WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 49 |

«Сохань Ирина Владимировна ТОТАЛИТАРНЫЙ ПРОЕКТ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНСКОЙ ЭПОХИ 1920–1930-х годов) Издательство Томского университета 2011 УДК ...»

-- [ Страница 26 ] --

От бинарных кодов пищи, соотношение внутри которых носит характер оппозиции, можно прийти к следующей категории – копченого, которая замыкает собой триаду (третья категория, снимающая противоречие вареного-жареного), лежащую в основе кулинарного треугольника К. Леви-Строса. От жареного копченое отличает наличие промежуточной между продуктом и огнем субстанции воздуха (в случае с жареным воздуха почти нет). Для копчения также необходим предмет культуры (коптильня), однако в отличие от сосуда для варения, который является сохраняемым предметом домашней утвари, коптильня находится за пределами внутреннего пространства дома, а порой может уничтожаться после использования: «В мифах и обрядах это выражается следующим образом: если полученный людьми результат прочен, средство его достижения недолговременно»208. Пища же копченая как раз является едой долгого хранения, поэтому наиболее близка к тому, чтобы считаться приготовленной. Таким образом, выявленная связь между копченым как наиболее приготовленным и его способностью долго храниться (а значит, в некоторой степени законсервировать бытие) носит архаический характер, и, возможно, успех пищевой индустрии и производимых ею продуктов, чей срок хранения, «жизненный цикл» не зависят от времени, и связан с некоторой архетипической предрасположенностью воспринимать такую пищу позитивно. Еда, в отношении которой человек свободен от детерминированности природой, и должна являться максимально культурной, согласно глубинной архаике бессознательного.

Леви-Строс, К. Мифологики: происхождение застольных обычаев / К. ЛевиСтрос. – М.: ИД «Флюид», 2007. – С. 372.

Итак, расследованные коды пищи теперь могут быть сведены воедино для установления большей наглядности их структурной связи друг с другом:

пища сырая (природная) пища приготовленная (обработанная чужая (нечеловеческая) своя (человеческая) Очевидно, что два порядка бытия: один – предданный (природный), второй – потенциальный и формирующийся (культурный), изначально находящиеся в оппозиции к друг другу, приходя в состояние взаимодействия, в кулинарном отношении формируют некий единый порядок существования, который и является экзальтацией культурного преобразования природного.

Обратимся к трапезе. Еда в ее окультуренной форме непременно предполагает трапезу, как со-разделение еды и признание сотрапезника – собственно, культура еды определяется не столько содержанием съеденного, сколько именно форматом трапезы, включающим в себя как простые, так и сложные этикетные формулы. В примитивных культурах приглашение к трапезе воспринималось верификацией в рамках свое-чужое: тот, кто становился сотрапезником, переходил из категории чужака в категорию своего. Например, с предложением еды чужаку, входящему в дом, были связаны представления о неком этическом законодательстве у славян-язычников: если чужак принимал еду, соглашался на сотрапезничество, то тем самым соглашался и на то, что не причинит вреда хозяевам, а если причинял, то тяжесть его поступка увеличивалась многократно, потому что он успел стать сотрапезником, а значит, больше, чем кровным родственником.

Поэтому предпочтение, которое первобытный человек начал отдавать приготовленной пище, связано еще и с тем, что пища сырая не несет в себе объединяющей, социализирующей функции – полноценная трапеза с заключением перемирия возможна только вокруг очага с пищей приготовленной, с этим и связано начало объединения людей по совершенно новому, собственно культурному признаку. К. Леви-Строс отмечает, что для Часть III. Гастрономический потенциал культуры примитивного человека выбор между сырым и приготовленным – это выбор не просто между менее съедобным и более съедобным, или менее вкусным и более вкусным, а выбор между природным и человеческим; приготовленное на огне может стать объединяющим центром трапезы, а значит, содержит потенциальный опыт мирного со-существования на основе негласно заключенного в процессе сотрапезничества соглашения о ненападении – на том основании, что все собравшиеся здесь теперь родственники (одна из вариаций – родственники съеденной пищи, но, что важнее, родственники как предпочитающие человеческую (кодированную как человеческая в данном культурном космосе), а не животную еду). Такой объединяющий потенциал трапезы нисколько не девальвировался и актуален и сейчас, ведь все социальные формы трапезы несут в себе мощный смысл объединения и канализации агрессии за счет приобретения совместного телесного опыта.

Культура питания фаст-фуд имеет существенный минус – она игнорирует трапезу как главное пространство реализации идеи сотрапезничества, когда за счет единой, совместно вкушаемой, культурно кодированной пищи преодолеваются все прочие различия. К. Леви-Строс отмечает, что для архаического человека всякая сырая еда уже есть snack food – еда для перекуса, и не потому, что она так плоха, а потому что она не создает собственно человеческого пространства вкушения пищи – совместного прежде всего. То же самое относится и к фаст-фуду – это культура перекуса (и антикультура трапезы), усиливающая одиночество, а следовательно, не дающая реализовать присущую совместной трапезе с Другим стратегию удовольствия. С распространением фаст-фуда по всему миру связана и активная экспансия ценностей американской культуры, одна из которых – это функционализация телесности, подчинения ее идее успеха и победы в конкурентной борьбе. Принцип смешения национальностей, лежащий у истоков формирования американской культуры, обернулся усилением автономности и одиночества каждого конкретного индивида, что изменило, но не искоренило агрессию по отношению к Другому.



Так, трапеза представляет собой уникальный опыт телесного узнавания Другого, опыт, уходящий корнями в далекое прошлое человечества, когда именно совместная трапеза вокруг огня позволила человеку маркировать специфически культурное пространство его существования, основанное на новой форме родства – пища в формате трапезы приобретает этическое измерение209.

Хлеб и вино – особые продукты в истории европейской гастрономической культуры, а может быть, и в гастрономической истории человечества вообще. Они символизируют амбивалентную природу человека: хлеб и вино являются онтологически первичными, удовлетворяющими голод и жажду. Хлеб – продукт физического воплощения человека211, а вино отвечает духовной жажде человеческого существа в ее низменном варианте 212. Так, символически образуя пару, вместе эти продукты соответствуют становлению целостности человека, его душевно-духовнотелесному единству. Г.Д. Гачев соотносит хлеб с мужским началом, следовательно, с сознанием, солнцем (солнце взращивает в земле зерно), а вино – с женским началом, следовательно, с бессознательным, телесным: «Хлеб и вино обнаруживаются как первосущности бытия: как мужское и женское...» 213. Одновременно христианская символика хлеба и вина обозначает вино как кровь, т.е. душу, а хлеб как плоть, причащение которыми через таинство евхаристии есть причащение Иисусу Христу, становление Божеством.

В западной культуре сформировалось особое отношение к хлебу. Пшеницу, рис и кукурузу Ф. Бродель называет растениями цивилизации, которые «очень глубоко организовывали материальную, а порой и психическую жизнь людей, так что Связанное еще и с ответственностью человека за потребление мира как пищи.

Костяев, А.И. Вкусовые метафоры и образы в культуре / А.И. Костяев. — М.: Изд-во ЛКИ, 2007. — С. 38.

В мифологии есть сюжет о том, как Бог сотворил человека: он испек его из глины (как варианта земли). Здесь наблюдается онтологическая близость плоти и хлеба: человек тоже выпекает хлеб из пшеницы, которая является носительницей плодородных энергий земли, и потребляет для поддержания своей телесной идентичности.

Эти слова принадлежат К.Г. Юнгу и наиболее аутентично выражают специфику отношений человека и вина, которые длятся, возможно, уже 7000 лет.

Гачев, Г.Д. Космо-Психо-Логос: Национальные образы мира / Г.Д. Гачев. – М.: Академический проект, 2007. – С. 62.

Часть III. Гастрономический потенциал культуры создавались почти необратимые структуры»214. Как известно, земледелие, появившееся в результате неолитической революции 7–6 тысячелетий до н.э. породило вторую, по отношению к первой традиции питания, принадлежащей скотоводчеству и основанной на мясоедении. С тех пор и можно говорить о различных психологических и душевно-телесных характеристиках, которые принято соотносить с приверженцем той или иной традиции, например: «Больше отваги встречаешь у людей, которые досыта едят мяса, нежели у тех, кто довольствуется более легкой пищей»215.

Пшеница – это прежде всего Запад, пишет Ф. Бродель, хотя история этого злака уходит корнями и в Китай и в Индию, но в значимый продукт – хлеб, исполненный важнейшими смыслами, пшеница превратилась все-таки на Западе216. Сразу стоит оговориться, что при упоминании о хлебе имеется в виду именно хлеб из пшеницы, а не его возможные заменители из других зерновых культур. К примеру, рис или маис, будучи пищевой основой некоторых культур, тем не менее не являются ни реальным, ни символическим аналогом хлеба.

В Евангелии, говоря о хлебе, Иисус уже вкладывает в него смысл базового продукта, с употреблением которого связано физическое бытие человека, и в этом отношении закономерны как просьба верующего о хлебе насущном, так и возражение, что не хлебом единым жив человек – в ответ на искушение сатаны, которое отвергает Иисус Христос217.

Интересным представляется мнение Д. Даймона 218, который связывает появление гендерного неравенства с развитием земледелия, объясняя это тем, что женщины в агрокультурных сообществах были вынуждены рожать гораздо большее количество Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, 15–18 вв.

Т. 1: Структуры повседневности: возможное и невозможное / Пер. с фр. Л.Е.

Куббеля; Вступ. ст. Ю.Н. Афанасьева / Ф. Бродель. – М.: Весь мир, 2007. – С. 83.

Что интересно, хлеб из пшеницы мог быть разного качества, и только лучший, сделанный без примеси других зерновых, называли «главным хлебом». И действительно, хлеб из белой пшеничной муки, что вызывает ужас современного диетолога, да и всякого поборника здорового питания, еще столетие назад представлялся несомненно лакомой и статусной пищей, доступной лишь не бедному человеку.

«И сказал Ему диавол: если ты Сын Божий, то вели этому камню сделаться хлебом. Иисус сказал ему в ответ: написано, что не хлебом единым будет жить человека, но словом Божиим». Евангелие от Луки, 4:3.4.

Д. Даймонд, американский антрополог, биолог и историк, в своих исследованиях убедительно называет агрокультуру едва ли не главной ошибкой человеческого прогресса.

детей, нежели женщины в сообществах охотников-собирателей.

И действительно, сам посев пшеницы с последующим сбором урожая символично воспринимался в сознании славян-язычников как оплодотворение человеком-мужчиной женского начала – земли, с последующим рождением результата такого союза – зерна, а значит, и хлеба. Так, можно утверждать, что агрокультура и хлеб как ее символ – залог гендерной ассиметрии, на которой базировалась и сейчас базируется западная культура.

Так, хлеб символизирует плоть, материю, однако не саму по себе, а в некотором смысле возделанную плоть и материю, преобразованную, ведь хлеб появляется в результате обработки земли, воздействия на нее трудом. Последующее выпекание молотого зерна, чтобы появился хлеб в привычном нам понимании, знаменует ту обработку пищи огнем, которая и встраивает ее в ряд пищи приготовленной, знаменующей уже культурное состояние человека. Особенное значение хлеб всегда имел для русской культуры и русского способа питания. Хлеба на Руси ели много, и значение ему придавалось как базовому продукту: по сути хлеб и еда – понятия тождественные. Быть с едой значит быть прежде всего с хлебом, и наоборот, если есть на столе хлеб – так это уже и еда.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 49 |
 








 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.