WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 22 |

«4. В поэме Медный всадник А. С. Пушкин так описывает наводнение XXXV Турнир имени М. В. Ломоносова 30 сентября 2012 года 1824 года, характерное для Санкт-Петербурга: ...»

-- [ Страница 11 ] --

То, что происходит с водой в фонтане — это преображение. В первом стихотворении струя «из тьмы» взлетает и падает в чашу, а там как будто сливается с ней: «золотится радужной игрою», отражая золото стенок чаши, а «звучные капли» эхом отдаются в её «таинственном пении». Это превращение передается противопоставлением: «из тьмы» — «золотится», — а после — сопоставлением слов: золотая чаша — золотятся капли, «звучных капль толпа» — «чаша таинственно поет».

Во втором метаморфоза опять передается противопоставлением, почти оксюморонными сочетаниями: «влажный дым» «пламенеет», ниспадая с высоты, которой он едва достиг. Вода постоянно («О водомет неистощимый!») движется в противоположные стороны одновременно. Даже «неистощимость» — явление, в природе, казалось бы, невозможное — как вечная жизнь.

Оба автора отождествляют себя с водой, проходящей это превращение. Но здесь и начинаются различия.

Из тьмы скорби крик возносится к небесам и возвращается оттуда радугой капель, и звенит, ударяясь о стенки чаши. Это преображение — счастье. «Мне петь велит любви лишь сладкий яд», — читаем мы; любовь сравнивается с тем художником, который сумел преобразить подземный источник в «шумящий водомёт». Точно так же она превращает крик в «радужную игру» — в песнь, её же прославляющую. «В счастии»

же — то есть когда ничто не трогает сердца поэта — уста его молчат, как молчал бы источник, текущий под землей.

Второй поэт говорит нам о «смертной мысли»: из сердца она несется вверх, но оттуда ее свергает «длань незримо-роковая». Преображение ведет к смерти: то, что поднималось лучом, падает пылью. Анастасия Львова, 10 класс, школа № 57, г. Москва Если в первом стихотворении звон капель при падении сравнивается с голосом поэта, с его стихами, то есть с чем-то светлым, чем-то важным, венчающим, с каким-то результатом, то во втором падение воды — символ усилия, которое ничем не увенчалось, символ мысли, наткнувшейся на преграду и отступившей.

В первом стихотворении струя сравнивается с криком, с сильным болезненным чувством, которое под рукой опытного художника обращается в струю фонтана, в «шумящий водомет», то есть дикое, первобытное чувство, приходящее из «глубины земли», из самых глубин сердца, под рукой опытного художника — то ли Творца, дающего поэту талант, то ли самого поэта, употребляющего своё мастерство слова, — превращается в фонтан, в волшебную песню. Тут, как и во втором стихотворении, есть мотив борьбы сил природы и человеческого разума, но разрешается он в пользу последнего, разум если не подчиняет себе чувства, то придает им форму, извлекает из них что-то новое.

Во втором стихотворении борьба человеческой мысли и сил природы гораздо более очевидна, это — центральная тема, и разрешается она иначе. Струя воды тут сравнивается с мыслью человеческой, с жаждой познания. Однако происхождение этой жажды неясно Если первое стихотворение разрешается, поток воды «касается неба», то во втором он к небу только рвется, но не может достичь — мир непознаваем. Анна Дикова.

И, наконец, несколько слов об устойчивой форме.

Первое стихотворение — это сонет. Оно состоит из двух катренов и двух терцетов, как и положено сонету. Рифмовка также специфическая: в катренах — опоясывающая внутри, но, кроме того, они рифмуются и между собой, в этих восьми строках вообще использованы только два созвучия — на -ою и на -ёт.

Если катрены самостоятельны и как бы замкнуты, не связаны жестко по смыслу, представляют собой законченные предложения, то разбивка на терцеты выглядит странно.

По смыслу и рифмовке это как бы не два терцета, а еще один катрен и две строчки — сонетный замок. Таким образом, формально, по строению, это — итальянский сонет, а по смыслу и рифмовке он распадается на формы, свойственные шекспировскому сонету.

Кроме того, это сонет и по композиции, по тому, как развивается мысль: первые два катрена — пейзаж, описание, третий — собственные переживания, последние две строки — замок, как бы подытоживающий всё сказанное раньше. Анна Дикова.

Задание 4.

Главного героя – опытного лётчика Сашу Круга, узнавшего о том, что вся его семья на Украине была убита немцами, одолевает жажда мести и желание встретиться с врагом:

«мне крови надо! Чтоб лицом к лицу! В глаза его посмотреть, а потом уж бить и видеть, как он корчится, подыхая».

И вот он добивается невозможного: не зацепив вражеского самолёта, заставляет немецкого лётчика истратить весь запас патронов и топлива и «пустым» сесть на Советский аэродром. Кажется, герой добился своего и вот уже бежит с пистолетом за вылезшим из кабины самолёта беззащитным немцем.

Но Саша не станет убивать немца. Очевидно, что «…между двумя этими парнями вполне возможна дружба, несмотря на то что их стороны воюют». (Дарья Ракова, 6 класс, школа № 16, Саров).

Дальнейшие события в этом рассказе «могут развиваться так: Саша понял, что немец на самом деле просто мальчишка, которого заставили воевать. Немец тем временем опомнился и собрался было уже бежать, но напоследок взглянул на лицо своего врага.

Оно уже не было злым, на нём не было выражения ярости. Улыба, озарившая немца, дала ему понять, что русский не собирается его убивать. Так они стояли там, пока их не обнаружили. Их обнаружили русские и хотели убить немца, но Саша объяснил им свои мысли и все вдруг поняли его. Они хотели верить в лучшее и их надежды оправдались»

(Дарья Поспелова, 7 класс, школа № 33, г. Череповец).

Справедливо и предположение о том, что «Саша не убьёт немца, а возьмёт его с собой и будет ухаживать за ним» (Алёна Гаврилина, 9 класс, гимназия № 2, г. Саров), « главный герой поможет немецкому летчику, т.к. он даже не испытывает к нему чувства вражды, неприязни. И немец благодарен ему за то, что он, несмотря на столь суровое время, проявил свои человеческие качества, увидел во враге прежде всего не противника, а человека» (Алина Ватанабэ, 10 класс, гимназия № 2, г. Саров).



Действительно, до тех пор, пока верховное командование не прибыло на авиационную базу и не отправило немца в лагерь для военнопленных, Саша заботился о немце. Да и Сашины товарищи тоже принимали участие в судьбе Вальтера.

Хотя название рассказа у многих вызвало ассоциацию с произведением Ф.М.

Достоевского «Белые ночи», здесь нет ничего общего.

Явно же чувствуется влияние на рассказ Э.Севелы романа Л.Н. Толстого «Война и мир». Ассоциируются с приведённым отрывком сразу несколько эпизодов: «Л.Н. Толстой в романе «Война и мир» описывает сразу несколько встреч. Это встреча после Аустерлица раненого князя Андрея и Наполеона Бонапарта, встреча Пьера в Москве с французскими солдатами и встреча Пети Ростова с французом на поле боя» (Ирина Исаева, 10 класс, школа №464, г. Москва).

Но первое, что приходит на ум, - история, когда Николай Ростов гнался за французским офицером, а догнав, «сам не зная зачем, поднял саблю и ударил ею по французу», и «в то же мгновение, как он сделал это, все оживление Ростова вдруг исчезло». Ростов вгляделся в лицо врага, которого только что победил: тот, «испуганно щурясь, как будто ожидая всякую секунду нового удара, сморщившись, с выражением ужаса взглянул снизу вверх на Ростова. Лицо его, бледное и забрызганное грязью, белокурое, молодое, с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами, было самое не для поля сражения, не вражеское лицо, а самое простое комнатное лицо».

Как Ростов, который, увидав «отвозимых пленных, … поскакал за ними, чтобы посмотреть своего француза с дырочкой на подбородке», так и Саша Круг, который вгляделся в юное, беззлобное лицо немца, со своими товарищами интересовался судьбой немца и регулярно навещал его в лагере. Конечно, же, «немецкий лётчик будет благодарен русскому солдату за его сострадание к окружающим людям», что «может подтвердить цитата: “Немец ухватился за эту улыбку, как утопающий за спасательный круг…”»

(Мария Погосян, 11 класс, школа № 19, г. Армавир). А известие о гибели Саши оказалось для него равносильным потере смысла существования в лагере. Конечно, можно было заранее предвидеть несчастливый конец: «Наверняка Саша и немец встретятся. У них зародится крепкая дружба, но обе стороны войны узнают об этом и захотят их разъединить. … Но смысл будет в их дружбе». (Анна Мухина, 9 класс, школа №5, г. Апатиты). И действительно, вся суть окажется в человеческих отношениях.

Второй эпизод, который можно связать с романом Толстого, — из четвёртого тома, когда «полк, где служил Петя Ростов, взял в плен мальчика-француза. Он Петя проявил к нему сострадание, отдал свой сюртук, поесть отнёс, пока никто не видел» (Анастасия Мариненко, 11 класс, школа №19, г. Армавир). Петя Ростов интересуется судьбой пленного французского барабанщика, просит у Денисова разрешения позвать его в избу, дать поесть.

В том же четвертом томе пленённый Пьер Безухов лицом к лицу встречается с маршалом Даву: «Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими двумя людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту одну минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья».

В третьем томе можно заметить эпизод с участием Пьера Безухова, когда он, не понимая, что происходит, дерётся с французским солдатом («Я ли взят в плен или он взят в плен мною? - думал каждый из них») и только пролетевшее над головами сцепившихся француза и Пьера ядро заставляет их разбежаться в разные стороны: «…француз побежал назад на батарею, а Пьер под гору, спотыкаясь на убитых и раненых, которые, казалось ему, ловят его за ноги».

Я считаю, что автор вслед за Толстым будет продвигать идею непринятия, неестественности, бессмысленности и бесчеловечности войны, которую великий русский классик донёс нам в «Войне и мире» и в «севастопольских рассказах» (Екатерина Тряпицына, 11 класс, гимназия № 1, г. Армавир).

Возникли у участников конкурса ассоциации и с другими произведениями, и прежде всего с «Капитанской дочкой» А.С. Пушкина. «Ну, зачем Пугачеву было сохранять жизнь Петру Гриневу? Ведь Петруша открыто говорил Пугачеву, что будет всегда верен императрице. Это могло оскорбить Пугачева. Но в то же время его поразила эта безграничная верность своему государю, смелость, готовность умереть, но не переходить на чужую сторону. Видя все эти качества, Пугачев начинает испытывать к Гриневу уважение и, может, даже своеобразное чувство отцовской любви. Он благословляет Петра на брак и помогает влюбленным уехать» (Алина Ватанабэ).

Вспомнили и роман Виталия Закруткина «Матерь человеческая»: «Главная героиня Мария зашла в дом и решила спуститься в погреб. Страх за себя и за её будущего ребёнка (Мария была беременна) охватил её, и она быстро схватила вилы. Немец был ранен, ему было около пятнадцати лет. Мария занесла вилы над головой немца. Вдруг он произнёс:

«Мама». От этого слова всё внутри Марии перевернулось, и она с яростью отбросила вилы в сторону и заплакала…» (Дарья Бахарева, 7 класс, гимназия №1, г. Армавир).

В повести Кондратьева «Сашка» «главный герой, его тоже зовут Сашка, оказывается на передовой. И во время ожесточенного боя захватывает в плен немца, пытавшегося его убить. Злость первых минут сменяется благородными чувствами, в душе у Сашки уже нет ни ненависти, ни обиды. Командование главного героя решает пустить немца «в расход», т.е. убить. Сашка же проникается сочувствием к пленному и уговаривает оставить немца в живых» (Ирина Исаева, 10 класс, школа №464, г. Москва).



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 22 |
 

Похожие работы:

«ПЯТЬ НЕРЕШЕННЫХ ПРОБЛЕМ НАУКИ Рисунки Сидни Харриса Уиггинс А., Уинн Ч. THE FIVE BIGGEST UNSOLVED PROBLEMS IN SCIENCE ARTHUR W. WIGGINS CHARLES M. WYNN With Cartoon Commentary by Sidney Harris John Wiley & Sons, Inc. Книга рассказывает о крупнейших проблемах астрономии, физики, химии, биологии и геологии, над которыми сейчас работают ученые. Авторы рассматривают открытия, приведшие к этим проблемам, знакомят с работой по их решению, обсуждают новые теории, в том числе теории струн, хаоса,...»

«Сохань Ирина Владимировна ТОТАЛИТАРНЫЙ ПРОЕКТ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ СТАЛИНСКОЙ ЭПОХИ 1920–1930-х годов) Издательство Томского университета 2011 УДК 343.157 ББК 67 С68 Рецензенты: Коробейникова Л.А., д. филос. н., профессор ИИК ТГУ Мамедова Н.М., д. филос. н., профессор каф. философии Моск. Гос.Торгово-экономического ун-та Савчук В.В., д. филос. н., профессор ФсФ СПбГУ Сохань И.В. Тоталитарный проект гастрономической культуры (на С68 примере Сталинской эпохи 1920–1930-х годов). –...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.