WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«В мире социальной статистики существует движение, направленное на создание моделей, систем индикаторов качества населения и среды его проживания, как социальной, так и ...»

-- [ Страница 3 ] --

Вскоре пришлось вводить специальную модификацию дохода для учета его дифференциации. Известно, что в бедных странах дифференциация больше, чем в богатых, и ВВП для повышения благосостояния используется менее эффективно. Поэтому полезна одна из возможных модификаций, когда берется ВВП в реальном исчислении с учетом паритета покупательной способности, умноженный на величину разности (1—Дж), где Дж — коэффициент Джини для данного территориального объекта. Было введено также несколько других корректировок, связанных с гендерными особенностями различных территориальных групп населения.

Производные индикаторы Почти сразу вслед за публикацией методики и первых результатов расчета ИЧР для нескольких десятков стран последовали многочисленные его модификации, направленные по существу на осмысление различных аспектов человеческого развития. Все модификации представляли собой тот же индикатор для разнообразных социально-демографических и региональных групп — мужчин, женщин, старшего поколения, молодежи, городского и сельского населения, по группам доходов, для групп стран с разным уровнем развития. Начались построение и расчеты ИЧР для межрегиональных сравнений внутри одной страны.

Несомненно, межстрановые и межрегиональные сравнения с использованием ИЧР дали новые возможности для анализа положения населения, и особенно для определения сравнительного уровня лишений в отдельных социально-демографических группах и регионах. Несколько позднее именно индикация лишений станет основой анализа сравнительной бедности (а не богатства и экономических достижений)13.

Постепенно выработался и стал применяться стандартный прием, инструмент анализа — рейтингование и сравнение рейтингов, т. е. мест оцениваемых групп в рядах групп, упорядоченных по значению индикатора. Построенные таким способом ранговые (порядковые) шкалы, разумеется, не дают возможности сравнивать сами величины, но позволяют, при соблюдении некоторых разумных ограничений, делать определенные правдоподобные (осторожные) предположения о возможных причинах более низкого (или высокого) положения данной страны (группы населения, региона) относительно других стран (групп населения, регионов). Осторожность должна проявляться при небольших разницах в занимаемых местах (рейтингах), правдоподобие же выводов может быть подкреплено, например, устойчивостью рейтингов, получаемых на близких периодах времени, когда не происходило никаких заметных политических или социально-экономических изменений. Например, если ранг региона по производству ВВП на душу населения значительно выше ранга региона по ИЧР, можно предположить, что либо администрация региона неэффективно (относительно других регионов) использует производственные возможности своего региона для улучшения положения населения региона, либо результаты производства используются в значительной степени вне территории данного региона. Иногда в публикациях встречаются попытки использовать ИЧР для такой оценки положения региона, будто индекс измерен в интервальной шкале (например, утверждается, что уровень человеческого развития такой-то страны во столько-то раз превосходит уровень развития некоей другой страны, но такие утверждения заведомо неверны).

Понятно, что сферы применения индикаторов семейства ИЧР ограничены возможностями интерпретации результатов измерения в порядковых шкалах, стандартами и унифицированностью статистических показателей, лежащих в основе расчета ИЧР, стабильностью состава и структуры сравниваемых объектов (регионов или групп). Эти ограничения довольно жестки. Но есть еще один класс ограничений возможности использования любых подобных индикаторов, гораздо более серьезных по сравнению с приведенным.

По-видимому, без специального доказательства (хотя такое доказательство можно продемонстрировать) большинство согласятся с тем, что применение подобных индикаторов в анализе катастрофических, т. е. чрезвычайно резких, скачкообразных изменений в социально-экономической ситуации, методически не оправдано. То же самое можно сказать и о возможностях сравнения ИЧР в социально-экономических ситуациях, в которых находятся, например, крайЧеловеческое развитие и человеческие беды не бедные и очень богатые страны или страны с резко различающимися социально-политическими устройствами (правда, получить доказательство справедливости такого утверждения несколько сложнее). Конечно, вряд ли кто-нибудь сумеет сформулировать критерий, используя который можно было бы четко и легко указать границы применимости таких инструментов в сравнительном анализе. Но все же, по-видимому, не будет ошибочным утверждение о том, что подобные инструменты вполне применимы в периоды стабильного развития, когда состояние (плохое или хорошее) можно оценивать как устойчивое или когда гладкий переход от одного состояния к другому происходит без срывов и резких подъемов. И вновь повторим, что никаких критериев, позволяющих оценить степень «гладкости» изменений, мы предложить не можем и сомневаемся, что такие однозначные критерии вообще существуют*. Но те же предостережения, наверное, надо высказать и относительно правомерности применения таких инструментов к сравнению положения в резко различных регионах или группах населения по оцениваемым показателям. Надо твердо сказать, что в основе применения в сравнительном анализе подобных подходов лежит идеология равновесных состояний, стабильных «гладких» траекторий развития, линейных (или, по меньшей мере, монотонных) связей между характеристиками и, как следствие, между показателями. Например, в основе частного индекса дохода, включаемого в расчет ИЧР, лежит, как уже отмечалось, предположение о его убывающей полезности как функции благосостояния, а весовая функция для его дисконтирования получена в предположении существования некоего равновесного состояния с нулевым приростом благосостояния при приросте дохода. При этом в качестве индикатора благосостояния принимается ИЧР.



Отметим еще одну характеристику базового ИЧР, которую также стараются преодолеть с помощью введения дополнительных частных индексов. ИЧР представляет собой монотонно растущую функцию от нескольких частных индексов, прирост каждого из которых ведет к его увеличению. Эта функция — линейная по отношению к трем индексам с убывающей первой производной по отношению к доходу. Ясно, почему функция получает такой вид, — все характеристики, функцией которых является ИЧР, имеют позитивную интерпретацию. Чем больше их значение, тем лучше. Недаром и сам индикатор и все семейство подобных ему интерпретируются как показатели человеческого развития. Правда, в некоторых публикациях, в том числе и в публикациях ООН, иногда пишут, что ИЧР — индикатор депривации, т. е. индикатор лишений.

Конечно, его можно интерпретировать и так, если обращать внимание исключительно на низкие рейтинги стран, стоящих в списке последними, или если сам термин «благосостояние» воспринимать как понятие, всегда имеющее позитивную окраску. Но и статистика, и экономическая, а шире — социальная — литература (как научная, так и деловая), и популярная часто пишут о низком и высоком уровнях благосостояния, о его росте и падении, о бедности и нищете в ситуации низкого уровня благосостояния. Очень часто благосостояние и уроВ этих словах скрыто звучит предостережение в адрес тех, кто захотел бы применить подобные инструменты к анализу сравнительного положения России или межрегиональному анализу для России, например, в 1991 и 1998 гг., т. е. в периоды социальноэкономических взрывов и разрывов траекторий.

вень жизни вообще воспринимаются как синонимические выражения, характеристики одного и того же феномена.

Вопрос, конечно, может показаться странным, но он возникает: можно ли вообще говорить о благосостоянии тех, кто живет в нищете, или тех, кто считает себя нищим? Мы понимаем, что нужен термин, который вмещает в себя представление о всех значениях некоей переменной, характеризующей жизненную ситуацию, в которую попали одни индивиды (группы, семьи, домашние хозяйства), относительно ситуации, в которой оказались другие. Замечательно, если бы такая характеристика была количественной, универсальной, да еще измеряемой в абсолютной или — в крайнем случае — в линейной шкале.

До недавнего прошлого такой характеристикой были разнообразные производные от ВВП. Однако оказалось, что массовая удовлетворенность населения жизненной ситуацией не только не связана положительной корреляцией с ВВП, но в последние 10—15 лет, например в США и Канаде, эта корреляция имеет отрицательный знак и статистически достоверна. Именно поэтому во многих странах государственная статистика для характеристики благосостояния своей страны в сравнении с другими странами, а также в межрегиональных сравнениях стала опираться главным образом на расчеты ИЧР и некоторых других индикаторов, а оценка благосостояния через ВВП подвергается резкой критике14.

Исследователи во многих странах постоянно ощущают недостаточность индикаторов типа ИЧР для оценки благосостояния в межстрановом (межрегиональном) сравнительном анализе, а тем более в анализе развития во времени.

Это недовольство в равной степени относится к неспособности ИЧР улавливать видимые «на глазок» различия и к исключительно позитивной идеологии этого семейства, не обращающей внимания на отрицательные аспекты и стороны ситуаций, которые зачастую оказывают решающее негативное воздействие на удовлетворенность людей жизненной ситуацией, в которой они оказались.

Другие индикаторы оценки качества жизни К настоящему времени выработано большое количество разнообразных индикаторов оценки разных сторон жизни населения почти всех территориальных сообществ и даже домохозяйств. Среди них как оценки качества собственно населения (например, здоровья, грамотности, квалификации многих других качеств), так и условий существования (различных подсистем охраны здоровья, личной безопасности, состояния природной и социальной окружающей среды, экономической среды и пр.)15. Многочисленные индикаторы, обычно собирательно называемые (интегральными) индексами (индикаторами) качества жизни, можно свести к основным двум группам.

1. Оценки качества жизни населения в целом как функций (сверток) большого количества переменных (так называемых частных индексов, статистических показателей и пр.). Количество переменных может достигать нескольких десятков. Переменные обычно группируются в некоторые смысловые блоки.

Качество таких интегральных индикаторов чаще всего оценивается по точности восстановления значений тех переменных-аргументов, по которым они построены, с помощью некоторых, обычно линейных, функций с параметрами, полученными из статистики. Интегральные индикаторы используются либо непосредственно в сравнительном анализе так, будто они измерены, как Человеческое развитие и человеческие беды минимум, в интервальной шкале, либо для упорядочения объектов анализа с целью присвоить им рейтинги (места в списке).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |