 1949 года был подписан договор о создании НАТО, что означало оформление западного военного блока против СССР. В следующем месяце Сталин был вынужден уступить превосходству западных сил, сумевших организовать эффективную систему воздушного снабжения Западного Берлина.

Многомесячная блокада западных секторов Берлина советскими войсками закончилась безуспешно. На таком фоне осенью 1949 года был окончательно оформлен раскол Германии — созданы ФРГ и ГДР. Одним из последствий этих поражений был новый раунд атак Сталина против Молотова, который в качестве министра иностранных дел (по крайней мере, формально) нес свою долю ответственности за неудачи. Конфронтация с Западом усилила шпиономанию и расправу с теми слоями населения (прежде всего, с «космополитической» интеллигенцией), которые подозревались в прозападных симпатиях.

В ноябре 1948 года Политбюро приняло решение о ликвидации советского Еврейского антифашистского комитета, объявленного «центром антисоветской пропаганды» и поставщиком «антисоветской информации органам иностранной разведки» 220. Начало года было отмечено всплеском в СССР антисемитской кампании под знаменем борьбы против так называемого «космополитизма» и сионизма 221.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 46 |