WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 49 |

«Сохань Ирина Владимировна ТОТАЛИТАРНЫЙ ПРОЕКТ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНСКОЙ ЭПОХИ 1920–1930-х годов) Издательство Томского университета 2011 УДК ...»

-- [ Страница 28 ] --

Рассмотрим первую часть – приготовление тотема. Оно начинается с табуирования последнего, которое одновременно является и табуированием прямых каналов реализации бессознательного, связанных с пищей и сексом (именно дальнейшая непрямая реализация, приводящая к сублимации бессознательного, инициирует возникновение разнообразнейших форм культуры). Табу, налагаемое на тотем как онтологический источник жизни и определенного порядка существования, приводит к накоплению бессознательного, которое, взрываясь, заставляет убить и съесть тотем. Но до события поедания и, соответственно, короткого промежутка растабуирования проходит определенное время, и это время аккумуляции нравственного напряжения, сопряженного со страхом и усилиями по канализации накапливаемого бессознательного, для которого вынужденно создаются способы культурной реализации. Таким образом, приготовление тотема – это приготовление бессознательного через отчуждение его в материальный субстрат, который наделяется дополнительными значениями, связанными с тем, что человек устанавливает особые, уже надприродные формы коммуникации с окружающим его миром. Такое отчуждение бессознательного есть жертвование им ради поддержания культурного порядка, поэтому, в определенном смысле, любая еда есть жертва: не только природа жертвует тем, что кормит собой человека, но и человек жертвует хаосом и хищностью своего бессознательного ради установления, в первую очередь, нравственных отношений с окружающим миром.

При поедании тотема бессознательное как прошедшее культурную обработку и заключенное в материальном субстрате (а эволюция человека в аспекте восприятия мира шла от желудка к Стремясь избежать упрека в неаутентичном использовании понятий «гастрономическое» и «приготовление», поясним, что в отношении тотема говорить о его приготовлении представляется правильным и возможным, так как порядок отношения к тотему предполагает его поедание.

сознанию) возвращается к человеку, формируя его идентичность не только на телесном, но и на нравственном, собственно антропном уровне. Периодичность включения той или иной стороны оппозиции приготовление-поедание связано со временем, которое занимало накопление бессознательного, приводящее к взрыву и к кратковременному отключению сознания. Так, приготовление-поедание отражает диалектику сознаниябессознательного. Как феномен, характерный для человека в самом начале культурной эволюции, тотемизм исчерпал себя тогда, когда культурные формы, канализирующие бессознательное, перестали требовать грандиозных, связанных с колоссальной инерцией животного начала в человеке усилий и окончательно закрепились как антропный приоритет человека. Гастрономический же генезис осуществлялся по пути все большей культурно-цивилизационной обработки продуктов, именно в таком виде воспринимающихся как человеческая, специфицирующая человеческий статус еда; а также по пути разработки социальных кодов, связанных с форматом трапезы. Здесь очевидна прямая детерминированность социального статуса человека и сложности кода застольного этикета, которым он пользуется. Концептуализация гастрономической тематики в настоящее время инициирована, по всей вероятности, как раз тем, что гастрономический генезис достиг своего апогея и претерпевает деконструкцию.

С историко-эволюционной точки зрения невозможно расставить хронологические приоритеты и определить, что было раньше – гастрономическое событие приготовления тотема или обработка пищи огнем как первый акт по приготовлению культуры.

Вполне можно утверждать синхронизм этих событий, благо их феноменальное содержание гораздо более важно, нежели хронологический статус в истории. Однако приготовление тотема как первое гастрономическое событие повлекло за собой возможность приготовления бессознательного в кулинарном теле культуры – так было вскрыто то, как посредством определенных практик231 в отношении пищи у приготавливаемого не только Кулинарным телом культуры можно назвать всю совокупность природного сущего, которое посредством различнейших способов обработки стало человеческой пищей: когда Ш. Фурье придумал свою Гастрософию (в известном утопическом проекте «Страна Гармония»), он был озадачен именно заботой (формированием должного гастрономического порядка) о кулинарном теле культуры, формирование и сохранение которого представлялось ему приоритетной культурной задачей.

Практик, основанных на знании не только должного и подходящего для создания рецептуры сочетания различных веществ, но и на правилах коммуникации, Часть III. Гастрономический потенциал культуры изменяются вкусовые параметры, но и меняется некая метафизическая тональность, которая, будучи трудно концептуализированной, тем не менее коннотатируется в бытовой метафорике гастрономических суждений в замечаниях «пища, приготовленная с любовью»; «путь к сердцу мужчины лежит через его желудок»; «лучшая приправа к пище – сам повар» и т.д. Не говоря уже о собственно гастрономической метафорике, выражающей эротическое искушение: «так бы тебя и съел; ты такая(ой) вкусная(ый)» и т.д. Подобные высказывания, даже будучи чистой метафорой, отражают перманентное гастрономическое искушение каннибалистского порядка: то, что любимо, и так сильно любимо, должно стать частью телесной идентичности любящего. И в этом смысле это искушение канализируется гастрономической культурой, которая не только, к примеру, дает рецептуру приготовления национального космоса, но и предполагает особую этику коммуникации повара с приготавливаемой едой, ибо она есть его жертвенное тело.



На последнее стоит обратить особое внимание, так как повар, который готовит повседневную, внутреннюю пищу, – всегда женщина: «Поэтому вареную пищу чаще относят к кухне, которую можно было бы назвать “внутренней” – т.е. для семьи и ограниченного круга лиц… жарка мяса была исключительно мужской обязанностью, хотя женщины иногда им помогали.

Однако почти все продукты, как правило, отваривали. Стало быть, кухня все-таки – женское дело»232. И в таком случае именно женщина вкладывает в приготавливаемую еду свое бессознательное, выраженное как жертва и желание: и кормит собою свою семью, и, на уровне поддержания общего культурного порядка, репрезентирует кулинарное тело культуры.

Поэтому, с одной стороны, домашняя кухня всегда связывалась с женщиной и была ею обусловлена, а с другой – кухня праздничная, еда экстатирующего порядка (поскольку праздник символизирует единение празднующих на телесном уровне и вообще есть условие поддержания функционирования регулирующих отношение: пища и тот, кто ее приготавливает, ведь несомненной и основной «приправой» к пище является тот, кто ее приготовил. Для традиционной культуры это, как правило, в отношении повседневной еды – женщина. С такой точки зрения женское движение, стремящееся освободить женщину от кухонного рабства, как это было сформулировано в известном лозунге 1920-х гг., желало освободить ее от принудительного жертвенного кормления собой.

Леви-Строс, К. Мифологики: происхождение застольных обычаев / К. ЛевиСтрос. – М.: ИД «Флюид», 2007. – C. 367–368.

коллективной телесности), связывалась с мужским участием в гастрономическом порядке бытия. Таким образом, жертва женщины – ее ежедневное рутинное вкладывание себя в кулинарное тело культуры, периодически прерывается мужской жертвой – приготовлением праздничной еды, потребление которой характеризуется со-жертвованием, так как все участники праздничной трапезы жертвуют собой, своим здоровьем и рациональным порядком бытия ради установления связи с трансцендентным. Если сравнивать, именно в этом смысле, праздничную трапезу с повседневной трапезой, то их гендерный порядок выражается в разнице жертвы: мужская праздничная трапеза со-жертвует празднующим, женщина же жертвует собой ради идентичности всей семьи.

Этот гастрономический порядок зафиксирован и в прочном культурном паттерне связи женщины с домашним очагом, с повседневной пищей и основным местом ее приготовления – кухней. Именно женщина как хозяйка очага и автор каждодневной внутренней, тождественно домашней, пищи как выражала свое желание в приготовленной еде, так и символически кормила семью, жертвуя собой233. Гастрономический код повседневной пищи представлен в бинарной оппозиции желание-жертва, которая репрезентирует женские практики существования.

Поскольку традиционная культура выражена более всего через этническое многообразие, объединенное инвариантными повседневными практиками существования, то и кулинарное тело традиционной культуры представлено как национальная кухня, формирующая этническую идентичность человека на телесном уровне. Национальная пища – прежде всего пища повседневная, связанная с каждодневным поддержанием и подтверждением телесной идентичности человека, живущего в данном национальном космосе. Праздничная же пища, наоборот, может быть необычной и необязательно приготавливаемой из традиционных национальных продуктов 234, поэтому также женщина инициирует и участвует в кулинарной истории культуры Что немаловажно: настаивая на анонимизации того, кто пищу готовит, авторы утопий не всегда стремились закрепить эту функцию за абсолютно безличной силой, сделав ее чистой функцией государства. Например, Т. Мор отмечает, что обязанности варки и приготовления пищи лежат только на женщинах, предлагая, впрочем, организовать их строгую очередность в приготовлении общественных обедов.

Как праздник нарушает привычный ход вещей, так и праздничная пища нарушает сформированную и поддерживаемую привычными повседневными практиками идентичность.

Часть III. Гастрономический потенциал культуры в целом и национальной культуры в особенности – символически она приготавливает землю-мать-кормилицу (и в действительности – то, что рождает для кормления человека земля), преобразуя ее в кулинарное тело культуры. Она выступает посредником между природой и культурой, преобразуя природную данность с помощью присущих данной культуре гастрономических практик. Одновременно именно женщина приготавливает свое бессознательное и вкладывает в приготавливаемое свое желание – само по себе желание, еще не отформатированное культурой, есть наиболее непосредственное выражение бессознательного. В принципе, можно утверждать, что желание имеет женскую природу, ведь в рамках традиционного бинарного кодирования женское соотносится с хаосом, бессознательным, тьмой, скрытыми практиками существования, телом; в то время как мужское – с космосом, сознанием, разумом, надповседневными практиками жизни. Уже исходя из такого архетипического противопоставления мужского и женского становится очевидным подчеркнутое ранее обстоятельство, что кухня является женским делом, женской практикой репрезентации себя, так как позволяет женщине канализировать бессознательное более мягкими формами, основанными на телесных коммуникациях, а также репрезентировать свое желание, адресуя его мужчине: быть музой, инициатором культурного творчества тоже является архетипической ролью женщины, которая, кстати, никогда и не отрицалась традиционной культурой.

В то же время застольный этикет традиционного общества, как правило, тщательно маркирующий статус каждого участника трапезы: «Субординация мест застолья – устойчивый, “архетипический” топос застолья, встречающийся во многих культурах и сохранившийся до нашего времени»235, неизменно отводил женщине вторичную роль. Более того, часто, будучи автором приготовленного, в самом застолье женщина вообще не могла участвовать. В Древней Руси пространство пиршественной трапезы, где места за столом иерархически фиксировались особенно жестко, имело четкое гендерное деление – гости пировали с хозяином, гостьи – с хозяйкой. Если говорить о повседневной трапезе, то женщине отводилось место на так называемом нижнем конце стола, а следующим, самым низшим в иерархии считалось место около печи. В.Д. Лелеко отмечает, что в Лелеко, В.Д. Пространство повседневности в европейской культуре / В.Д. Лелеко / С.-Петерб. гос. ун-т культуры и искусств. – СПб., 2002. – С. 221.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 49 |
 








 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.