WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 49 |

«Сохань Ирина Владимировна ТОТАЛИТАРНЫЙ ПРОЕКТ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНСКОЙ ЭПОХИ 1920–1930-х годов) Издательство Томского университета 2011 УДК ...»

-- [ Страница 40 ] --

Трапеза, как это было отмечено, является одной из первых форм человеческой социальности, если не самой первой, и в своем аутентичном виде предполагает, что сотрапезники, в процессе трапезы сближающиеся друг с другом (становящиеся родственниками через огонь очага и сначала приготовленную на нем, а затем съеденную пищу ), дополняют к качествам своей индивидуальной телесности атрибут единого коллективного тела, позволяющий им в дальнейшем более успешно реализовывать какие-либо социальные задачи. Те, кто регулярно являются сотрапезниками, непременно приобретают некие качества общего телесного дискурса. Тоталитарная система поощряет одинединственный формат – это открытое общественное сотрапезничество, при котором индивиды открыты друг другу в том, что и как они потребляют, а также едины в количестве и качестве пищи, приготовленной анонимным автором (поваром) на некоем едином для всех и также анонимном очаге-огне. Очевидно, что формирующиеся на бессознательном уровне в результате такой трапезы связи означают новую систему родства, которая особенно важна для тоталитарного общества, потому что именно она обеспечивает ту форму социальности, что необходима для глобальных внешних задач, являющихся обычно приоритетными для такого рода общественной системы.

Массовое уплотняющее расселение людей в ситуации изменившейся нормативности структур быта, когда измеряющей единицей жилплощади для целой семьи становилась комната (и то в лучшем случае), образование, во многом стихийное, но санкционированное требованиями эпохи, общежитий и коммун – все это способствовало обобществлению трапезы. Забота о телесных потребностях, прежде всего еде, становится важнейшим делом государства, а частное пространство трапезы рассматривается буржуазным пережитком, отвлекающим человека, прежде всего женщину, от той общественно полезной работы, которую она могла бы делать.

Пища, приготовленная в столовых, должна была стать приоритетной с точки зрения полезности. Полезность становится новым критерием пролетарского вкуса по отношению к еде, в противовес Кириленко, С.А. Культурная унификация в сфере питания как отражение функционализации телесного опыта / С.А. Кириленко // Studia culturae. – СПб.: С.-Петерб.

философское общество, 2002. – Вып. 3. – С. 114.

чувственному удовольствию как критерию вкуса преодоленной буржуазной эпохи. Но удовольствие от еды, согласно психоаналитическому дискурсу, неразрывно связано с либидозной энергией, пробуждение которой в позитивном ключе происходит через удовольствие от контакта с миром как источником пищи. Контроль над либидо – вот по сути цель новой пищевой стратегии, рассматривающей функционирование либидо в его крайне сниженном состоянии, регрессирующим индивида на оральную стадию развития, характеризующуюся крайней зависимостью от подателя-источника пищи, а также неспособностью объективно воспринимать реальность как внешний объект, потому что дефицитарная пищевая зависимость мешает необходимой для этого объективации. Тоталитарной власти требуется особенно высокая по отношению к норме степень сублимации либидо, а пища, которая соответствует этой задаче, должна не приносить удовольствие, а быть такой же функциональной по отношению к телу, как тело конкретного индивида по отношению к коллективным задачам, которые стоят перед ним. Так осуще ствляется регрессия личности к оральной стадии ее развития, когда ли бидо не может пробудиться до ощущения индивидуального удовольствия от существования, а остается на зачаточном уровне. Д. Франкл, исследуя формирование базовой установки по отношению к миру и Другому на материале обстоятельств первых лет жизни индивида, делает определенные выводы касательно различных форм деструктивности, процветающих не только в личной истории человека, но и на арене мировых событий. Лишая человека приватного пространства его существования, государство осуществляет регрессию индивида на одну оральную стадию его развития, когда существо полностью зависимо от подателя пищи (здесь уместно сравнить государство с образом материнской груди, которая может служить источником пробуждения положительной энергии либидо через свою щедрость, либо взрастить дефицитарность и недостаточность на онтологическом уровне, отторгая страждущего пищи младенца). На оральной стадии человек максимально инфантилен и зависим, управляем посредством пищи. Тенденция регрессии проявила себя и в сфере половых отношений, когда декларировался тот уровень товарищества в отношениях между мужчиной и женщиной, который делал половое ненужным и являлся основой для нового быта в форме социалистического общежития. Такая минимизация чувства удовольствия символически ставит человека в зависимость от власти, а также минимизирует потенциал его личностного развития. В конечном счете это выливается в попытку изменить характер удовольствия – удовольствие не от вкуса, но от пищи, обеспечивающей должное функционирование телесности, удовольствие от хорошо работающего тела (эта же идея присуща аме риканской ментальности, породившей идею пищи как фаст-фуда, при том что идея коллектива там совсем другая).

Рис. 2. Раскладывание приготовленной пищи по порциям.

Идея общественного питания как питания, полностью, тотально и для всех заменившего собой частную кухню, потерпела крах, и уже к началу 1930-х гг. речь шла только о развитой системе столовых 367 для рабочих и прочего трудоспособного населения, что служило отражением принципа кто не работает – тот не ест, ставшего базовой дисциплинарной гастрономической практикой тоталитарной власти и основой особого способа социальной стратификации, вытекающего из возможности распределения благ тоталитарной властью: «Отличительная черта покровительства в СССР в сталинскую эпоху – то, что государство являлось монопольным распределителем в условиях дефицита всех товаров и услуг. Монополия государства означала, что главной функцией советской бюрократии стало распределение. Дефицит означал связь доступа к товарам и услугам с приоритетами и привилегиями368». Такая связь государства и индивида становилась их Впрочем, историк Е. Осокина отмечает относительную востребованность столовых в условиях карточного распределения продуктов, официально просуществовавшего с 1931 по 1935 г.



Фицпатрик, Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город / Ш. Фицпатрик. – М.: РОССПЭН, 2001. – С. 139.

интимнейшим взаимодействием, когда сама власть осуществляла гастрономическую заботу об индивиде369. Система пищевого распределения по своей сути была одинакова для всех своих участников – продовольственные пайки рабочего или писателя могли отличаться только по качественному составу, но они оставались пайками – регламентацией посредством кормления, а также установлением и поддержанием особой интимной связи между подателем пищи и кормимым370.

Распределение продуктов через карточки и продуктовые пайки предполагало заключенное в них оценивание степени нужности человека и его семьи стране, а также меру производимого им общественного блага371. Можно сказать, что непосредственным, самым зримым образом, на уровне первичного витального удовольствия оценивался вклад индивида в дело строительства новой жизни. Таким образом закладывалась и особая, интимная связь каждого конкретного человека и государства, как устанавливается связь между питомцем и хозяином, обеспечивающим витальные потребности питомца на свое усмотрение, но, безусловно, в соответствии с каким-то порядком. Помимо идеологической подоплеки, такой ситуации способствовал, несомненно, дефицит продуктов, которых не хватало катастрофически, и даже работающий человек как производитель общественного блага оказывался в ситуации, приближенной к голоданию. Между тем система распределения пищи приобретала все более жесткий и статусный характер: «Привилегии в продуктовом снабжении выражались в различных формах: особые пайки, особые элитные закрытые магазины, особые столовые на работе.

Начиная со второй половины 1920-х гг. высокопоставленные партийные и правительственные чиновники получали особые пайки»372. Если ориентироваться на данные, которые приводит Е.А. Осокина 373, в такой паек входил более менее стандартный набор продуктов, элементарно Его самостоятельная забота об удовольствии, по сути об индивидуальной телесности, была артикулирована в идеологическом дискурсе только как чувство вины, в силу которой человек в тоталитарном обществе всегда под подозрением.

Индивидуальная телесность рассматривается как телесность, формируемая посредством воровства, потому что все, что сделано для индивидуальности, отнято у власти – легитимным является только удовольствие от жертвы, приносимой во имя процветания государства, власти и общества.

Таким образом, податель пищи, в данном случае тоталитарная власть, занимал особое место в конституции коллективной телесности, где ни народ, ни тем более индивид не мыслились отдельно бытийствующими.

Здесь выделяются две приоритетные категории (первая приоритетнее второй) – номенклатура (правящая элита) и рабочие, участвующие в индустриальном производстве.

Фицпатрик, Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история Советской России в 30-е годы: город / Ш. Фицпатрик. – М.: РОССПЭН, 2001. – С. 118.

необходимых для нормального физического состояния, количество же продовольствия, отпущенного не занятому в структурах власти человеку, порой доходила до минимума.

Популярным лозунгом 30-х гг. стали слова Сталина: «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее». В 1935 г. после отмены хлебных карточек начала создаваться картина продовольственного изобилия, имевшая мало отношения к реальности, но тем не менее призванная донести до людей, что изобилие, в противовес реально существовавшему дефициту, уже достигнуто, хотя изобилие по-прежнему носило статусный характер. Одновременно стали выпускаться продукты, которые ранее маркировались как буржуазные, но теперь, ввиду успехов социалистического производства, они должны были стать частью культуры еды советского человека, к примеру, мороженое, сосиски: «Новая продукция часто рекламировалась в прессе, невзирая на общее сокращение газетных рекламных объявлений в конце 1920-х годов. Эти объявления были предназначены не столько для сбыта товаров – как правило, рекламируемой в них продукции не было в магазинах, – сколько для воспитания публики. Знания о потребительских товарах, так же как хороший вкус, входили в понятие культурно сти, которой требовали от советских граждан, особенно женщин, признанных экспертов в сфере потребления» 374.

В связи с новой оценкой удовольствия, а именно с категорией полезности, связана и идея рационального питания, цель которого – забота об объективированной телесности, прежде всего здоровой, при этом сама потребность человека в еде рассматривается как сугубо функциональная. Такая медикализация дискурса заботы о теле была призвана отсечь все индивидуальное как патологию, оставив нормой тело, идентичность которого связана с инкорпорированностью в единое тело социума. Поэтому новый стандарт удовольствия и предполагал два важных момента: отказ от частных форм трапезы, поощряющих индивидуальные практики заботы-о-себе, а значит, и нормативно патологичные формы индивидуального бытийствования в противовес общественному; и, высокий уровень сублимации, который может быть развернут как раз через реализацию стратегии перехода от принципа удовольствия к принципу полезности. Так, идеология, связанная с пропагандой нового образа культуры еды, не считаясь с реальным положением дел – с Осокина, Е.А. За фасадом «сталинского изобилия»: распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации, 1927–1941. – М.: РОССПЭН, 1997. – 271 с.

Фицпатрик, Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история советской России в 30-е годы: Город / Ш. Фицпатрик. – М.: РОССПЭН, 2001. – С.56.

элементарным дефицитом продуктов, широко декларировала принципы здорового питания, основанные на новом, медикализированном и объективированном видении телесности.



Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 49 |
 






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.