WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 49 |

«Сохань Ирина Владимировна ТОТАЛИТАРНЫЙ ПРОЕКТ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНСКОЙ ЭПОХИ 1920–1930-х годов) Издательство Томского университета 2011 УДК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Культура еды, как и другие формы культуры, обладает дисциплинарным характером, но в связи с тем, что она проявляет себя на всех уровнях функционирования культуры и особенно тесно связана с ее так называемыми низовыми формами, ужесточение ее дисциплинарного характера в специфической социокультурной ситуации делает ее важнейшей формой реализации власти и подавления жизненного мира человека. Являясь одной из базовых структур повседневности, гастрономическая культура в ситуации социальноисторической смены ее типов либо насильственной реконструкции в соответствии с идеологическим целеполаганием неизбежно претерпевает изменения, подчиняясь новым стандартам жизни. В этом отношении закономерно то, что, чем более индивидуализирована и менее репрессирована телесность, тем более сложные коды могут быть реализованы в культуре еды, и наоборот, чем более узок «разрешительный» стандарт по отношению к телесному пространству человека, тем более жесткие нормы содержит культура еды, иначе говоря, она полностью становится функцией насилия и сферой реализации власти.

В настоящее время происходит смена исторических типов повседневности: традиционная повседневность, базирующаяся на религиозно-мифологической картине мира, сменяется новой, в основе которой картина мира научно-технократическая. Формирование высокотехнологичной среды обитания не может не отразиться на гастрономической культуре, также претерпевающей серьезные изменения. Традиционная культура еды являлась способом сохранения национальной идентичности: на уровне не только воспроизведения национального типа телесности, но и поддержания определенных ментальных установок. В условиях глобализации и связанной с этим гомогенизации культурного пространства меняется и культура потребления пищи, прежде всего в качестве унифицированного формата питания, который в широком смысле можно обозначить как фаст-фуд. В качестве фаст-фуда еда является результатом развития индустрии питания, в ней утрачена культура трапезы в угоду культуре перекуса 18; телесность функционализирована вплоть до утраты ею личностной, национальной и других форм идентичности и соответствующего экзистенциального звучания; снижен семиотический статус пищи. Существенные изменения в культуре питания связаны также с крайней символизацией пищи 19, взятой на вооружение в дискурсе рекламы, которая устраняет собственное содержание В рамках гастрономической культуры в целом представленная как быстрая еда.

С одной стороны, как результат применения пищевых технологий к природному содержанию пища тяготеет к тому, чтобы быть неким простым материальным субстратом, а с другой – в дискурсе рекламы этот субстрат наполняется множеством символических значений, обеспечивающих распределение продуктов согласно статусным категориям потребителей.

продуктов в угоду конструирования их наиболее продаваемого символического значения.

Трансформации современных форм гастрономической культуры сущностно определяются и происходящими изменениями практик повседневной жизни. Причиной тому – глобализация, активная технизация жизни и все возрастающая опосредованность привычных практик заботы-о-себе техническими средствами, которые, вторгаясь в пространство самоотношения человека, активно влияют на конструирование его идентичности20. Собственно, сам процесс социальной и культурной эволюции всегда и сопровождался добавочным приращением телесности всевозможными видами техники, кодировавшими ее особый статус в окружающей реальности и усложняющей виды и формы ее коммуникаций с миром. Однако примерно в середине XX в. в связи с активным развитием пищевых технологий были запущены несколько другие процессы – природный состав телесности уже не просто шлифуется и конструируется внешними условиями 21, а видоизменяется изнутрии: если питание, по словам Э. Левинаса, есть проникновение иного в тождественное, то речь уже идет о том, что проникновение качественно иного, не коррелирующего с прежним, природного толка иным в тождественное человеческое постепенно модифицирует его антропологическую структуру 22. Какие же прогнозы можно делать относительно будущего человечества? Пока это только можно предполагать, но один вывод напрашивается: современный человек переживает не просто предикативные модификации модели питания и сформированного традиционной культурой пищевого режима, а его сущностные, на онтологическом уровне трансформации, которые представляются достаточно неконтролируемыми и, самое главное, еще мало исследованы в разных областях научного знания.

Традиционно осуществляемый человеком и обществом выбор пищи обусловлен культурной традицией, мировоззренческими Технический прогресс шел по пути освобождения человека от природной детерминированности, уверенно подменив ее детерминированностью технической. Если раньше питание человека зависело от природных циклов урожая-неурожая, то сейчас в большей степени – от пищевых технологий. Хотя, конечно, определенная зависимость от сюрпризов природы осталась, но пищевая промышленность ликвидировала проблему голода как возможное их последствие, предлагая пищу, практически освобожденную от своего исходного природного содержания.

То есть сложными телесными практиками и культурными атрибутами (здесь можно рассматривать все: от замысловатых украшений аборигена до силиконовых имплантов).

Таким образом, речь уже идет о практиках формирования субъективности на уровне телесной идентичности, которые или выводят человека в неантропологическое состояние, или меняют представление об антропологическом.



установками, актуальным на данный момент форматом социальной реальности. Этапы трансформации режимов питания отражают культурные сдвиги и несут в себе потенциал последующих закономерностей развития культуры и общества. Так, например, обработка пищи огнем стала антропосоциогенетической революцией, обеспечившей дальнейшую эволюцию человека и становление базовых культурных форм его трансцендирования.

Пища влияет на формирование идентичности человека – на ее телесные, национальные, коммуникативные, моральные характеристики.

Пища являлась и является предметом социального контроля и манипулирования, например в условиях тоталитарной организации социальной реальности. В современной культуре за счет предлагаемого человеку образа пищи (в рекламе, СМИ) обеспечивается определенная прогнозируемость его идентичности, ценностно-поведенческой ориентации.

В глобализирующемся мире проблема модификации гастрономических практик актуализирована и в аспекте сохранения национальной идентичности, которая осуществлялась в том числе и за счет востребованности традиционной кухни и традиционных форм питания на повседневном уровне23. Однако процессы индустриализации и вестернизации питания, лидирующая роль фаст-фуда (не как конкретной формы питания, а как формата питания, отражающего ценностную картину американского образа мира) – также неизбежны и очевидны.

Традиционные стратегии повседневности во многом нарушены и частично преодолены, а между тем они, безусловно, обладали охранительным значением для человека и поддерживали достаточную степень гармонии в реализации им своего предназначения, задавая и структурируя его место в мире. Пожалуй, самыми существенными факторами, повлиявшими на смену типов повседневности (такая смена очевидна, по мнению известного российского исследователя В.Д. Лелеко) или деформировавшими современную повседневность, являются следующие:

– научно-технический прогресс, окончательно задавший техногенный характер социальной и культурной реальности;

– изменившийся характер гендерных ролей (разрушено веками фиксировавшееся соотношение мужского и женского, обеспечивающее Следует подчеркнуть, что именно на уровне повседневного применения, так как на уровне высокой кухни, ресторанных и праздничных гастрономических практик национальная кухня приобретает характер ознакомления, сиюминутного прикосновения с возможностями формирования Другого в рамках его телесного опыта; но уж никак не становится способом простраивания собственной идентичности в рамках этнической принадлежности.

специфическую, во многом одностороннюю ценностную ориентацию культуры);

– преобладание практик потребления и манипуляции, которые выступают сейчас доминирующими в плане воспроизводства культуры;

– возросшая роль соблазна (искушения, обольщения) как базисной коммуникативной практики отношения к Другому.

Развитие высокотехнологичной среды обитания сильно меняет быт (автоматизируя его) и высвобождает огромное количество дополнительных ресурсов для человека. Последние могут тратиться разнообразно – и на творчество во всех его формах, и на пустое, и на праздничное времяпрепровождение. Некоторые исследователи связывают существование современного типа повседневности как исторически нового именно с переходом к массовому высшему и непрерывному образованию, которое «становится уделом не только правящей и духовной элиты, но и большей части рядовых граждан, что окончательно утверждает научную картину мира в качестве доминирующей в ментальных структурах повседневности»24. Таким образом, именно научная картина мира вместо традиционной мифологически-религиозной становится нарративной для нынешней повседневности, которая перестает быть «порогом» культуры. Но отсюда не следует, что к повседневности вернулось значение подлинности – как и прежде, она остается квазиреальностью по отношению к другим, более высшим и более релевантным назначению человеческого духа сферам реальности; или пространством, полным экзистенциально понижающих значений, которые как сохраняют человека, так и сдерживают его сущностную реализацию. В.Д.

Лелеко верно замечает, что присущий культуре в ее сегодняшнем состоянии процесс десакрализации влияет и на повседневность тем, что отменяет механизмы ее сакрального санкционирования (в традиционной культуре это обряд и ритуал), оставляя, конечно, рудименты в виде примет, магических практик легкого характера, поверхностно ритуализированного поведения.

Глобальные изменения в повседневности связаны также с активной массовизацией культуры. Бинарность культуры в виде элиты и массы существовала всегда, но никогда еще масса не обладала большей властью, чем сейчас, – властью подчинять своим вкусам стратегии культурного развития и утверждать доминанту потребления как главную в дискурсе существования. Идентичность массового человека связана именно с повседневностью, за рамки которой он не выходит, иначе перестанет Лелеко, В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре / В.Д.

Лелеко. – СПб.: С.-Петерб. гос. ун-т культуры и искусств, 2002. – С. 261.

быть таковым. Следовательно, массовизация, на первый взгляд, происходит как утверждение повседневного, но это только на первый взгляд, потому что одновременно ощущается и дефицит повседневного – прежде всего потому, что оно утеряло свою прежнюю аутентичность.

Пространство повседневности в традиционной культуре подчинено строгой дихотомии противоположностей: космоса и хаоса, доброго и злого, своего и чужого, потустороннего и посюстороннего, мужского и женского. Обеспечение должного взаимодействия и взаимовлияния этих противоположностей фундирует повседневные практики и жесткую регламентацию заполнения повседневного пространства даже в мелочах. Ж. Бодрийар в «Системе вещей» пишет об обстановке традиционного (в авторском контексте – буржуазного) дома, где часы символизировали механическое сердце дома и давали возможность телесного усвоения времени его обитателям, а мебель и прочие монофункциональностью и задавали определенный ритм жизни их владельцу. Конечно, здесь речь идет и о моральном диктате, ведь подобная обстановка обладает выраженным эффектом надзирания и репрессивно влияет на человека, его телесность, и в целом мировосприятие – традиционная культура не очень-то поощряет тех, кто выбивается за рамки единого строя существования25.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 49 |
 








 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.