WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 98 |

«В.Е. Еремеев СИМВОЛЫ И ЧИСЛА КНИГИ ПЕРЕМЕН М., 2002 Электронная версия публикуется с исправлениями и добавлениями Оглавление Введение Часть 1 1.1. “Книга перемен” и ее ...»

-- [ Страница 20 ] --

Заключительная фаза начинается с убывания Луны на две трети, что символизирует триграмма Гэнь с двумя иньскими чертами. Янская черта этой триграммы на протяжении всей фазы как бы продолжает убывать, и Гэнь превращается в Кунь. Весь шестеричный цикл смены фаз Луны может быть представлен как пространственный порядок Фуси (см. рис. 1.2.14), из которого изъяты триграммы Ли и Кань и который рисуется как три округлых полосы, подразделяемые на светлые и темные сегменты, что соответствует янским и иньским принципам (см. рис. 1.5.5).

Измерение времени Единицей календаря являются сутки. Поэтому проблемы составления календарей и определения времени суток в принципе относятся к разным наукам. Однако для древнего человека календарное и суточное время были связаны с видимым движением небесных объектов, и поэтому их изучение находилось в ведении астрономии.

Как показывают археологические материалы, при династии Шан-Инь использовались достаточно грубые подразделения суточного времени: мин — “рассвет”, дань — “восход солнца”, чжао — “утро”, чжун жи — “полдень”, чжэ — “время после полудня”, хунь — “вечер”, си — “ночь” (см.: Крюков, Хуан Шу-ин 1978: 69). Более точные единицы времени древнекитайской хронологии связаны с делением суток на 12 частей — ши, соответствующих в европейской номенклатуре двум часам и обозначаемых знаками из набора “земных ветвей” (ди чжи). В этой системе в качестве исходного берется знак под номером один (цзы), который обозначает время от 23-х часов до 1-го часа, являющееся серединой ночи и по пространственной символике связанное с севером (рис. 1.5.6).

Когда было введено такое деление — точно установить невозможно. Как говорилось выше, двенадцать “земных ветвей” составляют часть комплекса циклических знаков, использовавшихся в эпоху Шан-Инь для обозначения дней. Такой вывод был сделан учеными при анализе кратких мантических надписей, подобных следующим: бин инь бу; гуй хай юй (см.:

Крюков, Хуан Шу-ин 1978: 16). Буквально они переводятся так: гадание во время, обозначенное третьим знаком из десятичного и третьим знаком из двенадцатеричного цикла;

дождь во время, обозначенное десятым знаком из десятеричного и двенадцатым знаком из двенадцатеричного цикла. Возможно, помимо обозначения дня в шестидесятеричном цикле такая запись времени могла обозначать сутки декады и время суток (исключением могут быть надписи с описанием действий, которые не могут совершаться в указанное время, например, гадание ночью). С другой стороны, можно предположить, что деление суток на двенадцать частей существовало уже при династии Западное Чжоу, поскольку интенсивное развитие астрономии, наблюдавшееся в эту эпоху, не могло обходиться без достаточно точной градации суточного времени.

Известно, что не позднее VII в. до н.э. в Китае для измерения дневного времени использовались солнечные часы. Первоначально они представляли собой вертикально установленный шест высотой около 1,5 м с подставкой, на которой были нанесены деления.

Более сложная конструкция солнечных часов применялась в эпоху Чжаньго. По описанию П.А.

Старцева, эти часы содержали вместо горизонтальной подставки каменный диск, устанавливаемый в плоскости, параллельной плоскости экватора. В центре диска, перпендикулярно пронизывая его насквозь, помещался бронзовый стержень. С обеих сторон диска были нанесены деления и знаки, обозначающие дневные часы. В момент прохождения Солнца через меридиан, на котором находилось место установки часов, тень от стержня точно падала в северном направлении и указывала полдень. В период года от дня весеннего равноденствия до дня осеннего равноденствия наблюдения за временем производились по верхней части диска, а в другое полугодие — по нижней (Старцев 1961: 43—44).

В эпоху Цин китайцы изготавливали портативные переносные солнечные часы. В таких часах вместо стержня могла использоваться натянутая нить, а сами они дополнялись компасом для точной пространственной ориентации (см.: Ronan 1978: 90—91).

В начале эпохи Чуньцю появилась клепсидра — водяные часы, называемые по-китайски лоуху (букв. “протекающие сосуды”). Использование таких часов, являющихся более точными, чем солнечные, позволило выделить в сутках 96 равных периодов кэ, которые делились на хуби, соответствующих европейской минуте (таким образом, в каждом ши содержалось 8 кэ и 120 хуби). Помимо точности преимущество клепсидры по сравнению с солнечными часами заключалось в том, что с ее помощью можно было измерять время круглосуточно и вне зависимости от погоды.

За всю историю существования китайской клепсидры ее конструкция в принципе не изменялась и варьировалась только в несущественных деталях. Как правило, водяные часы состояли из трех—четырех бронзовых бачков, поставленных друг над другом. Все бачки, кроме нижнего, имели на стенке около дна отверстие, через которое вода стекала в нижестоящий бачок. На нижнем бачке помещалась линейка с делениями, обозначающими часы суток.

В 725 г. буддийский монах, астроном и математик И Син изготовил прибор, являющийся прообразом всех механических часов. Он представлял собой бронзовый небесный глобус, который приводился в действие водяными часами и делал полный оборот в течение суток.

Посредством системы зубчатых передач движение от глобуса периодически передавалось на две деревянные фигурки, одна из которых через каждые четверть часа автоматически ударяла по барабану, а другая — каждый час производила удар в колокол (см.: Temple 1987: 105—106).

Подобные, но более совершенные часовые устройства, сочетающие в себе водяной привод и механическую систему передачи, изготавливались также астрономами Чжан Сысюанем в г., Су Суном в 1088 г., Ван Фу в 1124 г. и Го Шоу-цзином в 1276 г. При этом ставились задачи увеличить точность измерения времени. Следующим шагом были часы, которые изобрел в 1360 г. механик Чжань Си-юань. Данное устройство приводилось в действие песком, равномерно сыплющимся на колесо с чашечками. Это колесо через посредство зубчатой системы передачи было связано со стрелкой, указывающей время на циферблате, который подразделялся на 12 ши и на более мелкие деления (см.: Старцев 1961: 122).



Этапы развития древнекитайской медицины Как повествуют древнекитайские легенды, создателем медицины (и) является мифический правитель Шэнь Нун (2736—2699), который разослал своих подданных во все концы земли для сбора образцов растений с целью определения их целебных свойств. На основании полученных сведений была создана первая фармакопея.

По археологическим данным, письменная история древнекитайской медицины может быть прослежена, начиная с династии Шан-Инь. На панцирях черепах и лопаточных костях крупного рогатого скота археологи обнаружили много надписей, которые можно отнести к медицинским.

Среди них встречаются знаки, обозначающие целительство с помощью иглоукалывания и прижигания моксой.

Лечение заостренными камнями и прижиганием было широко распространено в древности в Азии и Америке, и поэтому применение данного метода в Китае не представляет ничего необычного, если не считать той его изощренности и теоретичности, которую он приобретает со временем. Первоначально использовались костяные и каменные иглы, затем появляются бронзовые, а в эпоху “Сражающихся царств” и железные. Как зарегистрировано в ханьских текстах, в то время имелось девять видов металлических игл, применявшихся в различных случаях и для различных целей. Иглы имели длину приблизительно от 4-х до 22-х см.

Естественно, как и в любом архаическом обществе, у древних китайцев издавна существовали представления, что различные болезни и недомогания можно вылечить естественными средствами типа массажа, прогревания и определенных снадобий. Но, как отмечает немецкий историк медицины П.У. Уншульд, медицинская тематика эпохи Шан-Инь была связана преимущественно с так называемым “родовым” целительством (см.: Unschuld 1982: 139).

Мир, в котором обитали иньцы, представлялся им крайне враждебным. Считалось, что благосостояние первобытного коллектива и отдельных его членов зависит от сонма первопредков и различных природных духов, во главе которых стоял Шан-ди — “Верховный предок”. Эти существа виделись иньцам как звероподобные монстры, отличающиеся крайне свирепым нравом и переменчивостью в поступках. Чтобы они не насылали на людей свои зловредные силы, их следовало время от времени задабривать посредством обильных жертвоприношений, среди которых видное место занимали принесения в жертву людей и животных. При этом было крайне важно предсказание грядущих бедствий, которое осуществлялось с помощью специальных мантических приемов. Таким образом, медицина эпохи Шан-Инь была в основном в ведении чиновников, выполнявших функции жрецов и предсказателей.

В эпоху Западного Чжоу принцип зависимости людей от первопредков наполнился положительным этическим смыслом. Предки обрели “человеческое лицо” и выступали в качестве высших устроителей мировой гармонии после Неба, которое заменило у чжоусцев Шан-ди. Считалось, что недостойное поведение правителя или его подчиненных могло вызвать гнев Неба и недовольство первопредков, вследствие чего можно было ожидать неурожая, засухи, поражения в сражениях и других подобных бедствий, включая и болезни.

Поэтому лечение тех или иных недугов предполагало восстановление дружественного отношения Неба и первопредков к живущим людям, что достигалось посредством молитв, осуществления ритуальных подношений и соблюдения благонравных правил поведения.

В период Восточного Чжоу, который сопровождался сильнейшими социально-экономическими переменами, появилась медицина, характеризующаяся новым пониманием этиологии болезней, профилактических и лечебных методов. С разрушением западночжоуского морального порядка поблекла идея о гармонических отношениях человека и окружающего мира. Стали развиваться представления о злых демонах, постоянно стремящихся напасть на человека. Считалось, что нападения злых демонов могли быть отражены дружественными человеку духами, привлечение которых осуществлялось колдунами и шаманами с помощью разного рода заклинаний, талисманов и амулетов, что вместе составляет средства так называемой “демонической” медицины (см.: Unschuld 1982: 139—140). Такого рода медицина используется в Китае и в настоящее время, главным образом, среди низших слоев населения.

Некоторые отголоски “демонической” медицины сохраняются в традиционной классической китайской медицине на уровне ее теории, в которой, например, полагается, что болезнь является результатом вторжения инородных агентов. Но если в “демонической” медицине этими инородными агентами являются злые демоны, то в классической медицине речь идет о неких формах внешней пневмы-ци, не соответствующих гармоническому состоянию организма. Это могут быть разного рода “чрезмерности” погодного толка, таинственные носители тех или иных инфекционных болезней и пр. Здоровье при этом должно рассматриваться как успешная постоянная защита целостного организма или отдельных его частей, например, поверхности кожи, от разного рода вторжений.

В Восточном Чжоу в результате систематизации знаний о различных медикаментах оформляется в качестве особого медицинского направления фармакологическая медицина.

Чжоуская фармакология использовала эмпирически составленные рецепты, включавшие медикаменты растительного, животного и минерального происхождения. В VI в. до н.э. были известны пластыри с лечебными снадобьями, водные и спиртовые отвары различных лекарств.

В эпоху “Сражающихся царств” появляется еще одно медицинское направление, которое в дальнейшем стало определять специфику традиционной китайской медицины. Этому направлению был свойствен “натуралистический” подход в объяснении причин болезней.

Такой подход определялся мировоззренческими установками эпохи, в которой природа стала мыслиться как самодостаточное начало, а категории рода и духов-демонов отошли на задний план (см.: Unschuld 1982: 140—141).



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 98 |
 

Похожие работы:

«ПЯТЬ НЕРЕШЕННЫХ ПРОБЛЕМ НАУКИ Рисунки Сидни Харриса Уиггинс А., Уинн Ч. THE FIVE BIGGEST UNSOLVED PROBLEMS IN SCIENCE ARTHUR W. WIGGINS CHARLES M. WYNN With Cartoon Commentary by Sidney Harris John Wiley & Sons, Inc. Книга рассказывает о крупнейших проблемах астрономии, физики, химии, биологии и геологии, над которыми сейчас работают ученые. Авторы рассматривают открытия, приведшие к этим проблемам, знакомят с работой по их решению, обсуждают новые теории, в том числе теории струн, хаоса,...»

«Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи Москва Радио и связь 2003 УДК 621.396 Горячкин О.В. Методы слепой обработки сигналов и их приложения в системах радиотехники и связи. – М.: Радио и связь, 2003. – 230с.: ил. ISB 5-256-01712-8. Книга посвящена новому направлению цифровой обработки сигналов, известному как слепая обработка сигналов. Методы и алгоритмы слепой обработки сигналов находят свои приложения в системах связи, задачах цифровой обработки речи,...»

«4. В поэме Медный всадник А. С. Пушкин так описывает наводнение XXXV Турнир имени М. В. Ломоносова 30 сентября 2012 года 1824 года, характерное для Санкт-Петербурга: Конкурс по астрономии и наукам о Земле Из предложенных 7 заданий рекомендуется выбрать самые интересные Нева вздувалась и ревела, (1–2 задания для 8 класса и младше, 2–3 для 9–11 классов). Перечень Котлом клокоча и клубясь, вопросов в каждом задании можно использовать как план единого ответа, И вдруг, как зверь остервенясь, а можно...»

«АГРОСПРОМ 2010 руководитель проекта: с.В. Шабаев Технический директор: И.Н. Елисеев Коммерческий директор: Д.В. гончаров Технический редактор: И.с. Шабаев Дизайн обложки и верстка: Е.А. сашина Корректура: о.П. Пуля Отдел реализации: Тел.: (495) 730-48-30, 730-47-30 Факс: (495) 730-48-28, 730-48-29 E-mail: agrosprom@mail.ru agrosprom@list.ru Фролов А.Н. Производство мяса бройлеров. Практическое руководство. – М.: АгросПроМ, 2010. – 128 с: ил. В рационе современного человека одним из важнейших...»

«Сохань Ирина Владимировна ТОТАЛИТАРНЫЙ ПРОЕКТ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНСКОЙ ЭПОХИ 1920–1930-х годов) Издательство Томского университета 2011 УДК 343.157 ББК 67 С68 Рецензенты: Коробейникова Л.А., д. филос. н., профессор ИИК ТГУ Мамедова Н.М., д. филос. н., профессор каф. философии Моск. Гос.Торгово-экономического ун-та Савчук В.В., д. филос. н., профессор ФсФ СПбГУ Сохань И.В. Тоталитарный проект гастрономической культуры (на С68 примере Сталинской эпохи 1920–1930-х годов). –...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.