WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 ||

«...»

-- [ Страница 45 ] --

Большая часть территории Азии имеет неразвитую, часто деформированную инфраструктуру, что является одной из главных причин торможения континентальной интеграции. Так, сотрудник Национального университета Австралии Эндрю Елик, ссылаясь на данные Всемирного Банка, приводит следующие сопоставления: повышение в 1.5 раза эффективности работы морских портов по сравнению с нынешним уровнем путем устранения логистических и регулятивных различий в странах АТЭС увеличило бы внутрирегиональную торговлю АТР на 10% (280 млрд. долл.)1.

Еще одно условие развития континентальной интеграции исследователи видят в том, "что региСм.: Elec. Andrew. Imaginative Approach Needed for Global Economic Integration (http://www.eastasiaforum.org/2011/ 07/24/imaginative-approach-needed-for-global-economic-integration).

ональные проекты сотрудничества должны носить не взаимоисключающий, а взаимодополняющий порядок. Этот принцип очень важно применять и по отношению к интеграции на постсоветском пространстве" (с. 8).

По моему мнению, представленная концепция континентальной интеграции на Евроазиатском материке, раскрытая в пяти частях книги (I. Пространство и игроки; II.

Государство и бизнес; III. Инфраструктура евразийской интеграции; IV. Экология и теневая интеграция; V. Северная и Центральная Евразия и евразийская интеграция), подкреплена как системной аргументацией, так и рядом конкретных предложений.

К числу достоинств исследования следует отнести не только его содержательную сторону, но и дискуссионную форму изложения, что подталкивает рецензента принять предложение включиться в обсуждение столь актуальной и интересной проблемы.

Однако прежде следует отметить (насколько это возможно в рамках данного жанра) некоторые, особенно интересные положения книги.

В первой части привлекает выбор главной задачи исследования - континентальной интеграции. До настоящего времени специалисты концентрировались на региональной интеграции и даже, если она охватывала континент или большую его часть (НАФТА, ЕС), то континентальная составляющая, ее роль в развитии интеграционного процесса недооценивались. Внимание сосредоточивалось на экономических и институциональных аспектах. Авторы же рецензируемой работы ввели в научный анализ пространственный и временной факторы, историческую последовательность процесса (волны евразийского обмена), экономический и политический баланс на континенте (с. 29-40).

Признавая новизну и оригинальность в подходах исследователей к рассматриваемой проблеме, следует одновременно отметить использование ими ряда нечетких, спорных положений без убедительной аргументации и обоснования (что частично может быть объяснено их похвальным стремлением изложить сложную проблему простым языком, доступным для максимально широкого круга читателей).

Начнем прежде всего с уточнения понятий. Опираясь, очевидно, на англоязычную терминологию, предлагается называть собственно географическую Евразию, постсоветскую Евразию и Евроазиатский континент - Евразией. Это заметно затрудняет чтение и создает ряд двусмысленных предположений. Например, на рис.1 (с. 25) и последующих страницах континент разделен на пять макрорегионов: четыре из них сохранили свои географические названия, а пятый назван "Северная и Центральная Евразия" (далее поясняется, что это - СНГ). Хотя термин "Северная и Центральная Азия" более точно отражал бы реальную картину.

Гл. 13 - "Центральная Азия как лаборатория Евразийской интеграции". Какой именно Евразийской интеграции - Евразии (СНГ) или Евразии - континента? Двусмысленность можно удалить простейшим образом, введя название "Евроазиатский континент" или "Евроазия", а также "Евроазиатская интеграция". К тому же, авторы, на мой взгляд, делят Евразию по непонятному критерию, добавляя в географические (территориальные) понятия "Евразию как антизападную идеологию" (с. 15).

Вторая группа семантических замечаний объясняет название статьи. Авторы (и это весьма распространенное явление) применяют термин "интеграция" слишком широко, без расчленения его применительно к анализируемому объекту. У них интеграция (ЕС, НАФТА, АСЕАН, ТС-3/ ЕЭП и др.) и растущее экономическое, социальное сотрудничество, а также взаимодействие в вопросах безопасности, культуры между государствами и регионами обозначается одним и тем же термином, хотя применительно к Евроазиатскому континенту точнее подходит термин "интегрирование". Когда мы говорим об интеграции страны в мировую экономику, торговые и сбытовые сети и т.п., то в подавляющем большинстве случаев имеем в виду движение в направлении интеграции, а не состояние в подобном статусе. Справедливости ради нужно сказать, что излишне широко применяя термин "интеграция", авторы временами ощущают эту разницу. Так, в гл. 12 "От постсоветской к евразийской интеграции" они утверждают: "... евразийская постсоветская интеграция обязательно должна быть дополнена евразийской интеграцией, понимаемой как процесс развития открытого регионализма в Евразии" (с.

141).

В насыщенной идеями и статистикой второй части обращает на себя внимание позиция исследователей по вопросам о движущих силах интеграции, роли в ней торговли, инвестиций, миграции, взаимодействии государства и бизнеса. Удачно показана интегрирующая роль Китая как государства и торгового суперагента (табл. 4.3. - с. 46), участника ШОС и АТЭС. Авторы обоснованно утверждают, что Евроазиатский континент имеет шансы на дальнейшее повышение уровня интегрированное™. Уже сейчас Европа и Азия мировые лидеры по внутрирегиональной связанности: европейская половина континента потребляет внутри региона более 70% всего объема экспорта, а азиатская - более половины. Третью позицию здесь занимает Северная Америка - около 50%.



Чем же объясняется рыхлость и нестабильность региональных проектов в Азии при столь высокой связанности внутриазиатской торговли? Главным требованием успешности таких проектов является уровень экономического развития. Именно поэтому Североамериканскому континенту, при меньшей внутренней связанности, удалось создать интеграционную структуру, охватывающую всю территорию Северной Америки.

Обсуждение этого мнимого парадокса в данном разделе книги позволило бы более четко провести сравнение между двумя частями Евроазиатского континента: в Европе создана интеграционная среда (уровень развития + экономическая связанность); Азия, хотя в ней функционируют несколько субрегиональных интеграционных объединений, живет в режиме укрепляющегося интегрирования - открытого регионализма. Эксперты несомненно обратили бы внимание на этот интересный феномен, если бы не увлеклись разделением интеграционного движения на отдельные части - интеграцию "снизу" (торговля и инвестиции) и интеграцию "сверху" (соглашения и институты), - создающим впечатление, что отдельно существуют два самостоятельных, независящих друг от друга вида интеграции.

В исследовании, выполненном в рамках МВФ, утверждается, что в современном мире выбор между режимами мультилатерализма и регионализма (то есть между ВТО и региональными торговыми соглашениями) является политическим решением2, которое обычно принимается под мощным давлением внутренних и внешних лоббирующих сил.

Однако с помощью только политического решения невозможно создать жизнеспособное региональное соглашение без предварительного длительного периода фрагментарной, преимущественно неформальной деятельности множества субъектов, прежде всего ТНК, финансовых рынков, бирж и т.п.

До принятия подобного политического решения странами-участницами и заключения межгосударственного соглашения идет процесс интегрирования - подготовительного этапа к режиму интеграционного движения. Другими словами, подлинная интеграция начинается с момента соединения "верха " с "низом ". В поддержку данного подхода можно выдвинуть как судьбу многочисленных проектов интеграции постсоветского (евразийского) пространства, так и отсутствие динамизма или длительной стагнации подавляющего большинства проектов периферийных регионов.

Большой интерес представляет раздел "Проблемы и противоречия" (с. 68 - 76). Авторам удалось проследить всю сложность явлений, связанных с особенностями интеграционных движений на континенте: масштабная асимметрия экономического развития и взаимозависимости стран, наличие клубка несовпадающих интересов и конфликтных ситуаций, особенности интеграции стран с недемократическими режимами, формирование в Азии нескольких полюсов политической и экономической силы, нетипичность интеграционного процесса на постсоветском пространстве и др.

Представляется важным предположение "... евразийский формат интеграции может оказаться более предпочтительным по отношению к интеграции в определенных макрорегионах" (с. 69 - 70). Однако столь важный и принципиальный вывод требует большего обоснования, так как континентальной объединительной тенденции противостоят мощные глобальные и межрегиональные воздействия. Пока неясно, какое направление будет преобладать, особенно в связи с выступлением Президента США Барака Обамы 12 февраля 2013 г.: "И я сегодня объявляю - мы начнем переговоры о всеобъемлющем Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве с Европейским Союзом"3. Уже на следующий день - 13 февраля 2013 г. Председатель Европейской Комиссии Жозе Мануэль Баррозу огласил совместное заявление Евросоюза и США о создании зоны свободной торговли между Европой и Америкой, которая будет крупнейшей в мире. Применительно к нашей теме, это означает формирование на западной границе Евроазиатского материка мощнейшего торгового блока, по мнению некоторых аналитиков, способствующего скорее не столько росту мировой торговли, сколько ее перераспределению. Вместе с отказом европейцев от предложенного в 2010 г.

В. Путиным проекта "Большой Европы", судя по всему, См.: Albertin Giorgia. Regionalism or Multilateralism. A Polit Economy Choice. IMF Working Paper. 2008.

США и ЕС создают замкнутое экономическое пространство для сдерживания Китая, России и Японии (см.:

www. imperia.by/club4- 15452.html). К сожалению, к моменту издания книги авторы не могли располагать приведенными выше данными.

следует ожидать ослабления интенсивности воздействия данного направления на консолидацию экономического пространства Евроазиатского континента4.

Учитывая намерения создать подобную структуру на восточных границах, по-видимому не стоит рассчитывать на серьезный прогресс континентальной интеграции. Авторы правы, полагая, что в обозримой перспективе континентальная интеграционная деятельность будет сосредоточена в Азии на уровне макрорегионов и ниже.

К заслугам ученых следует отнести введение раздела "Субнациональные аспекты евразийской интеграции" (с. 77 - 89). Во многих работах, посвященных проблемам региональной интеграции, этим вопросам не уделяется должного внимания и, главное, не прослеживается их связь с другими интеграционными инициативами. Анализ ряда субнациональных проектов (Шелковый путь, форумы мэров крупных городов, "Большой Алтай", "Хоргос") показывает их существенную роль в консолидации субрегионального пространства.

Проект "Большой Алтай" охватывает приграничные регионы Китая, Казахстана, России и Монголии и "еврорегионы" в Восточной Европе. "Хоргос" - в отличие от многостороннего первого, является двусторонним проектом Китая и Казахстана по созданию специальной экономической зоны (с. 80). Авторы анализируют и другие субнациональные образования и называют главное препятствие для развития этого вида сотрудничества - недостаточную автономию регионов (с. 85).

Особый интерес вызывает часть III рецензируемого труда - "Инфраструктура евразийской интеграции" - по двум причинам: ее исключительная важность для успеха интеграции восточной части континента и насыщенность статистикой, что существенно подкрепляет выводы и рекомендации ученых.

Экономисты долгое время искали причины застоя и краха многих региональных интеграционных начинаний развивающихся стран. Высказывались самые различные версии. Чаще всего упоминались недостаточный уровень развития, политические факторы, безбрежная коррумпированность элит, отсутствие опыта управления и т.д.

Постепенно росло понимание, что одной из основных причиной является неполное использование возможностей региональной составляющей экономического роста5. Все больше исследователей мировой экономики приходят к выводу, что практически полное отсутствие современной инфраструктуры является главным препятствием дальнейшего развития интеграции в периферийных регионах. Развитые же страны уже обладают достаточной инфраструктурной сетью, хотя и испытывают потребность в ее дальнейшем совершенствовании и наращивании, поэтому региональные интеграционные объединения этой части мира могут успешно функционировать. Низкая связанность региона, отсутствие или острый дефицит транспортного сообщения, других коммуникаций, энергетических мощностей и проводящих сетей (hard infrastructure) в современных условиях являются, на мой взгляд, первым и главным тормозом прогресса интеграционных проектов в Азии. Именно поэтому ученые сосредоточили свое внимание на транспорте и энергетике, роли Центральной Азии в совершенствовании инфраструктуры на Евроазиатском континенте и необходимости международной координации континентальной инфраструктурной политики.

Следует признать удачным обращение к мировому опыту именно в контексте создания общих рынков производства и сбыта электроэнергии, развития транспортных и телекоммуникационных сетей. Авторы и здесь оговариваются о малой вероятности формирования единых континентальных структур. Подчеркиваются тяжелые последствия распада единой инфраструктуры Советского Союза для постсоветского пространства.

Справедливо отмечается, что "... геополитические амбиции и политически мотивированные проекты не создают надежной основы для интеграции" (с. 112).

В этой связи можно сделать замечание и самим авторам. Их гигантский проект евразийская континентальная интеграция - анализируется несколько односторонне:

глобализация, лежащая в основе интеграции, одновременно порождает фрагментарность.

Оба процесса происходят не только параллельно, но и в определенной степени взаимодействуют, что может существенно влиять на предложенные в книге сценарии.

Вторым ключевым элементом инфраструктуры являются soft infrastructure. Это институциональная сплоченность, межличностные связи, миграционные потоки, совместные социокультурные и образовательные программы, а также См.: там же.

См., например: Gezing John. Connectivity: A Key Factor in International Development (http://people.bu.edu/gezing/ documents.Conpeotivity.pdf).

региональная идентичность, исторический опыт совместного проживания и взаимодействия, степень однотипности хозяйств и методов их регулирования, региональная безопасность. Имеются данные, например, согласно которым устранение излишних различий в регулировании торговли между ЕС и США приведет к существенному росту торгового оборота.

Авторы неоднократно обращаются к указанным проблемам в разных частях исследования, но анализ их в третьем разделе позволил бы более убедительно обосновать ключевую роль состояния инфраструктуры в продвижении интеграционных проектов как в азиатской части континента, так и в других периферийных регионах.

Десятая глава ("Трансграничные проблемы экологии на континенте") обогащает содержание понятия "интеграция". В большинстве работ эта часть интеграционного процесса слабо обозначена или вообще отсутствует. В данной главе показаны многообразные формы сотрудничества и интеграции в области экологии, утверждается положение о необходимости применения совместных действий на международном, интеграционном, двустороннем и субнациональном уровнях.

Вопросы возникают по поводу второй главы раздела - "Теневая интеграция", в которой рассматривается торговля наркотиками, людьми и оружием, а также "общий рынок микробов". Эти процессы сосуществуют вместе с интеграцией, более того, в какой-то мере стимулируются ею, но считать их органической составляющей интеграционных движений, на мой взгляд, нельзя. Более обоснованно рассматривать их как нежелательные побочные явления. Борьба, которая ведется интеграционными объединениями с этими пороками, говорит в пользу подобного подхода.

Часть V - "Северная и Центральная Евразия и Евразийская интеграция" - привлечет, очевидно, самое пристальное внимание российского читателя. По важности и насыщенности проблемами она вполне могла бы претендовать на отдельную книгу.

Лаконичность изложения потребовала от авторов особой четкости формулировок в разделе "От постсоветской к евразийской интеграции". Похоже, что в целом они справились с этой нелегкой задачей. Ученые быстро переходят к формулировке своей концепции: "евразийская постсоветская интеграция обязательно должна быть дополнена евразийской (может быть, точнее - евроазиатской. - Л. З.) континентальной интеграцией, понимаемой как процесс развития открытого регионализма в Евразии" (с.

141).

Концепция связи евразийской (постсоветской) интеграции с континентальной плодотворна и не должна вызывать возражений. Но в предложенной формулировке остаются невысказанными два вопроса.

Первый. В каком статусе постсоветской регион будет участвовать в этой конструкции как часть континентального пространства в режиме открытого регионализма или же как самоорганизующийся международный регион в формате Таможенного союза и ЕЭП, а затем и Евразийского союза, сотрудничающих с другими интеграционными образованиями на огромном материке. Авторы склоняются к первому варианту, ссылаясь на недостаточность постсоветского пространства для создания жизнеспособной самоподдерживающейся структуры, расположенной между двумя полюсами экономической активности - на Западе и Востоке материка (с. 141 - 143). Речь идет не о каком-либо третьем пути экономического развития, а о необходимости огромного региона мобилизовать все ресурсы для ответа на мощные глобальные вызовы. С позиций глобалиста в этом нет никакой необходимости - ТНК и глобальные сети быстро пристроят регион в качестве сырьевого придатка мирового хозяйства; с позиций же регионалиста и рационалиста предпочтителен другой путь - повышение уровня развития региона и его международной конкурентоспособности и включение в общий интеграционный поток в качестве полноправного субъекта. В принципе, постсоветский регион обладает достаточными потенциальными ресурсами и рынком (около 300 млн. потребностей) для выбора такого варианта: дело за политической волей стран и активной роли государства лидера региона.

Второй - слияние постсоветской интеграции с континентальной on-line вряд ли существенно улучшит положение. Два полюса активности на границах материка действительно существуют, но вряд ли они будут уделять много внимания постсоветскому пространству (Северной и Центральной Евразии, согласно авторам).

Западный вектор устремлений Европы отмечен выше, подобная картина прослеживается на Востоке: внешний гравитационный эффект усиливается и в восточном направлении как из-за уже существующих структур (АТЭС), так и из-за готовящихся к формированию (АСЕАН+3 и различных проектов Тихоокеанской экономической структуры, подобной Евро-Атлантической). Сейчас трудно предсказать, какой вектор - континентальный или двунаправленный внешний - одержит верх, но, на мой взгляд, больше шансов у внешнего, так как опережающие темпы роста Азии в значительной мере связаны с внешними импульсами.

В сложившейся ситуации постсоветское пространство (Евразия - часто применяемый в российской научной литературе термин) не может ждать исхода этого гигантского соперничества. Если оно не сумеет организоваться в международный регион, успешно использующий свои внутренние ресурсы и выгодное центральное положение в качестве связующего звена между двумя зонами высокой экономической активности на материке, то странам региона придется в лучшем случае смириться со статусом периферийности, в худшем - бороться за сохранение своего существования.

Большой интерес представляет тринадцатая глава - "Центральная Азия как лаборатория Евразийской интеграции". Авторы сумели раскрыть уникальность ЦА не только как весьма специфического региона по географическому положению, схожего и разделенного по многим параметрам, объекта внимания главных глобальных и региональных игроков, но и как региона, отражающего все сложности евразийской и континентальной интеграции. Это, в сочетании с многополярностью ЦА, дало им основания рассматривать регион как своеобразную лабораторию большой евразийской интеграции. Будем ожидать от молодых ученых дальнейшей работы в данной области, потребность в которой весьма велика. Только следует помнить, что некоторые высказанные ими научные гипотезы нуждаются в углубленном анализе и требуют хотя бы частичных подтверждений практикой. После этого действительно можно будет утверждать: "Получится в Центральной Азии - скорее всего, получится и на всем континенте" (с. 164).

Можно согласиться с приведенной в Заключении мыслью: "...евразийская интеграция потенциально исключительно важна для всех стран континента, она имеет особое значение для России и Центральной Азии. Эти страны в особенности выигрывают от сочетания двух евразийских интеграции - "евразийской постсоветской" и "евразийской континентальной"" (с. 167). В то же время эта цитата возвращает нас к вопросу о названии рецензии - "интеграция и интегрирование". На суперконтиненте созданы десятки различных интеграционных объединений: "классические" ЕС, АСЕАН, ТС-З/ЕЭП, ЕврАзЭС и СНГ (после заключения соглашения о зоне свободной торговли), форумы АТЭС, ШОС, множество других много - и двусторонних структур. Если к первой группе применим термин "интеграция", то к остальным, включая суперконтинент, точнее следует говорить об "интегрировании" как процессе движения в направлении интеграции. Без такой градации понятие интеграции становится слишком расплывчатым - авторы это чувствуют, когда говорят о том, что не охватили все проблемы (роль исламского мира, ситуацию в Южной Азии).

Приведенные выше рассуждения и замечания отнюдь не являются свидетельствами о недостатках рецензируемой работы. Более того, в значительной мере они означают лишь попытку диалога с создателями оригинальной современной концепции континентальной интеграции.

Пожелаем авторам продолжить свои плодотворные исследования и убеждены, что прочитавшие книгу получат сильные импульсы для участия в дискуссии по одной из актуальнейших проблем XXI века.

Ключевые слова: континентальная интеграция, Евразия, Центральная Азия, региональная инфраструктура.

Л. ЗЕВИН (zzevin@pochta.ru)

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 ||
 



Похожие работы:

«1 Гаджиев К.С. Политология Учебник для высших учебных заведений. Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений Москва Логос, 2001 Рецензенты: Доктора политических наук В.Н.Дахин (Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации), Г.В.Каменская (Институт мировой экономики и международных отношений РАН) Гаджиев К.С. Политология: Учебник для высших учебных заведений. – М.: Логос, 2001.– 488 с....»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙУНИВЕРСИТЕТВЫСШАЯШКОЛА ЭКОНОМИКИ АполлонДавидсон,ИринаФилатова РОССИЯ ИЮЖНАЯАФРИКА тривекасвязей Издательскийдом Государственногоуниверситета—Высшейшколыэкономики Москва,2010 УДК94(6) ББК63.5 Р76 Рукописьподготовленаприподдержке НаучногофондаГосударственногоуниверситета Высшейшколыэкономики, индивидуальныйисследовательскийпроект №09010033 Рецензент: профессорА.С.Балезин ISBN9785759807209 ©ДавидсонА.Б.,ФилатоваИ.И., 2010 ©Оформление. Издательскийдом Государственного...»

«Аннотация Мэрия города является постоянно действующим исполнительнораспорядительным органом городского округа, возглавляемым мэром города на принципах единоначалия и наделенным в соответствии с Уставом города Череповца собственной компетенцией в решении вопросов местного значения городского округа, а также осуществляющим отдельные государственные полномочия, переданные органам городского самоуправления федеральными законами и законами Вологодской области. В 2013 году городское сообщество...»

«Е сли мы всерьез намерены сокращать бедность, то обязаны ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ДОКЛАД ВСЕМИРНОГО БАНКА О ПОЛИТИКЕ со всей серьезностью пробовать новое. Программы обусловленных денежных трансфертов доказали свою Обусловленные денежные трансферты эффективность в странах мира, и Нью-Йорк гордится тем, что он стал первым американским городом, где идет эксперимент по внедрению этой новаторской идеи. В этой книге дана оценка программ ОДТ по состоянию на сегодняшний день, основанная на исследованиях,...»

«Заглавие статьи К ИСТОКАМ ГУМАНИТАРНОЙ ЭКОНОМИКИ Автор(ы) В. Миловидов Мировая экономика и международные отношения, № 7, Июль Источник 2013, C. 3-11 ЭКОНОМИКА, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 42.4 Kbytes Количество слов 5389 Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/35998791 статьи К ИСТОКАМ ГУМАНИТАРНОЙ ЭКОНОМИКИ Автор: В. Миловидов Финансовый кризис 2007 - 2008 гг. не только потряс основы современной финансовой системы, но и...»

«КНИГА ВТОРАЯ Бийиктик Бишкек — 2007 1 Кульбюбю Бектурганова УДК 396 ББК 66. 74 Б 42 Выражаю глубокую благодарность любимым детям: Турату Касымбекову, доктору медицинских наук, директору Медицинского центра КГМА, Индире Кадыркановой, Национальному менеджеру Швейцарской программы Продвижение торговли в Кыргызской Республике, Эмилю и Чолпон Турсуновым, создателям телевизионного проекта Дочери земли нашей, Айдару и Жылдыз Амребаевым, преподавателям Международной школы Мирас Фонда образования...»

«Медико-экономическая эффективность ведения больных бронхиальной астмой на амбулаторном этапе с использованием клинического протокола. Бровченко В.И., Галкин Р.А., Осипов Ю.А., Федосеева Л.С Самарский Государственный Медицинский Университет Управление Здравоохранения Администрации г.Самары Муниципальное Медицинское Учреждение Городская поликлиника №15 Партнерство: Самара/Ставрополь – Айова Несмотря на очевидные достижения в пульмонологии за последние два десятилетия, бронхиальная астма (БА)...»

«Краткое вступление. День добрый, друзья! Некоторое время назад, пожалуй, около месяца я обратил внимание на популярность одного забавного поста на сайте, который повествовал о суперэкономичной системе питания. В посте разъяснялось, как прожить месяц (в смысле, питаться) всего на одну тысячу рублей. В тексте предполагалась возможность дополнительных денег, которые надо было тратить на овощи, фрукты, молочные продукты, но основа системы, так сказать, ее база, укладывалась именно в тысячу рублей....»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ПОДГОТОВКЕ ВРЕМЕННОГО ПЕРСОНАЛА К ОРГАНИЗАЦИИ ВСТРЕЧ АТЭС Оглавление 1. ВВЕДЕНИЕ Общая информация 1.1 2. Цели, приоритеты, основные принципы и направления деятельности АТЭС 3. Структура АТЭС Политический уровень управления 3.1 Рабочий и проектный уровень управления АТЭС 3.2 4. КОНВЕНЦИИ АТЭС АТЭС как объединение экономик 4.1 Язык, используемый на встречах 4.2 Председательство на заседаниях 4.3 Участие в деятельности АТЭС членов организации и прочих лиц 4.4...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОБЗОРЫ ЖИЛИЩНОГО СЕКТОРА РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Нью-Йорк и Женева, 2004 год ПРИМЕЧАНИЕ Условные обозначения документов Организации Объединенных Наций состоят из прописных букв и цифр. Такое обозначение указывает на соответствующий документ Организации Объединенных Наций. Употребляемые обозначения и изложение материала в настоящем издании не означают выражения со стороны Секретариата Организации Объединенных Наций какого бы то ни было мнения относительно...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.