WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«7 негативных трендов внешней среды для российского бизнеса в 2014–2019 гг. Как изменится внешняя среда и как бизнес на это отреагирует? Sapiens Consulting Publishing ...»

-- [ Страница 3 ] --

Это означает, что выходящее сейчас на рынок труда поколение, люди от 18 до 23 лет (после школы, профтехучилища или ВУЗа), родились как раз в период 1991–1996 годов, то в период чрезвычайно низкой рождаемости. Проще говоря, их очень мало. То есть убыль рабочей силы с рынка труда (смерть, выход на пенсию) происходит прежними темпами, а вот приток существенно замедлился. Это означает, что несмотря на стагнацию и прогнозируемый рост безработицы (по оценкам наших министров 5–6% в 2014 году) стоимость труда не снизится. Те юноши и девушки, которые обычно начинают карьеру с секретарей, менеджеров по продажам, мерчандайзеров, курьеров, учеников на заводах — они быстро почуют возросший спрос и отреагируют увеличением стоимости. А запросы их, как мы знаем, и так часто оказываются непомерно высоки.

Снова смотрим на цифры. В «Ведомостях» от 25.10.2013 есть ссылка на высказывание председателя московской городской избирательной комиссии Валентина Горбунова. По его словам, за рубежом проживают 17 миллионов россиян. За точность этой цифры, разумеется, не поручится никто, но всякий, кто часто бывает за границей, знает, что русских много везде — и в Европе, и в США, и в Азии. Большинство из них сохраняют российское гражданство, то есть с точки зрения сухой статистики они все еще с нами. И в то же самое время на рынке труда их нет. Ктото подрабатывает официантом в Праге, кто-то торгует акциями сидя в Лондоне, кто-то «зависает» на Гоа или Пхукете, сдав в аренду московскую «двушку». При этом понятно, что уезжают чаще всего самые активные, готовые к риску, социально мобильные. Вам как работодателю это должно быть небезразлично.

Но даже те, кто остался, уже не обладают такой мотивацией к каторжному труду, какой обладало поколение 90-х. Те слишком хорошо помнили голодные годы и готовы были жертвовать свое время и силы ради того, чтобы больше никогда не голодать. Их дети, напротив, выросли в сытости, и относятся к труду совершенно иначе, у них просто иные приоритеты. Это подтверждают опытные HR-директора, а научным путем это установила компания Cisco. Эта компания пару лет назад провела глобальное исследование рынка труда во множестве стран, включая нашу. Поскольку это компания из IT-сферы, их, в первую очередь, интересовало молодое поколение. Как оказалось, наиболее важными факторами при выборе работы для молодежи оказались не зарплаты и карьерные перспективы, а свободный график, возможность пользоваться во время работы социальными сетями и модные корпоративные гаджеты.

То, что молодые люди высоко ценят свое свободное время и не стремятся жертвовать своей юностью во имя карьеры, сказывается не только на производительности их труда. Разница в жизненных установках поколений приводит к эмоциональному, интеллектуальному и ценностному разрыву между руководством компаний (как правило, зрелыми людьми) и нижним управленческим уровнем. Системы мотивации, корпоративные ценности, социальные программы, насаждаемые «сверху», оставляют равнодушным молодой «офисный планктон».

Но это еще не все. В первой главе мы говорили о том, что нас ждет стагнация. Но нас ждет не просто стагнация — нас ждет стагфляция, торможение в экономике, сопровождающееся ростом цен. В ушедшем 2013 году рост ВВП не превысил 2%, а инфляция составила 6,5%. В году правительство пытается лимитировать рост тарифов (о росте тарифов — в отдельной главе), но это ненадолго. Достаточно скоро нервы у государства не выдержат и оно начнет повышать цены на все, что может, включая ЖКХ — бюджет чем-то наполнять нужно. А следствием этого повышения станет рост зарплатных ожиданий кандидатов, даже на фоне незначительного роста безработицы.

Долгие годы жизни в условиях инфляции в каком-то смысле развратили рынок труда — сотрудники привыкли, что их доходы индексируются ежегодно. Лишь в 2008–2009 работодатели могли себе позволить короткую передышку и не повышать оклады, но тогда на них работала информационная кризисная истерия. Работники пугались апокалиптических новостей и затягивали пояса, опасаясь увольнений. Уже в году кризис официально был признан побежденным, о чем гражданам страны сообщил «Первый канал», и они потребовали от работодателей сатисфакции.

Одним словом, несмотря на «экономическую зиму» и легкую безработицу, работодатели не смогут рассчитывать в тяжелые времена сэкономить на фонде оплаты труда. Зарплаты все равно будут расти, и предпринимателям не останется ничего другого, кроме как снижать затраты на труд, повышая его качество — вкладывать в самых активных и сильных, инвестировать в интеллект, а не в руки, автоматизировать и оптимизировать. Это путь трудный, но неизбежный.

Я живу в России довольно давно, и еще не припомню случая, чтобы в ней что-нибудь дешевело. С 2000 по 2012 год цены на электроэнергию в России выросли в 9 раз, на газ — в 8 раз, на ЖКХ — в 15 раз, связь — в 7,5 раза, грузоперевозки стали дороже в 7–8 раз.

Так же, уверен, будет и на сей раз, несмотря на кризис. Доходная часть российского бюджета в существенной своей части строится на таможенных платежах — как на платежах от ввоза импортного товара, так и на вывозных пошлинах за газ и нефть. И те, и другие в ближайшие пять лет упадут. Первые — от вступления страны в ВТО (об этом — в главе 5) и от общего охлаждения экономики, так как импортного товара в кризис всегда ввозится меньше. Вторые — потому что цены на энергоносители в мире если не снижаются то не растут, а вот потребление падает. Мир учится экономить. То есть даже если цены на газ не упадут, объем его экспорта неизбежно сократится.



Латать образовавшиеся дыры государство будет привычным способом — возьмет деньги у своих граждан и предприятий, в том числе через рост тарифов. В 2013 году тарифы на жилищно-коммунальные услуги росли, опережая инфляцию в 1,5 раза — 9,8% против 6,5%. Газоснабжение подорожало на 14,8%, электроснабжение — на 12,9%, отопление — на 10,9%, плата за горячее водоснабжение повысилась на 10,6%, за холодное — на 8%. На рубеже 2013–2014 годов правительство, правда, пытается если не остановить рост тарифов, то хотя бы его придержать.

Тарифы для населения будут, вроде бы, расти с коэффициентом 0,7 по отношению к плановой инфляции, для предприятий тарифы в 2014 году не изменятся вовсе. Но с 2015 года тарифы для бизнеса снова начнут расти, а с 2017 года и частники столкнутся с очень быстрым ростом стоимости газа и электроэнергии — на 20–30% ежегодно.

Проблема в том, что на фоне стагнации предприниматели уже не могут рассчитывать, что им удастся «вкрутить» повышение тарифов в стоимость своих товаров, сделать это не позволит падающий спрос и растущая конкуренция. Снизить потребление энергоносителей можно было бы при помощи модернизации производства, но откуда взять на нее деньги при снижении выручки и росте стоимости кредитов? Кроме того, любая серьезная модернизация — это не месяцы, а годы вдумчивого, кропотливого труда. У некоторых предприятий нет этого времени в запасе.

Очень, на мой взгляд, не вовремя была введена давно обещанная новая формула расчета налога на недвижимость. Теперь ее исчисляют исходя из рыночной, а не кадастровой, как ранее, стоимости объекта.

Уже в 2015 году рядовые граждане получат счета из налоговой за свои квартиры, в разы превышающие прошлогодние. Москвич, проживающий в двухкомнатной квартире и располагающий дачным участком в 6 соток будет тратить на налоги за эту собственность от 20 до 30 тысяч рублей ежегодно. Производственные компании пока освободили от подобного бремени, но вот офисная и торговая недвижимость будет облагаться новым налогом уже с 1 января 2014 года.

К серьезному переделу рынков может привести повышение цен на топливо. С 1 января 2014 года повышается акциз на бензин, что, по скромным прогнозам правительства, приведет к «небольшому» росту цен на топливо, на 6–10%. На практике это будет означать, что провоз товара фурой по маршруту Москва-Новосибирск подорожает со 140. до примерно 160.000. Так что если вы везете в своей фуре товара на миллион, логистическая составляющая в себестоимости этого товара в Новосибирске возрастет с 14% до 16%. Вполне возможно, что если солярка будет дорожать и дальше, в какой-то момент ваш товар станет в ряде регионов страны совершенно неконкурентоспособен.

Когда Россия вступала в ВТО, наш президент (или тогда уже премьер?) Медведев говорил, что переговорщики с нашей стороны добились исключения из соглашения пункта о том, что Россия не может регулировать тарифы на газ внутри страны (сейчас «Газпром» продает газ жителям и предприятиям России по более низким ценам, чем продает на экспорт, что, вообще говоря, не стыкуется с правилами ВТО). И, якобы, даже после вступления в ВТО газ для россиян останется дешевым. Но, во-первых, мы с вами вряд ли можем это проверить. Во-вторых, не факт, что со временем это правило не исчезнет. В-третьих, эксперты говорят, что руководители ВТО взамен на эту уступку потребовали демонополизировать газотранспортную систему, которая сейчас полностью принадлежит тому же «Газпрому». И будто бы после этой демонополизации «Газпром» будет вынужден закупать услуги транспортировки газа уже у сторонних лиц, что явно обойдется ему дороже. Ответом «Газпрома»

станет неизбежный рост тарифов и внутри страны.

Так или иначе, в ближайшие 5 лет бизнес столкнется с вызовом — подорожанием всех энергоносителей на фоне стагнации спроса. Сейчас государство декларирует намерение помочь бизнесу, сдерживая рост цен, но как только дыра в бюджете начнет принимать угрожающие размеры, политике сдерживания тарифов придет конец.

Россия 18 лет договаривалась с ВТО о вступлении в эту организацию, и, со свойственной ей везучестью, договорилась в самый неудачный для местного бизнеса момент.

Если очень упрощенно, членство в ВТО подразумевает снятие дискриминационных экономических барьеров для иностранных компаний, действующих на территории страны. Государство, вступившее в ВТО, должно обеспечить равные условия для ведения бизнеса как иностранным компаниям, так и отечественным.

К примеру, сейчас таможенная пошлина на ввоз ПВХ в Россию составляет 10%, а на изделия из ПВХ — 20%. Таким образом государство поддерживает отечественных производителей. Но с 1 сентября 2014 года и сырье (ПВХ), и изделия из него будут облагаться одинаковой таможенной пошлиной — 6,5%. По аналогичному принципу должны выровняться тарифы на энергоносители, налоги и так далее.

Государство обещало, что после вступления в ВТО розничные цены на товары для населения снизятся. В действительности этого не произошло, по крайней мере пока. К примеру, обнуление таможенной пошлины на свинину (с 15%) привело к резкому, до 30%, падению оптовых цен на нее и росту импорта. Розничные же цены на нее уменьшились в лучшем случае на 1%. Таким образом, население от вступления в ВТО не выиграло, а вот производители свинины, в первую очередь мелкие фермеры, весьма чувствительно пострадали, особенно с учетом того, что обнуление пошлин совпало с резким вздорожанием кормов.

Теоретически, вступление в ВТО и неизбежное усиление конкуренции должно было стимулировать российские предприятия к модернизации. Выведение из зоны искусственного комфорта должно было вынудить их бороться за качество и снижение издержек, что, в условиях чудовищно неэффективного российского производства — цель благая и правильная. Но запущен этот механизм был чрезвычайно не вовремя, в тот момент, когда российские производители едва начали приходить в себя от кризиса 2008-го, столкнулись со стагнацией 2013-го и ростом стоимости заемных средств.

Модернизация — это, в первую очередь, инвестиции. А инвестиции, в свою очередь, берутся либо из собственной прибыли, либо из заемных средств. И то, и другое в последнее время стало или недоступным, или слишком дорогим.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |